Среда, 7 декабря
  • Погода
  • -10
  • USD3,4829
  • RUB (100)6,6426
  • EUR3,5239

Выучил русский ради дочки: австралиец переехал в Гродно и 10 лет добивается общения с ребенком

Австралиец Омран Матар выучил русский язык, отказался от карьеры в международной компании и остался жить в Беларуси только для того, чтобы быть рядом, понимать и иногда видеть свою дочь.

Выучил русский ради дочки: австралиец переехал в Гродно и 10 лет добивается общения с ребенком

Общение с ней 11 лет назад ограничила экс-супруга. Недавно у Омрана появилась новая семья и родилась вторая дочь. Но мужчина не теряет надежду, что сможет полноценно участвовать в жизни и воспитании обеих девочек. Гродненская журналистка Sputnik Инна Гришук пообщалась с необычным отцом, который много лет борется за свое право воспитывать дочку.

Выучил русский язык ради дочки

«Моя семья, особенно отец, которые живут в Австралии, не очень довольны тем, что я остался в Беларуси. Они считают, что я порчу свою жизнь. Что я бросил все, отказался от карьеры и жизни на родине ради ребенка, который не хочет со мной общаться. Но в тот день, когда у меня забрали дочь, я осознанно сделал этот выбор. Спросил себя тогда: что я отвечу Дуне, когда ей исполнится 18 лет и она спросит, где я был и что я сделал. Я смогу сказать ей, глядя в глаза, что сделал все возможное в этих обстоятельствах, чтобы у нее были и мама, и папа», – говорит Омран на хорошем русском и добавляет, что язык он выучил только благодаря дочери.

Он объясняет: после развода пришло понимание того, что, если он уедет из Беларуси, то навсегда потеряет связь с дочкой.

«Я решил поселиться в Гродно, выучить русский язык, научиться понимать людей и культуру страны, в которой растет дочь, чтобы в будущем понимать ее не только умом, но и сердцем», – отметил собеседник Sputnik.

Сейчас его дочке 13 лет, она учится в 8 классе и с каждым годом все больше отдаляется от отца. Если раньше у Омрана были встречи и общение с девочкой в присутствии мамы, то в последние 2,5 года он дважды в неделю упирается в закрытую дверь квартиры. А дочка говорит, что не хочет его видеть.

 

 

«В первые три года до развода у нас с Дуней были прекрасные отношения, мы проводили много времени вместе, у нас была эмоциональная связь. Сейчас я вижу, что у нее развилось психологическое отчуждение ко мне. Это происходит, когда один родитель, как правило, опекающий, программирует ребенка, в итоге любовь заменяется презрением и ненавистью», – говорит Омран, цитируя одну из многочисленных книг своей домашней библиотеки.

Все свободные стены гостиной уставлены книжными стеллажами. На них – литература о детском воспитании, развитии, защите прав детей, юридическая, о психологии и особенностях бракоразводных процессов.

Книги и комната для Дуни

Мужчина показывает одну из самых дорогих для него полок с книгами на тему личностного роста, психологии, развития. В основном, на английском языке. Некоторые книги – с автографами известных авторов, которые адресованы Дуне.

«Это книжная полка старшей дочки, этим книгам нет цены. Вот эту я подписал во время поездки в США. А вот книга «Huggo» о секрете датского счастья, вы должны ее знать, Майк Викинг подписал ее для Дуни. Сначала я передавал дочке книги, но узнал, что семья их передаривает, дочке они не достаются. Теперь я храню их здесь, пока дочь не подрастет», – делится Омран и добавляет, что он всегда готов принять Дуню в гости.

На съемной квартире, где он живет со своей новой семьей, отдельная комната обустроена для старшей дочери.

«К сожалению Дуня никогда ее не видела. Здесь кровать, шкаф, письменный стол, все необходимое», – показывает мужчина.

Дома хранятся и ящики с подарками для девочки, которые семья бывшей жены не разрешает подарить.

«В последний раз я пытался вручить подарки в августе, когда я вернулся из Австралии. Чтобы мне открыли дверь квартиры, попросил присутствовать судебного пристава. Я увидел дочку. Но подарки у меня не взяли. Не взяли даже подарок от моих родителей, они передали 1000 австралийских долларов», – говорит Омран и выкладывает часть купленных для Дуни вещей на диван – это брендовая одежда, рюкзак, наборы для творчества, смартфон Google Pixel. Говорит, что это малая часть накопившихся за многие годы подарков.

Как оказался в Беларуси?

Омран Матар родом из Австралии, там у него родители, брат, сестра и семейный бизнес. По образованию он юрист и финансист. В белорусский город Гродно он приехал в 2009 году с первой женой, мамой Дуни.

«Мы познакомились с Ольгой, моей бывшей супругой, в Дубае. Я тогда работал на две страны – между Австралией и ОАЭ. А она работала в Дубае. Вскоре мы поженились. Когда Ольга ждала ребенка, встал вопрос, где ему рождаться. Вариант с ОАЭ отпал сразу, так как после увольнения Ольга лишалась рабочей визы. Я хотел увезти ее в Австралию, но для австралийской визы нужна была медицинская справка с флюорографией, которую при беременности делать нельзя. Поэтому решили приехать в Беларусь», – рассказывает мужчина.

Первое время семья жила хорошо, они съездили в Ливан, гостили у брата Омрана в Лондоне, побывали во Франции на свадьбе друга. После рождения дочки строили совместные планы уехать жить в Австралию. Омран арендовал четырехкомнатную квартиру в Гродно, содержал семью, много времени уделял дочери. Были планы и по карьерному росту. По словам нашего героя, ему предложили возглавить инвестиционный фонд, также он собирался заниматься развитием семейного бизнеса на родине.

 

 

Жена настояла на разводе

Внезапно семейная идиллия дала трещину, а жизнь мужчины резко изменилась. Омран уверен, что причиной разлада с экс-супругой стали ее родители.

«Уже через год после возвращения в Беларусь Ольга начала говорить о разводе. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что это было влияние ее мамы, которая была против меня. Ей не нравилось, что я много времени занимаюсь дочкой. Теперь я понимаю, что родители настраивали жену против меня, говорили, что я заберу дочку в Австралию, а ее оставлю. Но не понимаю, почему она слушала не себя, а старшее поколение», – удивляется Омран.

Он уточняет, что всегда был против развода, думал об интересах дочери, хотел, чтобы девочка росла в окружении мамы и папы. Жене предлагал решать все разногласия с семейным психологом.

Когда Дуне исполнилось три года, развод все-таки состоялся. По решению суда, девочку оставили с матерью, которая переехала в квартиру к своим родителям.

«В суде бывшая супруга говорила, что причина развода – разногласия в вопросах воспитания. Других просто не было. Я содержал семью, хорошо относился к жене и дочке. Помню, что судья еще спросил Ольгу о том, понимает ли она, что делает ребенка наполовину сиротой. Видимо, все думали, что после развода я уеду из Беларуси, потому что здесь у меня не было ни семьи, ни друзей, ни блата, ни однокурсников, которым можно позвонить «, – вспоминает Омран.

Хотел, чтобы у дочки были и мама, и папа

Следующим откровением для Омрана стало то, что ему стали чинить препятствия в общении с дочкой.

«Не мог представить, что, если ребенок после развода официально живет с одним родителем, идет ущемление прав второго родителя. Тем более не мог представить, что семья жены может настраивать ребенка против меня», – говорит мужчина.

Он представлял жизнь после развода более позитивной. Думал, что сможет забирать дочку из садика, гулять, ходить в кафе, парк, а вечером отводить к маме или оставлять на ночевку у себя дома. То есть не только платить алименты, но и активно участвовать в воспитании ребенка.

 

 

«Я думал, что не имеет значения, где живет дочка. Важно – чтобы она могла свободно общаться с папой и не чувствовать боль от того, что я живу отдельно. Я купил квартиру в центре, но снимаю жилье в 500 метрах от дома, где живет дочка. Потому что я хочу, чтобы она не была лишена ни мамы, ни папы. Хочу быть рядом», – отметил мужчина.

Приводит пример своего брата из Австралии, который также в разводе. Дети живут с мамой, но каждую неделю приезжают к отцу ночевать. А бывшая жена брата приезжает с детьми в гости к свекрови, они хорошо общаются.

«Это поступок здравого человека, который думает не о себе, а о детях. После развода я просил бывшую жену не ограничивать мое общение с Дуней. Умолял: думай, не о себе, не обо мне, а о том, что в долгосрочной перспективе важно для ребенка. Она отказалась слушать», – говорит Омран.

Соседи называли супер-папой

Мужчина рассказал, что в первое время после развода по решению суда у него было три встречи с дочкой в неделю. Но все встречи, если проходили, то в присутствии мамы. Он уверен, что такой формат общения противоречил интересам и психологическому спокойствию девочки. Омран обращался в суд, чтобы изменить формат встреч, но ему отказали. Он замечал, что дочка с каждым разом все больше отдаляется от него.

«В 2020 году семья решила, что Дуне не нужно со мной встречаться. Дважды в неделю я прихожу к дверям квартиры, стучусь в дверь и слышу слова дочки, чтобы я уходил и больше не возвращался, что я иностранец и ей не отец», – с грустью делится Омран, он уверен, что дочку настраивают негативно против него, другого объяснения, почему у девочки возникла к нему агрессия, у него нет. Ведь он никогда не обижал ее и не делал ничего плохого.

Наш разговор прерывает телефонный звонок с номера бывшей супруги. Мужчина отвечает на вызов и на английском языке радостно приветствует дочку. На другом конце провода раздается ее голос: «Хочу тебя предупредить, что видеть тебя не хочу, поэтому прошу не приходить. Я к тебе выходить не хочу и не буду». Не дав что-то ответить отцу, девочка отключает вызов.

Омран объясняет, что среда с 18 до 20 часов – положенное время встречи с дочкой. Примерно такие слова он слышит каждый раз из-за закрытой двери, когда приходит на встречу.

«Я не могу ее осуждать за такие слова. Она умная девочка, в семье ей, скорее всего, не разрешают проявлять положительные чувства ко мне. Я ей говорю: доченька, я понимаю, почему ты так говоришь, в будущем мы будем с тобой нормально общаться. Лично, а не через закрытую дверь. Люблю тебя и буду здесь, пока я жив», – говорит Омран.

Мужчина заметил, что сейчас у дочки английский хуже, чем в детстве. В подтверждение своих слов показывает видео 12-летней давности, где они общаются с двухлетней Дуней по-английски. В то время Омран не знал русский, но много времени проводил с дочкой, водил ее на прогулки, играл на детской площадке, они вместе пели песни и много разговаривали.

Многие соседи называли в то время Омрана супер-папой и удивлялись умению и желанию мужчины заботиться о ребенке. Отмечали, что белорусским мужчинам стоит брать пример с него. Именно об этом они говорили на суде во время бракоразводного процесса, наш герой показал копию из дела со свидетельскими показаниями 14 человек.

Омран Матар: если любишь – не сдавайся

Кому-то история Омрана может показаться грустной и даже безнадежной, но мужчина говорит, что это не про него, он настроен очень позитивно. Сейчас у него новая семья, недавно родилась дочка Мира, ей сейчас два месяца.

«Моя супруга приняла то, что я хочу наладить отношения со старшей дочерью. Это было важным условием, когда мы планировали пожениться. Она понимает, что я буду одинаково сильно любить обеих дочерей. Отец – это не временный человек, он несет ответственность за ребенка всю жизнь. Я верю, что Дуня все поймет, когда подрастет. Я просто жду», – отметил мужчина.

На вопрос о том, какой совет он может дать другим отцам, которые оказались в похожей ситуации, он ответил просто:

«Если любишь ребенка – борешься и не сдаешься. Надежда потеряна только в тот момент, когда человек отказывается что-то делать для своего ребенка, и не на словах, а в действиях».

Новости по теме:
Персоналии:
Омран Мратан
Места:
Гродно
Поделиться:

Популярное:
665
569
412
326
322
305