Среда, 29 мая
  • Погода
  • +14
  • USD3,1667
  • RUB (100)3,5811
  • EUR3,4443

ТерехинО или ТерехинА? Рассказываем о крутом пилоте, который одним тараном сбил три немецких самолета — в честь него в Могилеве названа улица

Продолжаем по просьбам читателей рассказывать о людях, чьими именами названы могилевские улицы. Многие бывали на улице, названной именем Николая Терехина, но не все знают — этот летчик совершил в воздушном бою настоящее чудо, примеров которому мало в истории военной авиации. Увы, но не все могилевчане даже отдают себе ясный отчет в том, что это именно улица, названная в честь выдающегося пилота: периодически приходится слышать или читать, как ее называют странным псевдотопонимом «Терехино», как будто какой-то микрорайон.

ТерехинО или ТерехинА? Рассказываем о крутом пилоте, который одним тараном сбил три немецких самолета — в честь него в Могилеве названа улица

Николай Терехин родился в 1916 году в Поволжье, в селе Чардым. Биография его была типична для молодежи 20-30-х годов. По окончанию базовой 7-летней школы в 1932 году Николай поступает в Саратовский автодорожно-строительный техникум. То время в СССР, как и во всем мире, было эпохой бурного развития техники. Про «пламенный мотор», который вместо сердца, могли бы спеть молодые люди, рвущиеся к большим высотам и скоростям — и во Франции, и в Германии, и в Америке. Но если в названных странах массовое образование уже было нормой, то отличие ситуации в Советском Союзе заключалось в том, что здесь миллионы парней и девушек смогли впервые вырваться из деревень и городских окраин к престижным профессиям.

Николай Терехин в молодости

Николай Терехин в молодости

И Николай Терехин, как и большинство его сверстников, жадно глотал знания. Время было непростое, Поволжье и Украина только что пережили засуху и сильный голод. Николай с товарищами по комнате в общежитии образовали своеобразную «коммуну» — все деньги сбрасывали в общий котел, считалось, что так легче выжить. Стипендия была небольшая, родители из еще полуголодной деревни, как правило, особо помочь не могли. Чтобы заработать на дополнительный кусок хлеба, студенты ходили на Волгу разгружать пароходы. Терехин был невысокого роста, но ловкий и подвижный. Товарищи любили его за энергичный, неунывающий и настойчивый характер, ведь рядом с такими людьми и другим легче бывает переносить трудности.

Учился Николай отлично, особенно любил физику и математику. Его однокурсник Цитеров спустя много лет вспоминал, что Коля всегда охотно делился знаниями, помогал отстающим.

Но вечерами, глядя на волжскую гладь, Терехин мечтал о другом — о покорении воздушной стихии. Наверное, в то время едва ли не каждый второй молодой человек хотел стать летчиком — о прославленных пилотах писали все газеты, их портреты вешали на стены, об их подвигах снимали фильмы. Но Николай Терехин не просто предавался мечтам. Уже будучи студентом 2-го курса техникума, он подал документы в военную летную школу.

И товарищи по учебе, и преподаватели техникума уговаривали Терехина остаться. Но он твердо решил стать авиатором, и уже не сворачивал с намеченного пути.

14-я Военная школа летчиков в Энгельсе

14-я Военная школа летчиков в Энгельсе

В 1934 году Николай Терехин поступает в 14-ю Военную авиационную школу летчиков в Энгельсе. В то время Энгельс (бывшая Покровская Слобода) был столицей Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья — с немецким, русским и украинским официальными языками. Начальником школы и ее комиссаром был тогда Алексей Мейер. Первоначально школа была создана в 1930 году для подготовки пилотов бомбардировочной авиации. Летать курсанты начинали на учебных самолетах У-2 и Р-1.

На инициативного курсанта командование сразу обратило внимание, и Терехин был назначен старшиной отделения. Учившийся с ним Василий Хованов вспоминал, что Николай так упорно и старательно отрабатывал приемы пилотирования, что, еще и не пройдя половины курса обучения в паре с инструктором, Терехин был допущен к самостоятельным полетам. Командир отряда не поверил сначала в способности Николая, но поднявшись с ним в воздух в «спарке», дал добро.

Потом в летную школу поступили новейшие по тому времени истребители И-16, и курсанта Терехина оставили для их освоения. Но Николай Терехин — не только прирожденный, талантливый истребитель. Он еще пишет стихи и повесть о курсантах-военлетах, в ней он очень точно предсказал многие боевые ситуации, с которыми вскоре придется столкнуться во время войны…

В 1936 году Терехин закончил 14-ю школу летчиков в Энгельсе, ставшей к тому времени одним из лучших авиационных училищ в СССР. После чего лейтенант Николай Терехин был направлен в Бобруйскую истребительную бригаду. На аэродроме под Бобруйском старательный молодой пилот продолжает и дальше совершенствовать свое летное мастерство — он освоил высший пилотаж и ночные полеты, стал воздушным снайпером и получил вторую специальность авиационного штурмана. А еще в Бобруйске лейтенант Терехин стал первым в бригаде летчиком-высотником, без кислородной маски свободно поднявшимся на высоту 5 тысяч метров.

В 1938 году Терехин проходит курсы повышения квалификации при Липецком военном летном училище, где в его характеристике пишут: «Как командир смелый, решительный, инициативный. В своих решениях настойчив и проводит их в жизнь».

 

Огненное небо над Могилевом

А в воздухе тем временем уже пахло пожаром — приближалась Вторая мировая война. Ее раскаты уже звучали в Китае и Испании, куда отправились многие товарищи Терехина по летной школе. А вскоре и ему самому довелось понюхать пороха — в 1939 году он участвует в воздушных боях на реке Халхин-Гол.

Едва отгремели бои с японцами, вторгшимися на территорию Монголии, как Николай Терехин принимает участие в походе в Западную Беларусь. Еще до появления пресловутых «камикадзе», во время войны в Испании, японо-китайской войны и на Халхин-Голе советские летчики совершили первые воздушные тараны. Об этом крайне отчаянном и рискованном способе воздушного боя стал задумываться и Николай Терехин. Но это единственный шанс продолжить борьбу, когда кончились патроны или заклинило пулеметы, или если твоя машина уже горит. Молодой пилот рассчитывал маневр и траекторию, оптимальные для тарана. Но также было известно: при ударе самолет получает столь сильное сотрясение, что пилоты иногда теряют сознание — как при нокауте. Николай Терехин решил усилить свои физические тренировки, разработал и следующее упражнение на вестибулярный аппарат — прыгал на землю с большой высоты и старался мгновенно восстановить равновесие.

Начало Великой Отечественной войны застало Николая Терехина в Беларуси. Уже с первых ее дней немцы бомбили Могилев. 161-й истребительный авиационный полк, в котором служил старший лейтенант Терехин, изо всех сил старался прикрыть наш город. Но немцы летают на новейших мощных и скоростных машинах, тягаться с ними на уже устаревших «ишачках» непросто. Летчики-истребители совершали в день по 5-6 боевых вылетов, но и сами несли потери, и результаты боев были невелики. За первую неделю войны истребители полка произвели 250 вылетов, но смогли сбить только два немецких самолета.

Группа летчиков 161-го истребительного авиаполка (в центре — командир эскадрильи Николай Терехин)

Группа летчиков 161-го истребительного авиаполка (в центре — командир эскадрильи Николай Терехин)

При этом люфтваффе постоянно стремилось нанести удары и по аэродрому в Пуховичах, куда перебазировался 161-й истребительный авиаполк.

 

Три самолета одним тараном или два тарана в одном бою?

28 июня 1941 года немецкие бомбардировщики появились в небе неожиданно. Ju-88 шли внаглую, очевидно, рассчитывая, что советская авиация уже ни на что не способна. На аэродроме оставалось только 3 звена истребителей, шесть истребителей поднялись навстречу врагу сразу. А вот звено старшего лейтенанта Терехина только что вернулось с очередного задания и заправлялось на летном поле. Поэтому оно взмыло в воздух, когда немецкие самолеты уже заходили на бомбометание.

Но И-16 имеют хорошую маневренность, и Николай Терехин решил использовать это преимущество. Он атакует головное звено из трех бомбардировщиков и заходит в хвост немецкому правому ведомому. Поймав цель в перекрестие прицела — раз за разом жмет на гашетку. Однако «юнкерс» словно заколдованный — Терехин выпустил уже весь боезапас, а немецкий самолет остается невредимым. Но старший лейтенант Терехин, как всегда, упорен в выполнении боевой задачи. «Врешь, не уйдешь» — говорит про себя пилот, стиснув зубы. Еще один вираж, и И-16 снова заходит сзади немецкого бомбардировщика. Стремительно нагоняет бомбовоз, подходит вплотную — и вот диск крутящегося пропеллера рубит хвост самолета с крестами. Поврежденный в результате воздушного тара

на, Ju-88 резко клюет носом и камнем устремляется к земле.

Но одновременно происходит нечто совсем невероятное. Немецкие бомбардировщики шли в сомкнутом боевом порядке. И сбитый самолет в падении задевает крылом своего ведущего. Тот шарахается в сторону — и врезается в своего левого ведомого. В результате все головное звено немецких бомбардировщиков оказалось сбитым.

Так описывает этот бой его непосредственный участник, Герой Советского Союза Михаил Девятаев, впоследствии бежавший из плена на немецком самолете.

Советский истребитель Поликарпов И-16 «ишачок», на котором Николай Терехин совершил свои знаменитые тараны

Советский истребитель Поликарпов И-16 «ишачок», на котором Николай Терехин совершил свои знаменитые тараны

В представлении о награждении Николая Терехина от командующего ВВС 52-й армии ход этой воздушной схватки передается иначе. Правда, этот документ составлялся спустя год, в июле 1942 года. В нем и в других источниках говорится, что Николай Терехин пулеметным огнем сбил «Хейнкель-111». Но боеприпасы кончились, и тогда пилот пошел на воздушный таран другого вражеского самолета. И ударил его плоскостью крыла.

От удара весь самолет содрогнулся, все поплыло в голове у пилота. Но недаром, видно, прошли тренировки — Терехин быстро восстановился и удержал управление машиной. И-16 повредил консоль, но все еще оставался в воздухе.

Тогда третий «Хейнкель» сам атаковал советского истребителя, и сзади обрушил на И-16 шквал пуль. Самолет Терехина загорелся. Но лейтенант вновь направляет его на цель — и сбивает еще одним таранным ударом третий вражеский самолет. Официально Терехин считается автором двух таранов в одном бою, что, впрочем, ничуть не меньшее достижение, чем сбить одним тараном три вражеских самолета. Кроме него, подобное сумел сделать еще только один советский пилот — Алексей Хлобыстов.

В наградном листе, составленном по горячим следам, сказано — в одном воздушном бою старший лейтенант Терехин сбил сразу три немецких самолета, один из них — таранным ударом.

Как бы там ни было, но Николаю Терехину пришлось покинуть свою тоже поврежденную машину на парашюте. Когда выбрасывался из уже потерявшего управления самолета, получил рваную рану на ноге и сильный удар, разбивший лицо. А рядом с ним спускаются на парашютах летчики из сбитого им самолета. Прямо в воздухе немцы вытаскивают «вальтеры» и начинают стрелять в «большевистского» пилота. Терехин достал из кобуры свой ТТ и тоже открыл огонь. Не известно, чем бы закончилось продолжение этого боя на земле, но к месту приземления подоспели белорусские колхозники. Они обезоружили и связали двух немецких пилотов. Николай Терехин так и привел пленных немцев на аэродром — на веревке.

Вскоре после этого боя в 161-м авиаполку побывал писатель Константин Симонов, пообщавшийся с Терехиным и записавший эту историю в своем блокноте. Впоследствии Симонов расскажет об этом подвиге в своей балладе «Секрет победы». Эти стихи были напечатаны в газете «Красная звезда» в августе 1941 года с посвящением истребителю Николаю Терехину.

Несмотря на полученные травмы, в госпиталь Терехин не пошел. В полеты его первые дни тоже не пускали, но он залечивал раны, не покидая аэродром. Спустя неделю пилот снова поднялся в воздух и вступил в бой. На этот раз — с немецким бомбардировщиком Dо-17. И снова не вовремя заканчивается боекомплект. Тогда Николай Терехин выполняет смелый маневр и новым тараном загоняет еще один нацистский самолет в землю. Так был установлен и вовсе уникальный рекорд — три тарана за девять дней.

 

Потерявшийся приказ…

Николай Терехин был награжден орденом Ленина, а с августа 1941 года уже командует 10-м истребительным авиационным полком. Командиром полка Николай Терехин стал в 25 лет. На войне люди взрослеют быстро, но и жизнь их горит — как порох…

Истребители И-16 к тому времени уже устарели, Терехин и его летчики переучиваются на машины «Харрикейн» и Р-40 «Киттихаук», поступавшими в Советский Союз по ленд-лизу. На «Харрикейне» Терехин сбивает «Мессершмитты» под Мясным Бором в марте 1942 года.

На «Киттихауке» майор Терехин снова сбивает бомбардировщики Ju-88 и истребитель Me-115. А еще он участвует в 30 штурмовках, уничтожая живую силу и технику врага на земле. «Киттихаук» — мощная многоцелевая машина, он имеет 6 пулеметов калибра 12,7-мм и нес 3 бомбы. Но летчики поговаривали, что при форсаже у него нередко отказывает двигатель.

Поставлявшийся в СССР по ленд-лизу американский истребитель P-40 Киттихаук

Поставлявшийся в СССР по ленд-лизу американский истребитель P-40 Киттихаук

В июле 1942 года командира полка представляют к званию Героя Советского Союза. В то время эту награду давали летчикам, сбившим десять самолетов противника. У майора Терехина на счету было уже 15 уничтоженных немецких самолетов. Но получить Золотую Звезду Героя Николай Терехин так и не успел…

30 декабря 1942 года группа истребителей под началом Терехина вылетает на встречу и сопровождение штурмовиков Ил-2. Но вдруг почти вся его группа уходит по приказу с земли, не предупредив об этом командира. Оставшийся один самолет Терехина был атакован сразу двумя Ме-109F, новейшей модификацией немецкого истребителя. В этом неравном бою «Киттихаук» Николая Терехина был сбит, пилот и его стрелок — погибли.

Знаменитый летчик Николай Терехин

Николай Терехин

В землянке командира полка нашли письмо жены: «Береги себя, Коленька. Хотя я понимаю, как нелегко уберечься в бою…»

На этот момент на счету майора Терехина было 17 уничтоженных им лично и в группе самолетов люфтваффе. Он вошел в историю как один из двух советских летчиков, совершивших во время войны два воздушных тарана в одном бою. Еще рекорд Николая Терехина — провел три воздушных тарана за девять дней. Кажется, такого результата нет ни у одного летчика в мире.

Единственный в мире пилот, осуществивший четыре воздушных тарана и оставшийся в живых — выпускник Бобруйского аэроклуба Борис Ковзан.

 

Таран — оружие героев! Советский плакат

Таран — оружие героев! Плакат времен СССР

 

Представление Николая Терехина к званию Героя Советского Союза так и затерялось в штабных переписках, и Терехин не получил этой награды ни при жизни, ни после смерти. Его друг и сослуживец по училищу и Бобруйской авиабригаде Василий Хованов долгое время обивал пороги высоких инстанций, но так и ушел из жизни, не добившись восстановления справедливости. Энтузиасты продолжили добиваться присвоения звания Героя уже в РФ, и также — безрезультатно.

В Могилеве, небо над которым Николай Терехин защищал, именем отважного пилота названа улица.

Новости по теме:
Персоналии:
Николай Терехин
Места:
Могилев
Поделиться:

Популярное:
930
651
466
404
372
368