Воскресенье, 24 октября
  • Погода
  • +3
  • EUR2,4362
  • USD3,8117
  • RUB (100)2,927

Галера «Сож», плавучая кухня и флотские забавы «шальной» императрицы: как кричевские верфи стали базой Черноморского флота

У Беларуси сегодня нет моря. Но зато всегда были реки, в моря впадающие. И леса, без которых не могло быть не судостроения, ни мореплавания.

Галера «Сож», плавучая кухня и флотские забавы «шальной» императрицы: как кричевские верфи стали базой Черноморского флота

 

 

Чайки и дубель-шлюпки

Уже во времена Киевской Руси зимой в лесах по Верхнему Днепру строили большие лодки-«однодревки». По свидетельству византийского императора Константина Багрянородного, основу «моноксилов» выдалбливали из больших деревьев, сверху нашивали дощатые борта.   Лодки заготавливали зимой в белорусских и украинских лесах, а по весне сплавляли их к Киеву. На этих ладьях дружины князей Олега и Игоря шли по Днепру и Черному морю до самого Царьграда. В походах на Византию участвовали и предки белорусов, например, племена радимичей. 

 Великое княжество Литовское при князе Витовте вообще имело на Черном море свои крепости – например, Хаджибей (нынешняя Одесса). Но затем татарские и ногайские орды и османские гарнизоны отрезали ВКЛ от Черноморского побережья. 

Однако стремление наших предков к морю было не остановить. В XVI на островах в низовьях Днепра, за ревущими порогами, обосновывается казачья вольница. Значительную часть Запорожской Сечи составляли белорусские крестьяне, бежавшие от крепостного права. 

Приходили сюда и некоторые шляхтичи, искавшие приключений и воинской славы. Запорожцы прославились своими дерзкими морскими походами на Крым и Турцию на своих знаменитых «чайках». Согласно описаниям французского военного инженера Гийома Боплана, эти суда строились по той же технологии, что и моноксилы времен императора Константина и вещего Олега. Не погибнуть на бушующих волнах утлым суденышкам помогали специальные пояса-«поплавки» из камыша, которым запорожцы обвязывали их борта. 

Говорят также, что казаки были и первыми «подводниками» — переворачивая свои лодки вверх дном и укрываясь внутри, они скрытно подбирались к турецким кораблям и берегам. Но это не точно. Тем не менее, почти наверняка значительную часть деревянных заготовок для запорожских «чаек» и «дубов» поставляли в Сечь из белорусского Поднепровья.       

По мере того, как Речь Посполитая и Крымское ханство приходили в упадок, их земли прибирала к рукам Российская империя. После раздела Речи Посполитой и победы в русско-турецкой войне 1768-1774 года российские цари расширили свое присутствие на берегах Черного моря. Одновременно в их руках оказался весь Днепр от верховий до низов. 

Чтобы и дальше вести борьбу с Турцией за господство в регионе, Российской империи требовался сильный флот. Но где и как его было строить? Как известно, причерноморские степи – местность безлесная. 

Первые военные суда для войны с османами при Петре I и во время русско-турецкой войны 1735-1739 годов строились в Брянске, откуда шли по Десне в Днепр и далее к Очакову. Для этого было создано ни много ни мало – Брянское адмиралтейство, а само корабельное соединение так и называлось – Брянская флотилия. Однако опыт ее применения был не совсем удачным. Построенные на Десне дубель-шлюпки оказались не пригодны для морского плавания. Почти все они погибли от штормов в Днепровском лимане, что уж говорить о выходе в открытое море? Тогда их заменили также построенными в Брянск небольшими бригантинами, но и они оказались не пригодны для хождения по морским волнам.

В 1768 году началась новая война с Оттоманской Портой. Командующий Днепровской флотилией вице-адмирал Наум Сенявин решил строить суда на новой верфи на острове Малая Хортица. Верфь, расположенная ниже порогов, позволяла избежать их тяжелого для судов преодоления. Однако и построенные там корабли также оказались не самым подходящим вариантом для сражений с сильным турецким флотом в открытом море. 

В 1774 году война закончилась победой Российской империи и провозглашением «независимости» Крымского ханства. Но традиционно мощный турецкий флот по-прежнему грозил русским войскам и базам с моря.  И вот в 1775 году было принято решение о строительстве на Черном море 20 больших морских кораблей, а также большого количества малых судов для их обслуживания. В устье Днепра был заложен город и порт Херсон. Однако на строительство одного корабля средних размеров, как пишет исследователь Юрий Жутяев, требовалось более 4 тысяч тонн леса.    

 Тут-то и вспомнили про богатую лесом и имевшую речное сообщение с морем Беларусь. Леса тут было предостаточно, но возникала одна проблема —  как переправить его в Херсон и основанный несколько позже Николаев через грозные днепровские пороги? Весной 1775 года, по высокой воде, сплавили первую партию – эксперимент удался.

Из 15 кораблей, спущенных на воду в 1780-1790-х годах в Херсоне и Николаеве, 9 были построены из леса, заготовленного на Могилевщине и Гомельщине, и сплавленного по Сожу, Ипути, Березине, Припяти и Днепру.

Между Днепром и Сожем возникает целый ряд деревень – Селец, Славенец, Шарибовка, Липа, Бронница, где занимались лесозаготовкой. Кроме собственно древесины, крестьяне добывали еще и смолу – она шла на обработку корабельных корпусов и снастей для защиты от влаги. Еще Гомельщина и Могилевщина до XX столетия включительно славились своими плантациями конопли. Злые языки утверждают, что именно ее курили украинские казаки в своих знаменитых люльках. На самом деле, кроме употребления конопляного масла в пищу, волокна конопли шли на изготовление пеньковых канатов и судового такелажа.

А затем на Соже начали строить корабли и для Черноморской эскадры.     

       

Трешняк для императрицы

К этому времени императрица Екатерина II щедро раздавала белорусские земли российским аристократам. Фаворит царицы Петр Румянцев получил Гомель, а граф Потемкин – Кричев. Толчком к кораблестроительному проекту в Беларуси стало предстоящее путешествие Екатерины на юг. Царица намеревалась плыть по Днепру, ей и свите нужно было немало судов. И вот в 1784 году в Кричеве была заложена верфь. 

Галера «Сож», плавучая кухня и флотские забавы «шальной» императрицы: как кричевские верфи стали базой Черноморского флота

Граф Петр Румянцев

Впрочем, первоначально строить корабли для императрицы собирались в Смоленске. Но из-за низкого качества местного леса при высоких ценах на него, а также по другим причинам Смоленск забраковали. Тут то и проявил «кричевскую» инициативу граф-князь Григорий Потемкин. Его отношения с Екатериной незадолго до этого несколько осложнились. Новые фавориты и придворные интриганы обвинили могущественного князя в том, что он присвоил себе пенсию, предназначенную для крымского хана Сагим-Гирея. Потемкин смог оправдаться, но надеялся блестящей организацией речного тура и визита в Крым укрепить свое положение при дворе.

Галера «Сож», плавучая кухня и флотские забавы «шальной» императрицы: как кричевские верфи стали базой Черноморского флота

Дворец Потемкина в Кричеве. Фото: potyomkin.by

Как мы уже писали —  речные суда на Соже строили давно. В «Ведомостях о верфях Белоруссии, на которых строятся суда для Черноморского флота» за 1781 год говорилось, что в Кричевском старостве строят купеческие байдаки, грузоподъемностью от пяти до десяти тысяч тонн, которые и возят пеньку и канаты вниз по Днепру, а назад возвращаются с крымской солью. 

Галера «Сож», плавучая кухня и флотские забавы «шальной» императрицы: как кричевские верфи стали базой Черноморского флота

Князь Потемкин

Но теперь к делу решено было подойти с государственным размахом. Для этого было основано Кричевское отделение Черноморского адмиралтейства. Еще ранее Потемкин  основал в Кричеве несколько мануфактур, в том числе и по выделке корабельных канатов и парусины.  Как сообщает Юрий Житяев, Могилевская губерния занимала в Российской империи второе место по производству парусины. Ткань для парусов изготавливали в Горках, Шклове, но больше всего – на Кричевской мануфактуре. Первым же управляющим верфью, да и всеми местными имениями Потемкина, стал английский инженер Самюэль Бентам. Были сюда направлен и  немецкий инженер Феленберг, и русский подполковник Нефедьев, и другие специалисты. 

Верфь располагалась в западной части Кричева, в затоне у места впадения в Сож речки Кричевка. Верфь имела башню с корабликом на шпиле, помещение для сушки и хранения древесины и производственные цеха. Сож в районе верфи при этом расширили и углубили, построили стапеля для судов. От соснового леса был прорыт канал, по которому древесину доставляли прямо на верфь.

По описаниям голландца А. Меера, здесь был свой док, чертежная – СКБ того времени, мастерские и магазины. Под последними, очевидно, стоит понимать не торговые заведения, а склады. В мастерских изготавливали различные сложные детали для корабельных корпусов, включая, вероятно, шпангоуты и кили, а также деревянные блоки для такелажа. 

Серьезной проблемой были специалисты. Первоначально на всей Кричевской верфи писать и чертить умели только два-три поручика и несколько иностранцев.

Галера «Сож», плавучая кухня и флотские забавы «шальной» императрицы: как кричевские верфи стали базой Черноморского флота

Кричевская верфь. Фото: potyomkin.by

Первые два года в Кричеве преимущественно строили все те же байдаки, по сути – несамоходные деревянные баржи. Чаще всего их тянули все те же несчастные бурлаки. Но все же в 1785 году на Сож спустили и два больших судна. Затем в Кричеве стали строить все больше судов разных типов и гребных галер. Юрий Хитяев предполагает, что вся речная эскадра, на которой совершала свой круиз на вновь завоеванные земли юга царица, была построена в Кричеве. А это – довольно внушительная флотилия. В ее состав входили 7 галер – 12-баночные «Днепр» и «Буг» («банка» — не вид стеклянной посуды, а скамья для гребцов), 10-баночные «Сож», «Ипуть», «Сейм», «Десна» и «Снов». И еще 12 судов разных типов, включая трешхоут «Орел», плавучие кухни и госпиталя. Трешхоут был палубным судном,  его вели на той же «бичеве» или на веслах. В словаре Даля есть еще одно архаичное обозначение малого мореходного судна – «трешняк». 

Некоторые авторы утверждают, что эскадра для царицы строилась в Киеве. Но верфи в Киеве в то время неизвестны, а вот в Кричеве – доки и стапели были доподлинно. 

Галера «Днепр», построенная на Соже персонально для Екатерины II, была весьма комфортабельным судном. Длиной 33,6 метра и шириной 5,5 метров, «Днепр» имел осадку в 1,1 метра. Галера имела обеденный зал на 10 персон, гостиную, библиотеку, концертный зал и 8 кают. В интерьерах использовалась тафта и китайский шелк, красное дерево, а гальюны были типа «ватер-клозет». Все это размещалось в высокой кормовой надстройке. По сути, галера «Днепр» была шикарной прогулочной яхтой. Она имела паруса, но основным движителем ее были гребцы, вероятно, из матросов или крепостных. Разумеется, их работе не позавидуешь – как впрочем, и всей жизни «подлых» сословий в то время. 

Аналогичной «Днепру» была и галера «Буг», предназначенная для графа Потемкина. 

Галеры типа «Сож» были длиной в 27,5 и шириной 5,3 метра. На них плыли придворные, и уровнем комфорта они не сильно уступали царско-потемкинским судам. По воспоминаниям графа Сегюра, каждый придворный имел на судне  каюту и кабинет, с диванами, кроватью с занавесом и мебелью из красного дерева. 

А вот галера «Десна» представляла из себя плавучий банкетный зал, с пальмами, золотыми сервизами, прислугой в вызолоченных камзолах и оркестром под руководством знаменитого итальянского композитора Джузеппе Сарти. Галеры были украшены резными фигурами из античной мифологии.

Пять судов были построены специально для того, чтобы везти запасы воды. Еще здесь были плавучие столовые и кухни, а также шталмейстерское судно, на котором, предположительно, могли везти кареты и лошадей.

В ходе подготовки речного круиза для царицы инженер Бентам дал волю своим кораблестроительным талантам. И начал строить также гребной  «вермикулар» — «червеподобное» судно.  Оно состояло из шести подвижно соединенных отсеков, что по замыслу автора, позволяло ему вписаться в любой изгиб берегов. Строилось судно-«червяк» на некоем неизвестном пока «небольшом притоке Сожа».  

Безусловно, вся эта роскошь была обеспечена тяжелым трудом белорусских мастеровых и крепостных крестьян. В частности, Кричевскую парусиновую мануфактуру обеспечивали материалами 120 женщин-прядильщиц, отрабатывающие таким образом панщину. Продажа леса на нужды флота, шедшая в форме «госзакупок», приносила за счет бюджета большую выгоду частным владельцам белорусских лесов – тому же Потемкину и другим помещикам. Спустя столетие лес во многих местах между Днепром и Сожем был полностью вырублен. 

 

Канонерки из Кричева

Возможно, отголосками того помпезного путешествия царицы на юг стали широко распространенные на Гомельщине легенды о золоте или карете Екатерины, утопленной в той или иной речке или озере. Императрица же осмотрела свои новые южные владения, щедро прикрашенные «потемкинскими» деревнями с принаряженными пейзанами, и увиденным осталась довольна. 

Кульминацией стал парад в Севастополе Черноморского флота, образованного за три года до этого из Днепровской и Азовской флотилий. Графу Потемкину удалось вновь завоевать расположение царицы, и получить титул «Таврического». Но поездка российской императрицы в Крым, формально являвшийся независимым ханством, очень не понравилась Англии. Турки потребовали вернуть им Крымский полуостров, и в результате в августе 1787 года началась новая русско-турецкая война. На этот раз османам противостояла не только сухопутная армия, но хорошо вооруженные линейные корабли и фрегаты Черноморского флота. Войну с Турцией Россия выиграла, на этот раз разбив и османский флот в ряде морских сражений.

Галера «Сож», плавучая кухня и флотские забавы «шальной» императрицы: как кричевские верфи стали базой Черноморского флота

Керченское морское сражение. Фото: portal-kultura.ru

Но выиграв войну, князь Таврический – потерял Кричев. В 1787 году свое Кричевское имение Потемкин продал, будто бы крупно проигравшись в карты местному предводителю дворянства. 

А в 1793 году в Беларуси было решено строить уже и военные корабли. Рескриптом Екатерины II предписывалось соорудить здесь 50 канонерских лодок, несколько вельботов и баркасов.  Для них на белорусских же мануфактурах было велено заготовить парусину и такелаж, который сплавлялся на тех же судах вниз по Днепру. Видимо, уже в Херсоне на канонерки ставили мачты с полной оснасткой и артиллерийские орудия. Как предполагает исследователь Хитяев, канонерские лодки строились в Кричеве. Соратник адмирала Федора Ушакова морской офицер Ельчанинов в 1793-1794 годах наблюдал за их строительством на реке Сож. 

К началу XIX века Кричевская верфь была ликвидирована, производство и специалисты некоторых мануфактур переместились в Херсон. 

Деревянные грузовые суда строились и эксплуатировались на Соже как минимум до 30-40-х годов. Более подробную историю старого речного флота в наших водах еще предстоит рассказать.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Новости по теме:
Места:
Кричев
Поделиться:

Популярное:
18580
8888
4855
3341
2133
1666
Scroll Up