Каковы перспективы государства, в котором на 9,5 млн человек приходится один политик?

  • 22 марта 2019, 18:51
  • 421
  • 0



Заседание Совета Безопасности Беларуси 12 марта оказалось на редкость урожайным для тех, кто зарабатывает на свой хлеб с маслом, ерничая по поводу высказываний Лукашенко.

Начну с цитаты, которая будучи взятая отдельно, не должна привлекать к себе особого внимания: «Государство, безусловно, заинтересовано в том, чтобы люди получали максимально полную и достоверную информацию».

Замечательная мысль. Возразить тут, казалось бы, нечего. Но благими намерениями вымощена, как известно, дорога в ад, поэтому через несколько абзацев читаем: «Надо научиться отвечать распространителям фейков их же оружием. И мы это умеем делать, но почему-то считаем: «Да ладно, обойдется, пронесет».

Для тех, кто еще не успел пополнить свой словарный запас новомодным словечком «фейк», привожу пояснение, позаимствованное из Википедии: «фейк – фальшивые новости (англ. fake news) – информационная мистификация или намеренное распространение дезинформации в социальных медиа и традиционных СМИ».

А теперь перечитайте приведенные выше цитаты. Лукашенко предлагает отвечать на фейки фейками, напоминая собравшимся за круглым столом топ-чиновникам, что они это умеют делать.

Кто бы сомневался! А если таковые все-таки имеются, то предлагаю, для примера, ознакомиться в интернете с журналистским расследованием «Белый легион черных душ». Подзаголовок расследования гласит: «Шокирующие признания, сенсационные факты и уникальные документы о том, что готовилось в Минске на 25 марта. Смотрите журналистское расследование «Белый легион черных душ». Эфир телеканала «Беларусь-1» 12.04.2017».

И чем все закончилось? Дело закрыли «за отсутствием в деянии состава преступления». Я телевизор много лет не смотрю, но что-то в интернете мне не попадалась информация о мерах, принятых к специалистам подобных журналистских расследований на государственном телевидении.

Дворовая команда vs. сборная мира

Но двигаемся дальше: «Все, кто сидит за этим столом и напротив меня: вы – не политики, вы – люди, четко работающие по своему направлению и защищающие интересы своего государства. Оставьте политику президенту».

Согласно Белстату, на конец 2018 г. в Беларуси проживало 9 475,6 тыс. человек, а численность занятых в экономике составила 4 335,5 тыс. Из официальной статистики, публикуемой ежемесячно, выяснить численность политиков не представляется возможным. Но что-то мне подсказывает, что он у нас один.

Кстати, тот, о ком я думал, тоже так считает. Еще в 2007 г. он буквально на пальцах пояснил, что политик в Беларуси один, а все прочие, включая премьер-министра Сергея Сидорского, – «голые экономисты». Их удел – «думать об экономике и финансах», а в экономике люди не стоят «за деньгами и за тракторами».

Сколько в подобном пояснении правды? Все зависит от того, какой смысл вкладывать в понятия «политика» и «экономика».

Начнем с политики. Еще классик политологии Макс Вебер любил подчеркивать, что «это понятие имеет чрезвычайно широкий смысл и охватывает все виды деятельности по самостоятельному руководству(выделено – Ред.)», поэтому в качестве примеров он приводил не только политику Имперского банка и профсоюзов, но и политику «умной жены, которая стремится управлять своим мужем».

Если согласиться с Вебером, то любые усилия по поиску политики в министерских кабинетах или в кабинетах парламентариев следует признать пустой тратой времени, что и подтвердил 12 марта на заседании Совета Безопасности единственный белорусский политик: «Если президент боковым каким-то зрением не увидел проблемы, она решаться не будет. Все чего-то ждут, каких-то указаний. Указания розданы. Начинайте работать».

Подобные призывы отметят в этом году свой четвертьвековой юбилей. Почему же они не достигают своей цели? На поверхности лежат два варианта ответов: первый связан с качеством призывов, второй – с качеством исполнителей. Но оставив оба варианта коллегам по аналитическому цеху, я предлагаю копнуть глубже.

Чем отличается работа выдающегося футбольного тренера от работы выдающегося дирижера во время игры? В первую очередь тем, что возможности тренера влиять на ход матча крайне ограничены. Музыканты играют по нотам, а футболистам противостоят соперники, использующие неопределенную стратегию. Эффективно противостоять неопределенной стратегии можно только с помощью неопределенной же стратегии, для чего каждый футболист должен быть наделен правом принимать решения в режиме реального времени. В терминологии Вебера это означает, что каждый футболист должен быть во время игры политиком.

А министр? Его работа ближе к работе музыканта в оркестре или футболиста на поле? В рамках так называемой «белорусской модели» ответ очевиден, как очевиден и результат такой работы.

Если против дворовой футбольной команды выставить сборную мира, в которой игроки будут играть по заранее составленным тренером «нотам», то счет игры окажется даже не двузначным, а трехзначным. Разумеется, в пользу дворовой команды.

Нет, не было и не будет…

Закон необходимого разнообразия Уильяма Эшби гласит: «Чтобы управление системой было возможно, разнообразие управляющих действий должно быть не меньше разнообразия возмущений на входе в систему». Об этом и мой пример с музыкантами и футболистами.

В «белорусской модели» разнообразие управляющих действий фактически сведено к нулю. Дальше известной пословицы «я – начальник, ты – дурак» разнообразие не идет, причем на всех управленческих уровнях, а не только на самом верхнем, работу которого мы имеем возможность регулярно лицезреть с помощью телевидения.

«Спрос будет соответствующий. Не хочу в очередной раз кого-то пугать, угрожать кому-то и так далее», – заявил единственный политик 12 марта. Спрос соответствующим у нас не только будет, но он есть и был. От недостатка спроса «белорусская модель» никогда не страдала. Вот только толку от такого спроса как от козла молока, и пока руководители всех уровней не станут политиками, толку и не будет.

Передовые страны сегодня активно осваивают технологии шестого технологического уклада. Для его характеристики без слов с приставкой нано- не обойтись: наноэлектроника, нанохимия, наноматериалы и т.д.

Но к словам с загадочной приставкой нано- технологический уклад с шестым порядковым номером не сводится. Возьмем, для примера, когнитивистику – междисциплинарное научное направление, объединяющее теорию познания, когнитивную психологию, нейрофизиологию, когнитивную лингвистику, невербальную коммуникацию и теорию искусственного интеллекта. Мы тут где? На какой баобаб надо залезть, чтобы разглядеть экономику, в которой «люди не стоят»?

Не исключаю, что в администрации главы белорусского государства ответ на вопрос о баобабе известен, но только там и больше нигде, т.к. экономика – наука гуманитарная, т.е. наука о человеке, а не о тоннах нефти и кубометрах природного газа. Для сомневающихся я подобрал определение экономики в своей электронной библиотеке: «Экономика – это наука, изучающая человеческое поведение как отношение между целями и ограниченными средствами, имеющими к тому же альтернативное применение» (Лайонел Роббинс, британский экономист).

Для тех, кому определение британского экономиста показалось неубедительным или непонятным, приведу определение его американского коллеги: «Экономика не просто наука, а наука социальная. Для того чтобы находить действительно приемлемые решения, ей необходимо учитывать такие факторы, как политика и история» (Кеннет Рогофф).

Определения экономики на этом не исчерпываются, но предлагаю вернуться к тексту пресс-релиза: «Законы у нас супердемократичные, а добавить нашу бездеятельность и недисциплинированность – то у нас вообще никакой диктатуры, а полная демократия, которой ни в одной стране мира нет».

Каково! Вот что значит «идти от жизни»! Но, к сожалению, на ноу-хау не тянет. На прямую связь между недисциплинированностью и невозможностью построения жесткой диктатуры указывал еще писатель Михаил Салтыков-Щедрин (1826-1889): «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения».

Тем не менее жемчужное зерно из приведенной цитаты извлечь все-таки можно. Было бы желание. Обратите внимание на связь нашей бездеятельности и нашей недисциплинированности с демократией. Ключевым словом тут является притяжательное местоимение «наша». Это благодаря ему мы имеем в Беларуси демократию, «которой ни в одной стране мира нет». Кто бы спорил. Такой демократии ни в одной стране мира не было, нет и не будет.



Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Метки: Политика (14598)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...




Самое читаемое