Пятница, 20 мая
  • Погода
  • +12
  • USD2,515
  • RUB (100)3,5406
  • EUR2,5982

«Надеюсь вернуться к концу года». Могилевские айтишники рассказали про релокацию в другие страны

После начала “специальной военной операции” России на территории Украины 24 февраля ряд IT-компаний Беларуси приняли решение релоцировать своих сотрудников – перевезти их в другие страны, которые оценивались как более безопасные.

«Надеюсь вернуться к концу года». Могилевские айтишники рассказали про релокацию в другие страны
Иллюстративное фото: pixabay.com

Если среди ваших знакомых есть ребята, которые работают в IT, вы уже могли слышать от них, что кто-то из их коллег или даже они сами приняли решение уехать из Беларуси. Многие объясняют это тем, что хотят находиться подальше от военных действий, а кто-то вынужден переезжать, потому что местный офис закрывают. 

Обратимся к статистике. Портал Dev.by 23 марта опубликовал результаты опроса, участие в котором приняли около 3000 белорусских айтишников. По его результатам, 28,2% опрошенных планировали покинуть страну, 26,8% уже ее покинули, 28,5% не определились. Только 15,2% респондентов ответили, что планируют остаться в Беларуси.

Скриншот сайта Dev.by

При этом наибольшее количество тех, кто изъявил желание релоцироваться – сеньоры и лиды, то есть опытные ценные специалисты. Таких больше 60%. Джуниоры, то есть новички, напротив, изъявляют желание уезжать реже – их 43%.

Во время опроса узнали также о приоритетных направлениях для релокации. Так, 37,2% белорусских айтишников уезжают в Польшу, 25,5% – в Грузию. Две эти страны лидируют с большим отрывом. Среди направлений для переезда также оказались Литва, Узбекистан, Турция, Кипр, Португалия, Латвия, США, Германия и другие страны.

Основной причиной, по которой компании релоцируют своих сотрудников, называют небезопасность. Особенно в первые дни “спецоперации”, когда у людей была паника, IT-руководители оценивали ситуацию как потенциально опасную. 

Но напомним также, что до 2021 года в Беларуси для резидентов Парка высоких технологий были предусмотрены льготы. Налоговая ставка для них составляла всего 9%, однако в минувшем году ее подняли до 13% – такой подоходный налог платят и остальные белорусы, не занятые в сфере высоких технологий. По факту, налоговую льготу для айтишников тогда отменили.

Однако 13 марта текущего года Dev.by опубликовал информацию о том, что в его распоряжение попало письмо, которое администрация ПВТ разослала своим резидентам. Судя по нему, ПВТ готовит изменение условий работы. Среди основных – отсрочка от призыва, мораторий на уголовные дела в IT, снижение подоходного налога вновь до 9%, а также ряд изменений, касающихся платежей и экономики предприятий.

Если ПВТ во главе с директором Всеволодом Янчевским предпринимает такие шаги на законодательном государственном уровне, вероятно, ситуация к этому вынуждает. Говоря проще, есть какая-то проблема, которую хотят решить, пообещав вернуть льготы. И это может быть массовый исход кадров, которые пытаются таким образом удержать или вернуть. 

Корреспондент МогилевОнлайн поговорил с могилевскими айтишниками, которые после 24 февраля приняли решение покинуть страну. Причины на то у сотрудников IT-компаний были разные, как и дальнейшие планы.

Владислав родом из Могилева. Здесь он жил до момента, пока не начал учиться в БГУИРе на факультете компьютерного проектирования. Его специальность – проектирование и производство программно-управляемых электронных средств. 

Работу впервые начал искать летом после третьего курса, – рассказывает молодой человек. – Нужно было найти работу, чтоб закрепиться там на распределении. И как раз получилось так, что я закончил семестр и устроился на работу. Были моменты, когда проходил собеседования и со мной не связывались. Но я продолжал ходить на собеседования. С моей компанией все получилось быстро: после отклика на вакансию со мной связались, прислали тестовое задание, через пару дней пригласили на интервью, а после него сказали, что готовы взять на работу. С 2019 года и до сих пор работаю в этой компании.

Владислав работает с продуктом, который делают внутри компании для ее менеджеров. Он говорит, что головной офис находится в Сан-Франциско, также офисы есть в Китае, Польше, Литве, Латвии, Украине, Бразилии.

После 24 февраля в компании нас попросили уезжать из Беларуси, потому что переживали за нашу безопасность, – рассказывает программист. – 8 марта для нас провели общий звонок, на котором СЕО (Chief Executive Officer – главный исполнительный директор – прим. ред.) сообщил, что офис в Минске будут закрывать. Объяснил это тем, что в долгосрочной перспективе не смогут вести бизнес в стране. Для открытия новых локаций начали рассматривать различные варианты: Армению, Грузию и даже Португалию. Сотрудников без проблем перевозят в Польшу и Литву. Но даже в Китай могут перевезти, если ты изъявишь желание. 

Владислав говорит, что в Минском офисе работало около 300 человек. Сам он признается, что не был шокирован или огорчен новостью, полученной от СЕО на общем звонке.

Мысли о релокации посещали меня и до этого, – признается он. – Хотя поначалу были даже мысли о том, чтобы вообще не уезжать из Беларуси, а уволиться и остаться здесь. Но позже оценил ситуацию адекватно и воспринял все спокойно. Планы о переезде были, но не в ближайшем будущем. Тем не менее, раз ситуация сложилась таким образом, решил: почему бы и нет. Пока ты молодой, тебя особо ничего не держит на одном месте.

Фото из личного архива Владислава

В конце февраля и начале марта настроения в коллективе Владислава были не самыми оптимистичными.

Большинство моих коллег работают удаленно, но многие поддались панике в феврале. Меня больше беспокоило, что было бы, если бы по приезду в Грузию я не смог открыть ИП и оформить все необходимые для работы документы. У меня не было визы и актуального контракта, пришлось бы тогда куда-то переезжать, наверно. Но мы надеялись на лучшее. Сейчас моя компания открывает юрлицо в Грузии. А мне нужен счет, чтобы получать зарплату. 

Когда встал вопрос о выборе страны для релокации, программист принял решение быстро.

– Особо не выбирал, потому что Прибалтика не привлекает, – и остановился на Грузии. В Литве большой налог, в Польше быстро растут цены на жилье. Местные жители поменяли отношение к белорусам. А в Грузии выгодные условия для работы. Там есть возможность открыть ИП и работать с налогом 1%, это более интересно, я считаю. При этом, если ты работаешь на компанию, налог составит 20%, если у нее нет статуса международной. А если есть – всего 5%. 

Программист также рассказал о проблемах, с которыми ему пришлось столкнуться при подготовке к переезду. 

Фото из личного архива Владислава

– Первое, с чем пришлось столкнуться, – это паника окружающих. От большого количества информации люди теряют голову. Второе – это перелет. «Аэрофлот» отменил мой рейс в Армению, которым я планировал лететь из Москвы. Но компания помогает в трудных ситуациях релокантам: компенсируют стоимость перелета и жилья в первый месяц. Если ты превысил какие-то денежные лимиты, можно просто предоставить чеки, и эту сумму тоже компенсируют.

Владислав рассказал также, что при релокации компания помогала с авиабилетами – даже если ты улетаешь с женой или партнером, как в случае Владислава. Первый месяц проживания тоже оплачивают. Программистам помогают делать рабочие визы в Европе, податься на Blue Card. Помогают решить вопросы с покупкой билетов, а также с деньгами, если нет возможности оплатить авиаперелет. И даже освоиться по прилету: например, предлагают обратиться к закрепленному за местом релокации человеку, который на месте помогает разобраться с важными бытовыми и культурными вопросами. 

Владислав уехал в Грузию с девушкой Мариной. У ребят в Беларуси остался шотландский кот – животное нужно было чипировать, а также сделать все необходимые прививки, но его пожалели. Ставить все прививки коту в одно время, чтобы успеть получить его документы до отъезда, не стали. Решили забрать его позже.

Девушке Владислава пришлось уволиться с работы, чтобы переехать в Грузию. 

Раньше мы думали о том, чтобы перезимовать где-то, где потеплее, не в Беларуси. Но на три месяца ее бы все равно не отпустили ни в отпуск, ни за свой счет. Поэтому ей все равно пришлось бы увольняться. Новость о релокации она восприняла спокойно, сомнений не было. Конечно, есть доля переживаний, ведь у нее здесь останутся родные, друзья. 

Он понимает, что Марина переживает по поводу работы: ребята ожидают, что найти ее там будет непросто. Тем не менее, настроение у них хорошее, хоть сам Владислав и осознает, что в самый курортный город Грузии едет не отдыхать, а работать. 

Фото из личного архива Владислава

В Беларуси у Владислава осталась мама – сначала она, конечно, была шокирована новостью о скором переезде сына, а потом приняла этот факт.

– Я и раньше говорил ей о том, что было бы интересно пожить где-то за пределами Беларуси, получить новый опыт, может быть, тогда она не воспринимала это так серьезно, но, тем не менее, теперь реагирует нормально. Отпускает, – улыбается молодой человек.

О планах на будущее программист говорит следующее:

– Вообще, хотелось бы вернуться в Беларусь к концу года. Может быть, чуть раньше. 

В апреле ребята улетели в Батуми и сейчас обосновываются там.

Антон (имя изменено – прим. ред.) уехал в Литву пару недель назад. Молодому человеку 23 года, но у него уже почти пять лет опыта работы в IT-компаниях. Последняя, в которой работает три года, крупная, ее офисы базируются в Беларуси, Европе и США – всего более 20 стран. 

В конце 2017 года я учился в университете на инженера по информационным технологиям, устроился на первую работу, мне было 18 лет, у меня не было практического опыта, но была теория, – говорит Антон. – Первые полтора года я учился в БГТУ, потом пришлось перевестись в БРУ в Могилев по личным обстоятельствам. Сам я родом из Могилева. 

С первым работодателем парень проработал около года. Он подчеркивает, что не всем так везет с первой работой, как ему, хорошие отношения с бывшим руководством сохранились у него до сих пор. О нынешней работе тоже отзывается тепло:

– Наша компания очень хорошо относится к сотрудникам, особенно в тех условиях, которые складываются у нас последние два года, – говорит программист. – Еще во время начала пандемии, когда другие увольняли или сокращали работников, у нас просто ограничивались наборы. На следующий день после 24 февраля нам начали приходить официальные письма и рекомендации от менеджмента, инструкции. С 25 числа нас начали массово информировать о вариантах переезда из Беларуси и России. В компании за несколько дней появились новые программы по релокации, которых раньше не было – и они были предназначены для быстрого, экстренного переезда. Многие ребята раньше сомневались, стоит ли уезжать из Беларуси, но после начала “специальное операции” все же принимали решения уезжать. Риски были высокие, в компании хотели максимально вывезти человеческий капитал. 

У Антона на проекте работает 8 человек, 7 из них – из Беларуси. Сейчас все семеро уже уехали. Кто-то еще в 2020 году, кто-то – в 2021.

Коллеги чувствуют себя подавленно, – рассказывает айтишник. – Настроения в коллективе не самые оптимистичные. Ребятам кажется, что мы на тонущем корабле. Для меня решение уехать было непростым. Но я его принял еще в июне 2021 года. А события февраля просто ускорили процесс. Изначально думал про Польшу, даже начал учить польский язык. Но проблема была в том, что после релокации туда год не пересматривают твою позицию в компании. Там другое законодательство. И поэтому решил в итоге уехать в Литву. Туда же переехали многие ребята из минского офиса и моя менеджер. Плюс виза делается быстро, я получил ее за три дня. 

Кредитов или каких-то иных обязательств перед государством у молодого человека в Беларуси нет.

Старался себя ничем не обременять, чтобы ничто меня не держало, потому что не видел здесь будущего, – признается он. – У меня есть собака, у нее готовы документы, сделаны все прививки, есть чип, то есть она полностью готова для переезда. За пару дней до выезда нужно взять сертификат от горветстанции. Также мне пришлось делать паспорт серии ПП для проживания за границами Беларуси, потому что он гарантирует более благоприятные условия въезда и выезда из страны. Для этого пришлось отказаться от белорусской прописки. 

Молодой человек также закрыл ИП, которое у него было открыто в Беларуси. Говорит, на открытие ушла примерно неделя, на закрытие – около двух месяцев. 

Компания, в которой работает Антон, выделяет определенную сумму денег на переезд, оплачивает визу и билеты, медицинскую страховку. Всю работу с документами она берет на себя, что в значительный степени снимает с релокантов головную боль. 

Журналист «МогилевОнлайн» узнал и о соотношении уехавших и оставшихся в Беларуси коллег программиста:

– Среди моих коллег из проекта нет таких людей, которые вынуждены были остаться в Беларуси, то есть хотели выехать, но не смогли по каким-то личным причинам. Но вообще такое бывает. Моя коллега из Москвы, например, уволилась, чтобы не релоцироваться. На самом деле даже мне было сложно уезжать, потому что здесь остаются родители, друзья, здесь я родился. А людям постарше еще сложнее, у них дети, пожилые родители, которых страшно бросать. Тех, кто при любом раскладе остается, думаю, процентов 25 – 30.

Даже если из Беларуси уйдут заказчики, им будет, чем заняться здесь. У моей компании много своей внутренней инфраструктуры, которая нуждается в разработке и поддержке. Но даже перенос бизнес-проектов в другие страны и работа со внутренними процессами в Беларуси позволит здесь комфортно существовать и даже набирать новых сотрудников, если конечно снова не произойдет чего-то непредсказуемого. 

Антон успешно прошел белорусско-литовскую границу. Уже ходит на работу в вильнюсский офис, осваивается, привыкает к новому укладу жизни. Однако в долгосрочной перспективе молодой человек пока не рассматривает вариант вернуться жить в Беларусь, а все его планы на ближайшее будущее затрагивают в основном сферу карьеры.

Мы связались с ним после интервью, чтобы получить комментарий о первых впечатлениях после переезда.

– По приезду в Литву почувствовал себя в безопасности. В принципе, русского и английского языков хватает, нет проблем из-за незнания литовского. Хоть это и небольшая страна, у нее есть сильная самоидентичность. Пока живу здесь как турист, но думаю, когда больше освоюсь, найду и здесь какие-то проблемы, – резюмирует Антон. 

Также корреспондент «МогилевОнлайн» пообщался с Кириллом (имя изменено – прим. ред.) – тестировщиком, который перебрался в Грузию в марте. У молодого человека довольно необычная история.

Кирилл родом из Могилева. До конца 2021 года он работал в одной из минских аптек. Был фармацевтом и заведующим. 

– Но у меня с 2020 года примерно появилось желание работать удаленно, чтобы иметь возможность работать из любого места, где есть интернет. Пока я работал в аптеке, выкраивал хотя бы по 30 – 40 минут каждый день на учебу, потому что решил стать тестировщиком. В конце декабря 2021 года у меня закончилось обучение на курсах. Я уволился из аптеки. Весь январь отдыхал, потому что до этого три года работал без отпуска. В феврале активно начал искать работу. 20 числа нашел ее и договорился, что выйду на работу в понедельник 28-ого. Но 24 грянули известные всем события. В понедельник я вышел, как и планировал, на работу – и сразу спросил про релокейт. Мне его одобрили, – рассказывает молодой человек.

Уже 5 марта он и его девушка улетели в Тбилиси. К слову, компания Кирилла компенсирует часть стоимости авиабилетов. По сути, как говорится, они попали с корабля на бал – это был первый рабочий день Кирилла на новом месте, да и вообще первый рабочий день в сфере IT. 

Фото из личного архива Кирилла

– О релокации задумался сразу же после того, как прогремели первые взрывы, – делится воспоминаниями тестировщик. – Хотелось находиться подальше от этой ситуации, были опасения. Это было решение одного вечера. Проблема была в том, что на месяц вперед не было ни одного билета до Грузии. Поэтому не знали даты вылета практически до последнего. Отметились в чек-листе, что ждем билеты, – это платная услуга. И удалось выхватить два. Третьего числа узнали, что вылетаем шестого, за три дня съехали со съемного жилья, перераспределили вещи и собрали чемоданы.

Поначалу семья Кирилла была шокирована новостью о переезде, пытались даже отговаривать, но быстро обдумали ситуацию без эмоций и приняли ее.

– Сначала мама пыталась отговорить, а позже передумала и сама начала просить нас уезжать. А девушка тоже хотела уехать, так что это решение мы принимали вместе. Она работала на проектах, но планирует найти удаленную работу в Грузии.

В Тбилиси пара заселилась в отель, несколько дней искали квартиру. Цены на них взлетели из-за повышенного спроса, вариантов было немного. В Батуми с помощью друзей нашли идеальный вариант и переехали из Тбилиси. 

– Причем квартиру мы нашли недорогую через знакомых, которые до этого приезжали в страну, они поделились с нами контактами очень хороших местных людей. Это трехкомнатная квартира с одной большой общей комнатой и двумя спальнями. Для нас ее придержали только потому, что мы друзья друзей. Этот мужчина сам забрал нас с вокзала, познакомил с хозяевами квартиры, нам не будут поднимать аренду в сезон. В общем, местные очень теплые, отзывчивые люди.

Вид из окна съемной квартиры в Батуми. Фото из личного архива Кирилла

При этом, когда резко вырос курс доллара, поднялись и цены на еду. В целом, в Грузии она выше примерно на 20 – 30%. Также нет привычного формата гипермаркетов, все закупаются в небольших местных лавках. Акции и скидки в Грузии редкость, единственная возможность сэкономить деньги – торговаться. 

– Также проблема с интернет-магазинами, их практически нет, – говорить парень. – У нас уже 10 – 15 лет назад были онлайн-сервисы и интернет-магазины, а здесь это неразвито, что для нас непривычно. Даже заведений, где можно заказать доставку еды, мало. 

Об отношении к русскоговорящим Кирилл рассказывает:

– Мои коллеги, которые не первый год живут в Батуми, говорили нам, что здесь проще относятся к русскоговорящим. В Тбилиси с этим были проблемы, иногда нам отказывались менять деньги или показывать съемные квартиры. В Батуми люди кажутся более отзывчивыми, да и мы уже немножко разбираемся, что к чему. Знание грузинских слов очень влияет на отношение местных к нам – они всегда очень радуются, когда говоришь им «гамарджоба» («здравствуйте» – прим. ред.) или какие-то еще простые грузинские слова.

По словам парня, грузины очень положительно относятся к тем, кто уважает их культуру. Когда кто-то из местных узнает, что Кирилл записался на курсы грузинского в Батуми, меняются в лице, становятся более приветливыми и дружелюбными. 

Спустя месяц жизни в Грузии чувствую себя комфортно, нету ощущения, что я не привык к стране. Здесь много моих друзей и коллег. Есть ощущение, что из любой ситуации найдется выход, – отмечает айтишник.

Фото из личного архива Кирилла

По сравнению с Минском улицы в Грузии показались ему неубранными. Привыкать к этому пришлось с неделю. Но Кирилл рассказал и про другие культурные различия между белорусами и грузинами.

Если у нас все решается с помощью долгой бюрократической бумажной волокиты, в Грузии можно просто прийти и сказать: «Мамой клянусь!», и все тебе поверят, – улыбается молодой человек.

Признается, что для релокации он рассматривал варианты с Польшей и Литвой, но у него не было визы. В Грузии у него были коллеги, а в Польшу и Литву на момент его отъезда еще никто не релоцировался. Кроме того, жизнь в Грузии дешевле, а Кирилл устроился в IT-компанию и тут же переехал, то есть рассчитывать ему приходится на зарплату джуниора. 

– Я давно хотел съездить в Грузию, слышал восторженные отзывы от друзей. Из окна квартиры, которую мы снимаем, видны горы, а не унылые девятиэтажки – это просто потрясающе. До моря идти десять минут, то есть прямо во время обеденного перерыва можно сходить на пляж, – делится впечатлениями айтишник. – Но при этом очень не хватает кофе. Если вспомнить Минск или Могилев, у нас хватает разных кофеен, а здесь, в Грузии, либо покупай кофе «3 в 1», либо за большие деньги. И не во всех местах его продают. И он не такой, к которому мы привыкли. Еще здесь дорогие молочные продукты, и кофе с молоком стоит дороже. В Беларуси вкусный кофе можно купить за 3 – 6 рублей, а здесь цена стартует от 8 лари (около 7 – 7,5 BYN) в заведении. Первый свой кофе в Грузии выпил примерно через месяц пребывания здесь. Потом нашли белорусов, открывших в Батуми кофейню, – вот теперь очень довольны. Еще Грузия – это страна собак, их здесь очень много. Они все чипированные и кастрированные, они добрые, но их очень много, иногда они ходят сворами.

Среди приоритетных направлений для релокации среди своих коллег парень называет Грузию, Польшу. Большинство его коллег в Батуми. Они встречаются, ходят по вечерам в местные заведения, хорошо проводят время вместе.

Тестировщик работает удаленно. Офис компании есть в Грузии, но к офисному формату ему возвращаться не хочется: признается, что понравилась удаленная работа. Пока он продолжает работать на минский офис и не переводился в местный. 

– Ребята из нашей компании, которые в прошлом году переехали в Грузию из Украины, до сих пор оформлены на киевский офис. У них были проблемы с переводом зарплаты первое время после 24 февраля. Сейчас разобрались с этим вопросом. На всякий случай они открыли ИП.

Фото из личного архива Кирилла

О планах до конца этого года молодой человек говорит неохотно, но только потому, что не хочет ничего загадывать.

– Мы не знаем, что может произойти в самой Грузии, непонятно, что будет дальше в мире. Если моя вторая половинка или друзья захотят куда-то переехать, тогда будем принимать решение, что делать. В Батуми я бы точно хотел остаться до ноября, пока здесь сезон. Жить в курортном городе, когда раньше ты не видел моря и гор – это здорово. 

При этом Кирилл считает, что если в Беларуси вернут налоговые льготы и иные послабления для IT, то сфера будет развиваться и дальше, потому что белорусы очень трудолюбивые и готовы вкладываться в свое дело.

Гнетущего чувства тоски, из-за которого хотелось бы все бросить и вернуться в Беларусь, у айтишника сейчас нет, хотя он признается, что скучает по друзьям и родным. 

Пожалуй, сейчас практически невозможно спрогнозировать, сколько из уехавших специалистов со временем вернутся назад в Беларусь. Чем больше времени они проживут за ее пределами, тем меньше вероятность, что они приедут назад. Такова природа человека: меньше изменений в жизни помогают избежать стресса. 

При этом есть известная тенденция к тому, что по прошествии нескольких месяцев жизни в новой стране эйфория эмигрантов сменяется тоской. Родина навсегда останется родиной.

В любом случае отток кадров всегда бьет по экономике страны. Возможно, результаты массовых релокаций мы увидим не в ближайшем будущем, но в долгосрочной перспективе – вполне вероятно.

Новости по теме:
Места:
БатумиМогилев
Поделиться:

Популярное:
1206
1202
524
507
460
340
Scroll Up