Тихановского прессуют с двух сторон. Ситуацию со слухами о его статусе прокомментировали правозащитник и криминальный авторитет

  • 09 July 2020, 14:03
  • 4523
  • 0



После выхода Тихановского из карцера заключенные в его прежней камере отказались с ним находиться, поскольку в СИЗО прошла ложная информация о его якобы так называемом «низком социальном статусе». Блогеру было сказано, что он это должен опровергнуть, то есть необходимо, чтобы кто-то из преступного мира извне подтвердил, что это не так, рассказал адвокат Сергея Тихановского Виктор Мацкевич.

Что происходит? Откуда ветер дует? С такими вопросами «Сильные Новости» обратились к известному правозащитнику, руководителю учреждения «Нью Платформ Инновейшн» Андрею Бондаренко, который специализируется на соблюдении прав человека в местах лишения свободы.

Андрей Бондаренко. Фото Белсат

Хотят сделать изгоем

— Единственное для чего это делается, — говорит Бондаренко, — чтобы оградить человека от общения с сокамерниками, чтобы изолировать, унизить, сделать изгоем. Замечу, что, например, в СИЗО такое сложнее провернуть, в колонии же очень просто. Инициатором, у меня нет сомнений, в данном случае выступила администрация следственного изолятора. Действует она, как правило, через своих «доверенных лиц» из числа подследственных или осужденных. В результате человек лишь на словах попадает под статус, который в криминальной среде называется «низким статусом», и человек фактически поражается во всех своих немногочисленных правах: от него все отворачиваются, с ним нельзя вместе сидеть за одним столом или на нарах, от него нельзя ничего брать. Это делается специально, чтобы человека унизить и лишить возможности контакта с остальными заключенными. 

Провокации такого рода не новинка. Многие осужденные по делу Площади-2010, в том числе и бывшие кандидаты в президенты, на себе испытали такое отношение. Замечу, если раньше правом наказать человека таким статусом обладал местный криминалитет, то с 2008 года, когда началась борьба с представителями профессиональной преступности внутри мест заключения, ситуация резко изменилась. Лидеров преступной среды разбросали по тюрьмам, а управлением ситуацией с сидельцами занялись администрации мест лишения свободы, что, конечно, не могло быть самодеятельностью, а явно сопровождалось «сверху». Людей искусственно загоняли в безвыходную ситуацию. Чтобы избавиться от статуса, нужно было решение вышестоящих лидеров криминальной среды, а они изолированы на тюремном режиме. В таких случаях человек вынужден либо нарушать режим и скрываться в ШИЗО или ПКТ, в одиночных камерах, либо же ломать себя и жить по этим псевдокриминальным законам, делать то, что от него требуют — выполнять самую грязную работу, которую обязаны делать все, но по факту ее делают лица с низким статусом. 

Ни для кого не секрет что тюрьмы и колонии в Беларуси называются «красными». Это значит, что управление и полный контроль за осужденными осуществляется через администрацию, которая принимает решения и доводит их через своих лиц в среде заключенных. Понятно, что такие решения, как в случае с Тихановским, на бумаге не фиксируются, но личное дело заключенного сопровождается соответствующей пометкой о статусе. Не думаю, что в сегодняшней криминальной среде кто-либо мог взять ответственность на себя и объявить статус достаточно известному в Беларуси человеку, да еще политическому заключенному. Все идет от администрации мест заключения.

— Исходя из своего опыта, чтобы вы посетовали Сергею Тихановскому?

— Я был в такой ситуации. Когда оказался в карантине бобруйской колонии, ко мне подошли осужденные и сказали: мол, мы знаем, что в прошлый свой срок ты сидел в камере ШИЗО с человеком, у которого был «низкий статус». Я вначале покрутил пальцем у виска и не воспринял серьезно этот бред, поскольку такого не могло быть в принципе и об этом знали все в ИК. Более того, меня поддержали все заключенные, в колонии пошли разговоры о беспределе. Я объявил голодовку и потребовал от администрации нормальных условий содержания и прекращения издевательств. Кроме того, я открыто наплевал на все провокации и вел себя естественно, не обращая внимания на все попытки меня сломать. Меня быстро изолировали, потом отправили в могилевскую тюрьму. Позже все вопросы разрешились. Оказалось, что никаких проблем и не было — обычная провокация, созданная на местном уровне. К слову сказать, «инициаторы» этой истории — сами осужденные — впоследствии были наказаны за свой произвол и получили соответствующие статусы от тех, кто имеет право их присваивать.

«Мы в политику не лезем»

Также корреспонденту «Сильных Новостей» удалось пообщаться на эту тему с представителем белорусского криминального мира, который к своим 35 годам полжизни провел в местах лишения свободы. Правда, на условиях анонимности, потому что, как он сказал: «Мы в политику не лезем».

— Это патовая ситуация. Если это сознательно делают менты, то это пушка, слух и не более того, если зэки, то вопрос — кто и зачем? Лично для меня понятно, что за этим человеком не может быть таких косяков, это чушь полнейшая. Как только он попадет в зону, все вопросы снимутся, но на данном этапе в СИЗО или тюрьме нет дорог и возможности маляву отправить, ее не пропустят. Этому человеку пока нужно просто смириться.

Да, зэки больше всего боятся «петушиного рамса». Не удивлюсь, если ситуация создана искусственно с участием какого-нибудь сомнительного авторитета, который работает на две стороны. И такое бывает в нашем мире. Более того, к сожалению, случается, что человека могут за глаза объявить «петухом», чтобы потом за деньги его отмыть. Но уважающие себя и свои принципы люди на такое никогда не пойдут. В этом случае, конечно, ситуация другая, а мы в политику не лезем.


Виктор Федорович, Сильные Новости

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline

Подпишись на Я.Н


Комментарии правила






Самое обсуждаемое





Самое читаемое