Отменит ли коронавирус борьбу с глобальным потеплением?

  • 26 May 2020, 14:06
  • 185
  • 0



Стремительный коронакризис обрушил мировую экономику и на время отвлек планету от менее острого, но потенциально более затратного недуга — климатического.

Чем обрадовал оба лагеря: и тех, кто считает, что мир недостаточно активно борется с глобальным потеплением, и тех, кто полагает затраты излишними, а проблему — надуманной.

Борцы с потеплением ликуют, потому что карантин сократил вредные выбросы в атмосферу и показал, как легко убедить целые страны и континенты пойти на лишения перед лицом смертельной опасности. Они надеются, что мир не станет восстанавливать разрушенную коронакризисом ископаемую экономику в ее прежнем грязном виде, а сразу начнет строить на ее руинах чистое зеленое будущее.

Их оппоненты тоже довольны: в их глазах карантин наглядно продемонстрировал, что проблема выбросов не решается запретом на авиаперелеты, а отказ от привычного образа жизни ради борьбы с общим злом — дело затратное и надоедает избирателям за пару месяцев. Они надеются, что все вернется на круги своя, и недешевая электрификация всей планеты будет отложена, поскольку даже богатым странам не хватает денег на текущие расходы, да и бензин как нельзя кстати подешевел вслед за нефтью.

И те, и другие рано радуются.

Исход битвы далеко не предрешен, но примерные контуры решающего сражения уже вырисовываются. И выглядят они следующим образом.

Выбросов меньше, парниковых газов больше

Карантин сократил выбросы парниковых газов, но их концентрация в атмосфере не падает, а все равно растет, пусть и немного меньшими темпами. То есть причина глобального потепления, как ее видят ученые и почти все страны мира, подписавшие Парижское соглашение, никуда не делась. Планета продолжает нагреваться.

Карантин очистил небо от самолетов, но на авиацию приходится менее 3% выбросов. Львиная доля копоти — это сжигание ископаемых на электростанциях (44%), в промышленности (22%) и транспорте (21%). Все это если и замерло, то лишь на пару месяцев, и сейчас уверенно возвращается на довирусные высоты.

В результате выбросы парниковых газов в атмосферу сократятся в текущем году на 6-8%, согласно различным оценкам ученых, МВФ и Международного энергетического агентства (IEA). Однако уже в следующем году вырастут примерно на 6%.

Случится это потому, что мировая экономика начнет восстанавливаться, а это, в свою очередь, произойдет благодаря масштабным антикризисным программам, на которые ведущие страны мира уже пообещали выделить более 10 трлн долларов — примерно столько же, сколько они тратят в год на текущие расходы.

Экологи призывают власти обременить госпомощь обязательствами сократить выбросы. Не каждому поколению выпадает такой шанс радикально перестроить экономику, и упускать его нельзя, говорят они.

Их поддерживают финансовые власти и экономисты ведущих стран мира, выяснила группа исследователей в Оксфорде, среди которых нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц.

«Краткосрочное сокращение выбросов парниковых газов, вызванное карантином, практически не скажется на долгосрочном тренде, если только оно не приведет к глубинным переменам в поведении людей, бизнеса и институтов», — предупредили они.

Ученые опросили руководителей минфинов и центробанков стран «Большой двадцатки», экономистов международных организаций и ученых — и обнаружили, что среди этой когорты влиятельных людей превалирует общий взгляд на проблему. Это не просто эксперты — они напрямую влияют, а иногда и сами принимают решения о том, куда потратить триллионы долларов антикризисных ассигнований.

Строить новое или восстанавливать старое

Все согласились, что на выходе из кризиса восстановление будет эффективным, если его финансировать с прицелом на чистые технологии, а унесенные кризисом «грязные» производства и практики оставить в доковидном прошлом. Раз уж придется восстанавливать руины, то лучше сразу по чертежам зеленого будущего, а не углеводородного прошлого.

«Мы пришли к выводу, что прогресс в деле борьбы с изменением климата будет в значительной степени определен решениями, которые будут приняты в ближайшие полгода. Если они окажутся верными, долгосрочный тренд будет преломлен и выбросы парниковых газов начнут сокращаться», — написали они.

Восстановление с прицелом на озеленение экономики выгоднее возрождения старых отраслей, выяснили американские ученые еще в прошлый кризис 2008-2009 годов. Они подсчитали, что каждый вложенный в это миллиард долларов приносит на 20% больше прибыли, чем обычные антикризисные меры господдержки, позволяет создать более 30 тысяч рабочих мест и сократить затраты на электроэнергию почти на полмиллиарда долларов в год.

Первой к советам академического сообщества прислушалась Европа.

Еще до кризиса Старый Свет рассчитывал за счет озеленения экономики отобрать у США и Китая первенство в технологиях и росте благосостояния людей. Эпидемия лишь придала Евросоюзу решительности.

«Нам нужно удвоить усилия в деле ускорения роста за счет "зеленых" инвестиций. С восстановлением мировой экономики глобальное потепление не замедлится. И кто стартует первым, получит двойной выигрыш», — сказала глава Еврокомиссии — фактически правительства ЕС — Урсула фон дер Ляйен.

Кризис в очередной раз показал, насколько вторая крупнейшая экономика планеты зависит от импорта природных ресурсов, продовольствия и даже лекарств.

«Мы обязаны усвоить этот урок, — сказала фон дер Ляйен. — Сегодня важнее, чем когда бы то ни было, вкладываться в модернизацию производства, возобновляемую энергетику, экологически чистый транспорт, устойчивое сельское хозяйство и регенерацию природных ресурсов. В итоге мы не только стимулируем экономику и защитим окружающую среду, но и сократим зависимость от импорта».

Теперь дело за малым — найти деньги и договориться между собой, с чем у 27 участников крупнейшего политического союза на планете не всегда гладко. Первый карантин уже заканчивается, а страны ЕС до сих пор грызутся за триллионы антикризисных евро. Они пока не договорились ни как собрать эти деньги, ни как потратить.

Сторонники зеленого будущего умоляют не упустить шанс.

«Если мы заменим устаревшую "грязную" инфраструктуру новой "чистой" и эффективной — во всех отраслях, от водоснабжения до энергетики, строительства, транспорта и сельского хозяйства — мы создадим значительно больше рабочих мест и добьемся большего роста экономики, чем смогли бы, действуя по-старому», — написали недавно замглавы Еврокомиссии Франц Тиммерманс, отвечающий за перевод ЕС на «зеленые» рельсы, и его соавтор Бертран Пикар — швейцарский предприниматель и пилот, который первым в истории облетел планету на самолете без топлива, исключительно на солнечной энергии.

«Поэтому аргумент о том, что "зеленая" перестройка экономики нам больше не по карману — ложное противопоставление. Без нее мы больше потратим на устранение последствий наводнений, засухи, вырубки деревьев, лесных пожаров, подъема уровня мирового океана и таяния вечной мерзлоты. И новых вирусов, порожденных всем этим».

Противники такого подхода считают, что даже богатым странам сейчас не до борьбы с глобальным потеплением. Антикризисных денег может не хватить на озеленение экономики, поскольку идея эта популярна не у всех — в отличие от двух насущных проблем, по поводу которых в обществе практически нет разногласий.

Во-первых, властям придется поддержать граждан и бизнес, оказавшихся на грани разорения по причине введенного властями же карантина. Во-вторых, вирус выявил изъяны в системе здравоохранения даже самых богатых стран, и многие в первую очередь будут тратить деньги на медицину.

Люди потребуют пустить их налоги на решение неожиданно образовавшихся проблем — не умереть от голода или вируса. Глобальное потепление как чуть более отдаленная во времени угроза цивилизации рискует надолго отойти на второй план.

Такой сценарий пугает активистов, ученых и международных чиновников. Они предупреждают: если ничего не предпринимать сейчас, нынешний коронавирус-карантин покажется мимолетным неудобством по сравнению с ограничениями, на которые человечеству придется пойти в климатическом постапокалипсисе.

«Covid-19 наглядно показал нам, каким может быть будущее, если ничего не делать для сокращения выбросов парниковых газов. В какой-то момент мир пройдет точку кипения, и ему придется вводить аналогичные нынешнему карантину ограничения», — полагает замглавы Банка международных расчетов (IBS) Луиш Перейра да Силва.

«Вызванный вирусом кризис продемонстрировал хрупкость некоторых основополагающих структур нашего общества и таким образом создал почву для смены мировоззрения и увеличения числа сторонников "зеленой" политики», — сказал он.

С ним соглашается один из крупнейших инвесторов американской Силиконовой долины Майкл Моритц из Sequoia Capital.

«Политики и предприниматели должны сделать из эпидемии Covid-19 еще два вывода, — написал он в колонке для Financial Times. — Первое: их организации способны меняться быстрее, чем они могли себе представить».

«И второе. Те, кто отмахивался от предсказаний надвигающейся чумы, получили представление о том, что их ждет, если они продолжат игнорировать предупреждения ученых о гораздо более серьезной угрозе человечеству — изменении климата».

Призывы помнить о глобальном потеплении даже в ковидной лихорадке звучат со всех сторон: генсек ООН Антониу Гутерриш говорит о «редкой возможности изменить ход истории, чтобы создать мир зеленый, безопасный и благополучный». А глава МВФ Кристалина Георгиева видит в коронакризисе шанс перекроить судьбы человечества.

«Кое-то считает, что эпидемия и "великий карантин" позволяют поставить на паузу борьбу с другим кризисом, угрожающим нашему существованию, — изменением климата. Нет ничего более далекого от правды. И мир собирает масштабные ассигнования на борьбу с обеими угрозами одновременно. Нет смысла выбираться из одного кризиса, чтобы оказаться в другом: "зеленое восстановление" — наш мост в процветающее будущее», — сказала она.

Время менять привычки

И сейчас для этого — лучшее время. Исторические переломы вроде всемирного локдауна значительно упрощают революционные изменения в обществе, говорят ученые, специализирующиеся на поведенческих моделях.

Коронавирус увеличил физическую дистанцию между людьми, но сплотил их духом. Меркантильное сдает позиции духовному, частное благо принесено в жертву общественному. Это почти идеальные условия для левого поворота в политике западных стран — усиления позиций государства и обуздания свободного рынка, пишут экономисты Самуэль Боулз и Венди Карлин.

И соответственно, облегчает борьбу с изменением климата, которая несет неудобства для граждан и издержки для бизнеса. После карантина для них это уже не новость, люди и компании лучше подготовлены к лишениям ради совместной борьбы со смертельной опасностью.

История знает подобные примеры стремительных перемен в обществе в результате войн и кризисов, отмечают американские экономисты.

С предыдущей масштабной эпидемии — атипичной пневмонии Sars начался бум интернет-торговли в Китае, поскольку покупатели за время карантина привыкли к диковинному для 2003 года способу отовариваться. После терактов в США 11 сентября 2001 года население охотно согласилось с беспрецедентным ограничением свобод и расширением полномочий органов безопасности.

А Вторая мировая война изменила гендерный ландшафт рынка труда: мобилизация открыла многим женщинам дорогу в офисы, их доля среди высококвалифицированных и руководящих работников резко выросла. В итоге по окончании войны общество уже не вернулось к прежним представлениям о женском труде, и с тех пор двигалось в вопросе гендерного равенства только вперед, пусть и робко.

На аналогичные тектонические сдвиги рассчитывают на этот раз те, кто считает, что мир недостаточно решительно борется с глобальным потеплением.

У них есть повод для радости: за время карантина вредные выбросы в атмосферу сократились до уровня 2006 года, люди стали меньше ездить на машинах и почти перестали летать на самолетах.

Теперь им будет проще смириться с действительностью, если она потребует аналогичных жертв, полагают экологи. Не тут-то было, отвечают им скептики.

Авиаперевозки пострадали в этот кризис в первую очередь. Страны закрыли границы, авиакомпании зачехлили две трети пассажирского флота.

И если от прошлого подобного удара — захвата самолетов для нападения на США 11 сентября 2001 года — гражданская авиация оправлялась чуть больше года, то на этот раз никто не берется делать прогнозы, поскольку перевозки не восстановятся полностью, пока не будет побежден вирус.

К концу года, по оценкам Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), пассажиропоток достигнет лишь 50-60% прошлогодних показателей.

И то лишь в том случае, если власти поддержат отрасль. А на это в основном могут рассчитывать только национальные перевозчики, что возмущает бюджетные авиакомпании: против уже публично высказались главы Ryanair и Wizz Air.

Но это не остановило власти: в США они выделили на поддержку отрасли 25 млрд долларов, а в Европе объем госпомощи может превысить 30 млрд евро в виде кредитов и взносов в капитал.

При этом ни одного из получателей денег налогоплательщиков не обременили дополнительными обязательствами сократить выбросы или каким-либо другим способом способствовать борьбе с глобальным потеплением.

До этого обязательно дойдет, обещают чиновники. Но позже. Сейчас основная задача — удержать авиацию на плаву и сохранить рабочие места. Выходит, коронавирус отложил «позеленение» авиаперелетов до лучших времен.

Бесполезные ископаемые

Другой большой вопрос этого кризиса: даст он толчок чистой энергетике за счет перераспределения капитала и приоритетов в политике или окажется спасительным кругом для нефтегазовой отрасли и позволит ей отвоевать часть утерянных позиций благодаря падению цен на ископаемые углеводороды и чуткости властей к жалобам нефтяников на тяжелую жизнь.

Еще до эпидемии возобновляемая энергетика теснила традиционную, поскольку цены на нее падали, а спрос увеличивался. Покупать и хранить энергию солнца и ветра теперь дешево, что обещает спрос на нее. Но этого мало для вытеснения традиционной энергетики, поскольку спрос в мире в целом растет, и для очищения атмосферы важно не только получать долю его прироста, но и замещать существующий.

Для этого нужно инвестировать в новые мощности, и вот тут как раз противникам сжигания углеводородов есть чему порадоваться.

Вложения в чистую энергетику сейчас привлекательнее инвестиций в нефтегазовые активы, подсчитал Bloomberg. А значит, на выходе из кризиса ей проще будет привлекать акционерный капитал. Такое случается впервые в истории.

Перед предыдущим кризисом акционеры вертикально-интегрированных нефтегазовых компаний могли рассчитывать на 25-30% доходности собственного капитала, и даже в депрессивные 2008-2009 годы она не падала ниже 10%. Однако последние несколько лет рентабельность была ниже, а коронавирус еще и обрушил цены на нефть и газ, так что перспективы доходности средств, вложенных в компании сектора, печальны.

А вот альтернативная энергетика на выходе из кризиса активно включится в борьбу за деньги инвесторов и легко составит конкуренцию традиционной: по расчетам Bloomberg, доходность собственного капитала компаний, генерирующих ветряную энергию, сейчас составляет 9-11%, солнечную — 8%.

И несмотря на то, что электроэнергия из возобновляемых источников дешевеет на глазах, доходность не падает, поскольку технологии тоже развиваются, в результате чего производство, транспортировка и хранение становятся дешевле. Чего не скажешь о капиталоемкой традиционной энергетике.

Две трети населения планеты живут в местах, где прирост спроса на электроэнергию дешевле всего обеспечить за счет строительства солнечных и ветряных ферм. На эти страны приходится 70% мировой экономики и 85% электрогенерации. Даже для покрытия пиковых нагрузок батареи уже рентабельнее газовых электростанций в странах, до сих пор ориентирующихся на импорт газа — в Европе и Китае, например.

Глобальное потепление странным образом способствует борьбе с ним: повышение температуры воды в океанах усиливает ветра и оттягивает осадки с суши, что приводит к удешевлению и росту производства солнечной и ветряной энергии.

Осталось договориться

Но даже если коронакризис создал предпосылки для решительного перелома в войне с парниковыми газами, он одновременно возвел и неожиданную преграду на пути к победе.

Поскольку атмосфера общая, борьба с выбросами требует договоренностей между странами. Запрет на массовые собрания и перелеты тут очень некстати.

А главное достижение мировой климатической дипломатии — Парижское соглашение — на глазах теряет актуальность.

Когда две сотни государств (почти все страны мира) договаривались удержать глобальное повышение средних температур на уровне 1,5 градусов по сравнению с доиндустриальным уровнем, ученые предупреждали, что это — единственный способ избежать климатической катастрофы и сохранить жизнь на Земле в том виде, в котором мы ее наблюдали до сих пор.

С тех пор ситуация ухудшилась, планета нагревается вдвое быстрее, и давно пора ставить более амбициозные цели, говорят экологи. Они надеялись достучаться до властей всех стран мира и закрепить новые, более амбициозные цели сокращения выбросов уже этой осенью на климатическом саммите в Глазго.

Однако собрание пришлось отменить, а отведенный под него конференц-зал Scottish Events Campus — переоборудовать в полевой госпиталь для больных Covid-19.

Даже личные встречи и бодрая дипломатия не всегда приносят результаты, что показал последний климатический саммит в Мадриде. Генсек ООН, правительство Великобритании и другие участники той встречи назвали ее пустой и безрезультатной.

А в скайпе и зуме договориться о судьбах планеты и жертвах ради всеобщего блага почти невозможно.

Парижское соглашение обязывает страны к 31 декабря 2020 года представить обновленные планы сокращения выбросов на ближайшее десятилетие. Срыв саммита в Глазго наверняка сдвинет эти сроки.


Алексей Калмыков, BBC

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline

Подпишись на Я.Н


Комментарии правила






Самое обсуждаемое





Самое читаемое