Из-за пандемии Беларусь теряет внешние рынки. Сможет ли на них вернуться?

  • 28 May 2020, 10:44
  • 297
  • 0



Последствия коронакризиса для внешней торговли проявились еще не в полной мере. Но они будут серьезными.

В первом квартале белорусская внешняя торговля еще не успела почувствовать пандемию в полной мере. Сильнее ударили по торговле нефтяная война с Россией и отсутствие контрактов на поставку калийных удобрений. Наибольшее же влияние пандемии будет ощущаться во втором квартале с отдаленными последствиями до конца 2020 года. Если не будет ее второй волны...

В первом квартале 2020 года экспорт белорусских товаров составил 6,6 млрд долларов и сократился на 14,7% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Было импортировано товаров на 7,7 млрд долларов, или на 12,6% меньше по сравнению с 2019 годом. Отрицательное сальдо внешней торговли товарами составило 1,02 млрд долларов (в первом квартале 2019 года — 982 млн долларов).

Диверсификация экспорта опять провалилась

В первом квартале стали очевидны все накопившиеся проблемы с диверсификацией внешней торговли Беларуси. Усилилась зависимость от рынка стран СНГ — на долю этого региона пришлось 63,7% экспорта против 53% в 2019 году. Среди 10 стран, экспорт в которые наиболее вырос по сравнению с 2019 годом, — Азербайджан, Казахстан, Россия, Узбекистан.



При этом наибольшее падение экспорта приходится на страны вне СНГ. Только в Великобританию экспорт сократился на 546 млн долларов. Более чем на 100 млн долларов снизились поставки в Германию, Китай, Нидерланды. В результате доля России вплотную приблизилась к половине от всего объема экспортных поставок Беларуси.

Всё очень сильно завязано на Россию

Первый квартал четко показал степень зависимости белорусской внешней торговли от России. Как только та существенно сократила поставки нефти, ее доля в экспорте белорусских товаров выросла с 38% в 2019 году до 48% в 2020 году.

Беларусь была вынуждена всю добываемую нефть направить на собственные НПЗ, что привело к снижению экспорта в Германию, которая покупала все объемы белорусской нефти. Меньше поставляется российской нефти — уменьшается экспорт нефтепродуктов в страны Балтии, Нидерланды и Великобританию. Значительный объем товарооборота с этими странами составляли нефтепродукты.

В белорусском экспорте усилили свои позиции товары молочной группы. Сыры и творог являются в нем самой емкой позицией. За три месяца их поставки составили 254 млн долларов и выросли на 43 млн долларов. Поставки сливочного масла выросли на 18 млн долларов и достигли 96 млн долларов за квартал.

По всем шести товарным позициям молочной продукции (коды ТНВЭД 0401–0406) наблюдался рост экспорта, суммарно молочной продукции было поставлено более чем на 500 млн долларов.



Из отдельных позиций в товарообороте с Россией можно выделить легковые автомобили.

С одной стороны, Беларусь значительно увеличила поставки автомобилей марки Geely на российский рынок, а сама марка демонстрировала в первом квартале существенный рост продаж. С другой стороны, импорт легковых автомобилей из России сократился на 51 млн долларов — до 169 млн долларов, что может быть связано с определенными льготами по растаможке автомобилей для некоторых граждан Беларуси.

Количество автомобилей, ввезенных гражданами не из стран ЕАЭС, увеличилось в пять раз. Но все это было только в первом квартале. Последние данные по апрелю свидетельствуют о серьезных изменениях на автомобильном рынке по всему миру, наблюдается обвальное падение продаж, и причина этому — пандемия.

Поиски другой нефти дорого обошлись

Отказ от поставок нефти в Беларусь со стороны российских компаний был связан с нежеланием руководства Беларуси платить за эти поставки премию. Она существовала долгие годы, но белорусскую сторону это ранее устраивало, поскольку нефть поставлялась без экспортной пошлины, что компенсировало премию.

В 2020 году вопрос был поставлен перед россиянами ребром — либо поставляйте без премии, либо ищите другого покупателя на свою нефть. Российские нефтяные компании быстро переориентировали свои потоки, согласие на поставку нефти без премии дали лишь компании, руководство которых имеет тесные экономические контакты с Беларусью.

Встал вопрос о поиске альтернативных источников нефтяных поставок. В результате Беларусь купила 87,1 тыс. тонн нефти в Норвегии. Цену поставок по неизвестной причине изменили. Первоначально она была свыше 500 долларов за тонну, однако позже данные были уточнены, цена нефти составила около 440 долларов за тонну. Для сравнения: российская нефть в январе поставлялась по 361 доллару, в феврале — по 310 долларов за тонну.

Между тем Беларусь продолжила свои попытки диверсификации и приобрела в марте 181,6 тыс. тонн нефти в Азербайджане по 265 долларов за тонну. Российская нефть в марте стоила 171 доллар за тонну.

Покупка азербайджанской нефти выглядит особенно странно на фоне возможности купить нефть из Казахстана по 200 долларов за тонну. Только на разнице в ценах с возможными поставками из Казахстана Беларусь потеряла более 12 млн долларов.

При этом назвать такие поставки диверсификацией весьма сложно. Объемы слишком малы для загрузки НПЗ, без подключения трубопроводного транспорта логистика выглядит проблематичной и дорогой.

Призрак калийной войны

Планы поставок калийных удобрений на внешние рынки были нарушены пандемией. Предполагавшегося роста объемов потребления в мире не случилось. Высокий объем складских запасов у потребителей на фоне возникновения логистических проблем привел к резкому снижению поставок белорусских калийных удобрений на внешние рынки.

За первые три месяца 2020 года экспорт этой продукции составил 538 млн долларов, что на 225 млн долларов меньше по сравнению с 2019 годом.

Наибольшее падение отмечено на китайском рынке, который особенно пострадал от пандемии в первом квартале. Неудивительно, что в этих условиях Беларусь пошла на снижение контрактных цен для Китая с 290 до 220 долларов за тонну, хотя это вызвало негативные заявления российского конкурента — «Уралкалия».

На текущий момент обе компании — «Беларуськалий» и «Уралкалий» — подписали контракты с Индией по цене в 230 долларов за тонну, «Уралкалий» контракт с Китаем еще не подписал. Поскольку поступления валютной выручки в Беларусь явно сокращаются, вполне ожидаемой выглядит ценовая война между конкурентами за увеличение доли на рынке.

А что будем продавать кроме нефтепродуктов?

В первом квартале 2020 года проявились лишь первые признаки масштабов влияния пандемии на экономику и внешнюю торговлю Беларуси. Если бы не ситуация на нефтяном и калийном рынках, могло бы сложиться впечатление, что по остальным позициям внешнюю торговлю Беларуси кризисные явления практически не затронули. Однако события второго квартала явно покажут, что Беларусь — это не тихая гавань и что пандемия оказывает на страну как прямое, так и косвенное влияние.

Падение цен на нефть до минимального уровня за последние 25 лет ставит вопрос о конкурентоспособности отечественной нефтепереработки в условиях, когда нефть поставляется по мировым ценам и маржинальность ее переработки становится низкой.

Спрос на нефтепродукты снизился, косвенно это подтверждают и уменьшенные планы покупки нефти в мае 2020 года. И согласие российских нефтяных компаний на поставки уже любого запрашиваемого объема нефти не столь важны. Нефтепродукты в таких объемах некому продавать. И восстановление спроса на них под вопросом в связи с возможной второй волной пандемии.

Перспектива выглядит сурово

И это лишь небольшая часть последствий. Российский рынок на протяжении почти двух месяцев был под влиянием карантина. Дополнительный негативный фактор — ожидаемое падение доходов россиян в связи с отсутствием работы и сокращениями.

Всё это значительно скорректирует поставки белорусской продукции на российский рынок.



Падение цен на энергоресурсы скорректирует инвестиционные планы многих добывающих компаний, продукцию БелАЗа и МАЗа будет намного сложнее продавать на внешних рынках. Сильно нарушены контакты с поставщиками, пострадала логистика, восстановление связей потребует значительного времени.

Возникает вопрос, как представлять продукцию на новых рынках, когда почти полностью прекратились различные выставки и мероприятия.

Из-за всего этого восстановить объемы экспорта в ближайший год нереально, ожидаемое снижение экспорта и импорта во втором квартале будет не менее 20%, при этом экспорт пострадает сильнее импорта.

Ценовая война за платежеспособные рынки возобновится с еще большей силой, поскольку пострадали все, а по эффективности производства Беларусь лидером не является. Да и корректировать затраты сложно, когда сверху звучат требования сохранить трудовые коллективы.

Еще один удар по экспорту нанесет явно ухудшившееся финансовое положение предприятий, но это произойдет немного позже.


Дмитрий Иванович, naviny.by

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline

Подпишись на Я.Н


Комментарии правила






Самое обсуждаемое





Самое читаемое