«Эпидемию переживем». 99-летняя кричевлянка о спасении от коронавируса, потерянной любви и мечты на склоне жизни

  • 31 May 2020, 12:47
  • 1810
  • 0
Варвара Гавриленко. Фото Радио Свобода


Свобода продолжает серию публикаций о белорусских долгожителях. Собеседники рассказывают о пережитом и о том, как пандемия коронавируса 2020 года изменила их жизнь. Кричевлянка Варвара Николаевна Гавриленко отметит 100-летие 12 декабря. Женщина убеждена, что проживет еще 5 лет, победит немощь, станет на ноги и посетит место, которое скрывало ее от нацистов.

«Одна сижу в доме, и не с кем поговорить»

Последние годы Варвара Гавриленко из своей однокомнатной квартиры не выходит. Даже по квартире едва передвигается — опирается на ходунки для инвалидов. Живет одна. Гостей принимает очень редко. За ней присматривает ее племянница Антонина (дочь брата Федоса, покойного). Ежедневно утром посещает социальный работник.

«Одна сижу в доме и молчу, — сетует Варвара Николаевна. — Не с кем и поговорить. Как на кого наткнусь, то говорю с ним, пока тот не устанет слушать».

Своих детей у собеседницы нет. Говорит, что «парень, которого любила с детства, погиб на войне, и замуж не пошла».

Упоминания о Валентине до сих пор потрясают Варвару Николаевну. Она заходится плачем и едва успокаивается. Племянница говорит: тетя рассказывала, что Валентина забрали на советско-финскую войну (1939-1940). Сама же Варвара Николаевна тогда училась на учительницу в Мстиславле. Больше они не виделись. О Валентине тетя всегда вспоминает с теплотой и нежностью.

Сама Варвара Николаевна говорит, что, потеряв любимого, отдалась работе.

«Бывало, по три часа в сутки только спала, но от этого не бедствовала», — уняв эмоции, говорит она.

О себе она говорит как о человеке неугомонном и целеустремленном, ей «не сиделось на одном месте и стремилась постигать новое».

«Я же такая маленькая, но как что задумаю, то обязательно сделаю. Не отступлюсь!» — говорит Варвара Гавриленко.

О коронавирусе: «у нас врачей хватает, и они не допустят беды»

О пандемии коронавируса Варвара Гавриленко знает из телевизионных передач. Говорит, что ее эпидемия не пугает, так как «среди людей не бывает, чтобы заразиться». Долгожительница убеждена, что «белорусы эпидемию переживут, так как люди крепкие и врачей хватает».

«Они не допустят беды и все у нас будет хорошо», — успокаивает женщина.


Варвара Гавриленко говорит, что никогда не относилась к своему здоровью равнодушно, но и ее настигла немощь. Поэтому призывает соотечественников беречься от коронавируса и заботиться о здоровье своем и близких.

На вопрос, с чем могла бы сравнить пандемию коронавируса, собеседница после раздумья отвечает: «с войной ее не сравнить. Она же была не приведи Господь какая страшная, и очень много горя тогда было».

О родителях, советской коллективизации и войне

Варвара Гавриленко родилась в деревне Кошаны, что в 25 километрах от Кричева. У родителей Николая и Матроны было еще восемь детей. Отец воевал на двух войнах. На Российско-Японской (1904 — 1905) вынес из боя раненого российского генерала, за что «был награжден орденом». В Первую мировую (1914 — 1918) попал в плен к немцам и пробыл там два года, выучил немецкий язык.

Варвара Гавриленко говорит, что отец был «очень трудолюбив». Когда организовали колхоз, то «добровольно записался в него и работал в нем день и ночь». Сама она упоминает советскую коллективизацию как время недоли.

Отец Варвары Гавриленко прожил 105 лет

«Урожаи были маловаты, и чтобы было чего есть, собирали на полях мерзлый картофель», — вспоминает женщина.

Варвара Гавриленко училась в белорусской школе. В 1939-м окончила педагогическое училище в Мстиславле и работала учительницей в соседней с Кошанами деревне Селец. Говорит, что ученики ее любили. Незадолго до нападения нацистов на Советский Союз поехала в Гродно к сестре, а как началась война, так та взяла двоих маленьких детей, и так вчетвером они пешком пришли к родителям на Кричевщину.

Справа мать Варвары Гавриленко Матруна, слева брат Николай

По словам долгожительницы, отец в войну спасал земляков из нацистского плена. Знание немецкого языка помогало объясниться с оккупантами.

«Как-то отца самого забрали за связь с партизанами, — рассказывает Варвара Николаевна. — От смерти его спас немец. Он оказался из той местности, где отец был в плену, и якобы знал хозяев, у которых тот работал. Так ему повезло остаться живым».

По словам долгожительницы, родители в своем амбаре прятали молодежь от вывоза в Германию. А потом и ей самой, чтобы не стать «остарбайтером», пришлось искать спасения. Тайник был вблизи деревни Лобковичи. То место сельчане называли «терновыми ямами» и приписывали ей необычную «аномальную» силу.

Атесстат Варвары Гавриленко об окончании училища в Мстиславле

«Как на ноги встану, обязательно наведаюсь туда. То место меня омолодит. Там я не была лет семьдесят», — говорит Варвара Николаевна.

Варвара Гавриленко вспоминает, что один из трех ее братьев, Николай, погиб в 1943 году во время Сталинградской битвы (1942-1943). Его имя высечено на мемориале «Мамаев курган». Еще один брат, Аркадий, пришел с войны кавалером трех орденов К"расная звезда«. Остался живым и третий брат Федос.

«На чужбине заболела и на родину возвращалась умирать...»

После освобождения от нацистов Кричева в 1943-м Варвару Гавриленко взяли на работу в райисполком, где она год отработала инструктором. Вспоминает, что было много работы, так как сотрудников не хватало, не хватало и типографских машинок.

«Приходилось писать все от руки, — говорит собеседница. — Меня ценили за то, что у меня был хороший каллиграфический почерк».


Варвара Гавриленко до сих пор сокрушается, что не смогла получить высшего образования. Перед сдачей последнего вступительного экзамена в Могилевский педагогический институт она заболела. Неудачной оказалась попытка и в Москве. Недолгое время работала финансовым инспектором в Бобруйске.

Последующие сорок лет собеседница жила во Львове. Туда поехала к родственникам. Говорит, что устроиться воспитательницей там ей не удалось, так как не знала украинского языка. Поэтому была бухгалтером в детском садике. Время от времени ей доверяли работу вожатой.

Варвара Гавриленко во время работы во Львове

Осев в Украине, Варвара Гавриленко устроилась бухгалтером на Львовский завод автопогрузчиков. Боялась, чтобы не потерять место, потому что не имела диплома.

«В 50 лет пошла на бухгалтерские курсы за свои деньги, — рассказывает долгожительница. — Начальство удивлялось, ведь училась с десятиклассниками. Заводская молодежь была ленивая и не хотела учиться, хотя у предприятия были фонды на это».

В Украине Варвара Гавриленко увлеклась вязанием, вышиванием и даже шила бурки. Их продавала и раздавала. На родину из Львова она привезла колодки, чтобы не бросать своего занятия.

В 1994 году вернулась в Беларусь, так как «сильно заболела на чужбине»: ослабли ноги, стало плохо с сердцем и печенью.

«В родную страну я приехала умирать, но тут оправилась, и мне хватило силы дожить до 100 лет», — с улыбкой говорит она.

Украинское свидетельство участника войны

Трудовой стаж у Ларисы Гавриленко — более 37 лет. В Беларуси она имеет звание «Ветеран труда», а в Украине была еще и «участником войны». Пока позволяли силы, вела дневник и писала историю Кошан.

«Мой папа прожил 105 лет, и я столько же проживу»

На свою нынешнюю жизнь Варвара Гавриленко не ропщет, хотя и признается, что быть прикованной к своей квартире ей не нравится. Остаток лет она хочет прожить тихо, но встав на ноги.

«Меня ноги не держат, но я обязательно пойду, только мышцы наращу», — говорит она.

Недошитые бурки женщина надеется доделать

Собеседница убеждена, что проживет до 105 лет, как отец. Об этом ей «нагадали». Говорит, что в ее роду было много долгожителей.

«Моя мама тоже умерла в глубокой старости. Она заболела, так я ее выходила, и потом она жила еще 14 лет. А одна из моих сестер умерла в 99», — говорит Варвара Гавриленко.



Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline

Подпишись на Я.Н


Комментарии правила






Самое обсуждаемое





Самое читаемое