«Даже предсмертную записку писала». Как наша велогонщица попала в Новинки, а после — ушла из спорта

  • 11 июля 2019, 18:23
  • 128
  • 0



Страх набрать лишний вес, суицид близкой подруги и проблемы в отношениях с парнем привели некогда восходящую звезду белорусского велоспорта Ксению Тугай к анорексии и нервному расстройству. Девушка обратилась за помощью в психиатрическую больницу, а после выписки ушла из спорта. В интервью SPORT.TUT.BY Ксюша рассказала, как сходила с ума и обманывала санитаров, почему у нее не получается жить в Минске и будет ли она возобновлять карьеру велогонщицы.

«На вечеринке в новогоднюю ночь близкая подруга выпрыгнула с седьмого этажа. Трагедия сильно подкосила меня»

 Расскажи о времени, когда у тебя все было хорошо. В 2016 году ты стала 10-й в общем зачете на веломногодневке «Джиро д’Италия»...

— ...и уже болела анорексией.

— Ладно, когда же у тебя все было хорошо?

— Когда все было хорошо, мне так не казалось.

Хорошо было на мой второй год в профессиональной команде. Ею была итальянская Bepink Laclassica, а мне — 19 лет. Повезло, что попала в одну команду с нашей Аленой Омелюсик. Она стала для меня кем-то вроде строгой старшей сестры. «Убери наушники! Не едь на тренировке в наушниках. Ты что?» — говорила. Она находилась рядом и готовила меня к большому спорту, ведь все, что было в моей жизни до отъезда в Италию, — детство. Я мечтала о счастливом будущем в спорте. На тренировках представляла, как еду в отрыве в групповой гонке «Джиро д’Италия» и выигрываю. «Джиро» — лучшее, что есть в женском велоспорте.

И вот в межсезонье перед третьим сезоном в Bepink я находилась дома, в Минске. Случилось кое-что жесткое. На вечеринке в новогоднюю ночь, когда мы праздновали 2016-й, близкая подруга выпрыгнула в окно с седьмого этажа. Суицид. Трагедия сильно подкосила меня. К тому моменту я находилась в отношениях, но из-за ссоры с моим молодым человеком мы встречали Новый год в разных тусовках. Я ждала от него какой-то поддержки, а ему не было до меня никакого дела.

— Ты винила себя в смерти подруги?

— Да. Мы учились в одном классе, причем сидели за одной партой. Она занималась парусным спортом. После окончания училища олимпийского резерва я поступила в БГУФК, а она уехала учиться в Вильнюс. Думала, у нее все классно. Она же была такой жизнерадостной и успешной! Незадолго до Нового года она говорила, что не знает, что делать со своей жизнью. «В смысле?! Ты гонишь? Да у тебя же все круто!» — я не могла поверить, а она мне так и не рассказала, что у нее было на самом деле. Видно, дело в отношениях.

Она выпрыгнула из окна на лестничной площадке. А тогда я посчитала, что подруга просто побежала вниз по лестнице. Примерно через тридцать секунд принялась догонять ее...

— Она упала на асфальт?

— На плитку у подъезда. Вижу, лежит лицом вниз. «Может, поскользнулась», — подумала. Стала кричать: «Варя! Варя, вставай!» И тут люди вокруг говорят, что она упала сверху. Присматриваюсь и вижу, что под головой лужа крови. Вызвала скорую. Позвонила ребятам по домофону. Потом нас отвезли в милицию. Короче, жестко.

Прошло уже много времени, но меня до сих пор накрывает из-за смерти подруги. Происходят такие вещи в жизни — с тем же парнем, о которых я бы хотела рассказать только Варе. У меня есть и другие подружки и друзья, но с каждым из них свои фишки. Знаю, что Варя поняла бы меня в сложной ситуации и обязательно подбодрила бы.

1 января 2016 года я лежала дома лицом к стене. Решила поберечь домашних и не стала сразу рассказывать им о случившемся. Поддержку рассчитывала получить от парня, которому была не нужна. Звонила ему со слезами: «Давай помиримся! Давай опять будем вместе!» У меня «съехала крыша», ну реально! Я как будто чувствовала чье-то присутствие рядом! Было страшно и больно! Аппетит пропал.

— Сколько ты пребывала в таком состоянии?

— Две недели. Алена Омелюсик и ее молодой человек старались меня расшевелить: все звали на какой-нибудь концерт или куда-нибудь еще. Если бы не Алена, то я сама бы... Не знаю. Алена спасла меня, она заставляла есть. За эти две недели я сильно исхудала, но мне было все равно.


 Под похудением ты имеешь в виду потерю мышечной массы?

— Нет, процент жира стал меньше. На спортивных результатах похудение сказалось позитивно. Когда итальянский тренер увидел меня, то сказал: «О Боже, Ксения! Твоя форма — просто супер! Ты так похудела! Ты теперь будешь самой лучшей. У тебя будет лучший сезон в жизни». Вот так развился страх того, что если я поправлюсь и наберу свои килограммы, то это будет плохо для спорта. Порции становились все меньше и меньше.

Весной 2016-го перед гонкой я ела вареное яйцо и пила кофе. На гонках кушала всякие батончики, салаты, курицу. Закидывала в организм — и меня перло. Дома на тренировках ела или яблоко, или вареную грудку. Вены на ногах стали выпирать и, честно говоря, выглядели страшно. А вот в гонках я показывала себя с лучшей стороны. Выиграла майки лучшего молодого гонщика на всех стартах, в которых принимала участие, кроме «Джиро д’Италия», где стала второй. Первой у нас была полька Кася Невядома, а она — топ. Вот и я просто «мочила», выступая на уровне лучших гонщиц.

К сожалению, не прочувствовала победные моменты, так как стала психованной и постоянно плакала. Со своим молодым человеком, с которым после случая на Новый год мы помирились, продолжала ругаться.

— Может, для тебя эти отношения были сказкой о Золушке?

— Да, я думала, что мы поженимся. Мы начали встречаться, когда нам было по 18 лет. Мы оба были начинающими успешными спортсменами. Рано подписали контракты с профессиональными командами. Нас включали в топы самых классных пар в велоспорте наряду с Элиа Вивиани и Еленой Чекини. Я любила его, его семью. Он очень красиво говорил. Мне было классно с ним. Мы шли вместе к своим целям и обсуждали планы на будущее.

«В первые дни в Новинках я плакала. Ну как же, я — в психушке! Как я до этого докатилась?»

 Так, а что с твоей анорексией?

— Я продолжала худеть. Жила зависимостью от парня и веса, что поняла из общения с психотерапевтом. Если съела ложку арахисовой пасты, то на следующий день ехала на тренировку без еды и воды, только чтобы сжечь калории.

В конце 2016-го рассталась со своим парнем. Ну, точнее, он расстался cо мной. И тогда я стала очень много жрать. Съедала две пиццы и мороженое за раз. Живот надувался, а я все равно чувствовала волчий голод. Доходило до того, что на все деньги, которые у меня были, сначала наедалась, а потом...

— Что?

— Два пальца в рот. Пока ела, испытывала счастье. Заполняла едой одиночество и пустоту. А потом блевала. Вскоре разжирела с 38 кг до состояния, которым в начале сезона 2017 года удивила ребят из своей команды в Италии, — 50 кг. Бороться с весом решила с помощью слабительных таблеток. Из-за загонов о том, что я жирная и страшная, разорвала контракт с командой.



Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Метки: Общество (22672)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...




Самое читаемое