Понедельник, 24 января
  • Погода
  • -9
  • USD2,5945
  • RUB (100)3,9533
  • EUR2,9599

Страницы истории. Как Филон Гаркуша, казак из Быхова, взял Бобруйск и в Москву послом ездил

Мало известно, но многие из легендарных вождей казачье-крестьянской войны XVII века имели белорусские корни – от атаманов буйной вольницы до самого гетмана Богдана Хмельницкого.

Страницы истории. Как Филон Гаркуша, казак из Быхова, взял Бобруйск и в Москву послом ездил

 

Горькая доля

Филон Гаркуша происходил из семьи мещан Старого Быхова. Мещане в то время – это не пренебрежительное прозвище приверженцев примитивных материальных ценностей, а просто низшее сословие городских жителей (от слова «место»). При этом жизнь мещанина-горожанина в те времена была весьма далека от комфорта с канарейками и пуфиками. Времена были более чем неспокойные, и каждый мещанин был еще и воином городского ополчения, в случае необходимости выступавший с своим оружием на защиту родного города. 

Страницы истории. Как Филон Гаркуша, казак из Быхова, взял Бобруйск и в Москву послом ездил

Бюст Гаркуши работы З. Азгура

 Родился Филон Гаркуша около 1620 года. По другим вариантам написания в летописи его фамилия звучала как «Горкуша», «Оркуша» или «Аркуша». Впрочем, настоящая фамилия Филона могла быть другой – при поступлении в Запорожское войско казаки часто брали себе новое прозвище. Как иноки при поступлении в монастырь – что символизировало их полный разрыв с прежним миром. Бытует мнение, что и Запорожская Сечь тоже была своего рода подобием рыцарско-монашеского ордена. По крайне мере, «истинным» сечевикам, как и тамплиерам или янычарам, не рекомендовалось женится.

«Гарькавый» по-украински означает «картавый». Возможно, будущий грозный атаман и страдал дефектами речи. А может быть, его прозвище происходило от слова «горе»? Ведь и он сам, и его сподвижники этого самого горя видели немало, да и другим принесли – сполна. 

По версии же украинского историка В. Липинского, Гаркуша был связан с известным казачьим родом Кизимов (Кызымов).  Один из вожаков казачьего восстания 1637-1638 годов казачий сотник Кизим вместе с сыном по приказу Потоцкого были посажены на кол.

А еще пленный казак Демид на польском допросе в 1648 году утверждал, что Гаркуша доводится родственником самому Богдану Хмельницкому. Ничем другим эта версия не подтверждается, да и мало что мог показать пленный под пытками? Но интересно, что род Хмельницких принадлежал к шляхте ВКЛ гербов «Абданк» или «Массальский». Также по одной из версий, мать Богдана Хмельницкого происходила из рода князей  Ружинских, и это значит, что гетман Украины доводился дальним потомком  князьям Острожских, Глинских и Вишневецких, и даже самому Великому князю Литовскому Гедимину.

Герб рода Хмельницких

Американо-канадский историк Пол Магочий прямо указывает на белорусское происхождение отца будущего гетмана Михаила Хмельницкого. Если кто-то захочет развить эту тему дальше, то можно предположить, что упорное желание Богдана Хмельницкого овладеть Старым Быховым, несмотря на все трудности осады этой мощной крепости, может свидетельствовать и о «быховских» корнях гетмана Украины. Но это уже – область чистых предположений и исторических фантазий. 

Что до Филона Гаркуши из Быхова, то он вынужден был уйти в Украину по тем же неизвестным причинам, что и родные Зиновия Богдана Хмельницкого. Это могла быть и тяга к приключениям, и жажда сделать карьеру на казачьей службе, и необходимость скрыться от преследований. Чем занимался Гаркуша все это время – доподлинно неизвестно. Но видимо, уже с самого начала он проявил себя не просто как храбрый казак, но и способный командир. 

 

Полесский полковник

Уже вскоре после начала национально-освободительной войны в 1648 году Филон Гаркуша принял самое деятельное участие в ней. В мае 1648 года казаки разбили войско Речи Посполитой под Желтыми Водами. После этого восстание охватило Украину и перекинулось в Беларусь. Похоже, что на землях ВКЛ в разжигании повстанческой борьбы видную роль сыграли именно атаманы-выходцы из этих краев.  

Как свидетельствует украинский историк Юрий Мыцык, первоначально командовать казачьими загонами в Беларуси Богдан Хмельницкий назначил полковника Кизима. Видно, из того самого рода, представители которого были так жестоко казнены поляками во время предыдущего восстания. Но Кизимам фатально не везло. Во  время военных действий под Мозырем полковник Кизим утонул в Припяти.

 И тогда казаки выбрали своим командиром Филона Гаркушу. Об этом говорят в своих показания пленные казаки  Пилип Хведорка и Василий Янушкевич. Это — одно из первых упоминаний о деятельности Гаркуши в сохранившихся документах.  Гаркуша возглавил Речицкий полк, укомплектованный, по-видимому, во многом их местных крестьян.  

Вторым полком стал командовать Григорий Бут, крепостной крестьянин с Черниговщины, при этом он подчинялся Гаркуше. В каждом полку было по полторы тысячи украинских казаков и белорусских повстанцев. Силы вроде бы и небольшие, но Гаркуша смело двинулся с ними в глубь Беларуси. Дело в том, что его войско везде встречало сочувствие населения. Белорусские селяне страдали от двойного гнета – от крепостнического рабства у своих панов и от преследования их православной веры. 

На переправе через Березину у Горваля казаки и повстанцы Гаркуши разгромил крупный отряд стражника Литовского Григория Мирского. 

Бобруйск сам открыл перед казаками и повстанцами свои ворота, после чего они разграбили костел. Грабежи шляхетских имений и католической собственности сопровождали весь путь повстанцев Гаркуши. Таковы были и обычаи войны того времени, и ответная реакция на панщину и принудительное насаждение унии и католичества. 

А вот порох для своих рушниц Речицкий полк предпочел приобрести законно – у купца из Бобруйска и торговца из Могилева. Затем на сторону казаков перешел и город Игумен на Свислочи, после чего осенью 1648 года они двумя колоннами вышли к Старому Быхову.

Старый Быхов, гравюра 17 века

Старый Быхов, гравюра 17 века

Быхов был хорошо укреплен, и о том, что произошло дальше – версии расходятся. По одним данным, Гаркуша Старый Быхов так и не взял. Согласно же данным допроса пленного казака Уласа,  повстанцы Гаркуши и Бута вошли в Быхов. Возможно, казачьи загоны действительно заняли город, но не смогли взять укрепленный замок? Не удалось в 1648 году захватить и Могилев. 

А дальше события для казаков и повстанцев приняли еще худший оборот. В начале 1649 года началось контрнаступление войск ВКЛ во главе с польным гетманом Янушем Радзивилом. Один за другим его войска брали города, пали Мозырь и Бобруйск. Везде солдаты Радзивила устраивали жестокие экзекуции – полыхали пожарища, на острых кольях умирали в мучениях «взбунтовавшиеся холопы». 

Хмельницкий посылал подмогу, при этом – частями, видимо, по мере формирования. Но относительно небольшие казачьи загоны быстро обрастали в Беларуси живой силой за счет местного православного населения.  

10-ти тысячный отряд наказного гетмана и Белорусского полковника Ильи Голоты после форсирования Припяти   увеличился до 30 тысяч, и смог нанести серьезные поражения Радзивилу. Но в июне 1649 года в битве под Загальем между Речицей и Мозырем   экспедиционный корпус Ильи Голоты был разбит. По одним данным, белорусский полковник был казнен на колу, по другим – убит в бою.  А в июле под Лоевом потерпели тяжелое поражение и прибывшие в Беларусь крупные казачьи силы полковника Михаила Кричевского, который был взят в плен тяжело раненным и покончил с собой.  

В 1651 году, несмотря на заключенный ранее Зборовский мир, боевые действия возобновились. Войска Речи Посполитой от Речицы и Мозыря начали наступление на Киев, духовный центр  украинского национального Возрождения. Немалую роль Киев,  православные братства и Могилянская академия играли и в развитии просвещения и самосознания на Беларуси. 

Полесским казачьим полком, в числе других прикрывающим киевское направление, командовал Филон Гаркуша. Вероятно, что полк Гаркуши был наспех собран из полесских крестьян. По другим данным, его называют повстанческим корпусом в 15 тысяч человек, к которому белорусские крестьяне присоединялись целыми староствами. Гаркуше удается разгромить отряд полковника Паввши. Несмотря на яростное преследование войск Речи Посполитой и потери, полесский полковник   умело маневрирует в районе Припяти, и соединяется с Киевским полком полковника Ждановича.  Каратели же обрушивают свой гнев на местных крестьян, людей убивали даже в церквях. 

Казаки в бою

Силы были неравны. Киевская городская община, чтобы избежать разрушения города, решила сдаться войскам Речи Посполитой. Казаки отошли, причем полк Гаркуши, по некоторым данным, прикрывал отступление. Но солдаты Радзивила не сдержали слова, и Киев был подвергнут грабежам, а Подол — сожжен. Оглядываясь на златоверхие купола киевских соборов, Гаркуша с полком уходил к Белой Церкви. Тогда Полесский полковник еще не знал, удастся ли ему еще увидеть свою родину, Белую Русь.   

 

Чехарда вокруг булавы

Однако Филон Гаркуша продолжал оставаться в строю. Наметившийся перевес в войне со стороны Речи Посполитой заставил Богдана Хмельницкого пойти на союз с Московским государством. При этом первоначально украинские казаки мыслили это как равноправную федерацию, где за ними останутся самые широкие свободы и старые привилегии. Но иначе видели это «Союз» при царском дворе, где уже формировалась самодержавная власть, а подданным отводилась лишь роль беспрекословно подчиняющихся.

 В Москву было направлено  посольство Войска Запорожского, но переговоры затягивались. Тогда Хмельницкий отправляет к царю второе посольство во главе с Филоном Гаркушей. Похоже, что полковник из Быхова был и на самом деле близким к гетману, раз тот доверил ему столь важное поручение. И на дипломатическом поприще неожиданно раскрылись новые способности Гаркуши. Его миссия оказалась успешной, царь Алексей Михайлович дал гетману ответ, где обещал сохранять казачьи вольности:  «писали к нам… гетман Богдан Хмелницкой и все Войско Запорожское с гонцом своим Филоном Гаркушею, чтоб нам…  права и привилия, и свободы, и все добра  отческие  и  праотческие,  из  веков  от  князей  благо­честивых  и  королей  наданые,  утвердити…И  мы…на  то. ..изволили прежние ваши права, и привилия, и свободы, и добра утвердити. ..и хотим (их)  содержати  навеки  крепко  и нерушимо, безо всякого пременения».

Царское послание звучало обнадеживающе.  И в 1654 году на Переяславской Раде был заключен союз между Московским государством и Войском Запорожским. 

Далее Гаркуша воюет на Волыни, где, как и ранее, жестоко преследует польскую шляхту. Не обходится и без грабежей помещичьих имений. Шляхта даже пишет на это жалобу Богдану Хмельницкому. 

После смерти Хмельницкого за гетманскую булаву развернулась нешуточная борьба. «И.О.» гетмана Войска Запорожского, до совершеннолетия Юрия Хмельницкого, становится Иван Выговский. Но существуют и другие претенденты, в частности, полтавский полковник Максим Пушкарь. Все кандидаты на гетманство пытаются заручиться поддержкой Москвы, при этом каждый обещает со своей стороны наиболее глубокую «интеграцию». 

Иван Выговский, с учетом его прежних успехов на поприще дипломатии, вновь направляет Филона Гаркушу в Кремль на переговоры. В марте 1658 года царские сановники устраивают очную ставку пушкаревцам и сторонникам Выговского. Ценой диспута может быть голова, но Гаркуша выходит из него победителем. На некоторое время отношения между Московским государством и Войском Запорожским выравниваются.  

В мае 1658 года Гаркуша участвует  в новых переговорах – на этот раз с царским послом уже в гетманской столице Чигирине. Но между Москвой и казаками уже пробежала тень, и им явно не нравится высокомерный и деспотичный тон нового сюзерена.  Царь поддерживает сразу нескольких претендентов на гетманство, играя на их противоречиях. Тогда Выговский идет в поход на Пушкаря, в результате чего полтавский полковник был разбит и погиб. Через некоторое время Полтавский полк возглавил Филон Гаркуша. 

Однако вскоре Иван Выговский заключает союз с Варшавой и вступает в войну с Москвой. Несмотря на победу над царской армией под Конотопом, в целом войну он проигрывает. Выговский теряет булаву, а Гаркуша – пернач полтавского полковника. По злой иронии истории, Выговского расстреляют его же союзники поляки. Тогда Филон из Быхова переходит на сторону Якима Сомка, бывшего участника мятежа Максима Пушкаря против регента Выговского. Теперь же Сомко избран наказным гетманом и претендует стать во главе  всего Войска Запорожского вместо  Юрия Хмельницкого, перешедшего на польскую сторону. Яким Сомко вместе с московскими войсками наносит поражение Юрию Хмельницкому и очень старается понравится царю, но капризный самодержец все равно не дает добро на его гетманство. 

И в феврале 1662 года Гаркушу вновь отправляют в Москву, чтобы решить вопрос с избранием Сомка гетманом. Но в этот раз  искусство дипломата из Быхова не помогло – в июне 1663 года на «Черной Раде» близ Нежина гетманом избрали Ивана Брюховецкого, а Яким Сомко был схвачен и  обезглавлен. Участь проигравшего выборы кандидата в те смутные времена была весьма печальной. Конкуренты обошли Яким Сомка и его посла Гаркушу, сумев убедить Алексея Михайловича, что Сомко является  слишком «самостийным» кандидатом.

Вместе с Якимом Сомко была казнена и группа его сторонников, включая Василия Золотаренко, брата убитого под Старым Быховым наказного гетмана Сиверского Ивана Золотаренко. Многие другие были сосланы царем в Сибирь.  Но вот Филону Гаркуше удалось избежать расправы при очередной смене власти. Сберечь свою голову быховчанину помогала то ли удача, то ли осмотрительность и настороженность, то ли дипломатические способности.

На несколько лет Гаркуша исчезает из хроник. И появляется только в 1667 году, опять – в качестве Полтавского полковника, но на этот раз – при «правобережном» гетмане Петре Дорошенко. Гаркуша требует от еще одного претендента на гетманскую булаву Демьяна Игнатовича с красноречивым прозвищем «Многогрiшний» покориться Дорошенко, в противном случае обещая выставить против него 10 тысяч сабель только своего Полтавского полка. Однако вскоре Дорошенко отправляется в сибирскую ссылку, гетманом становится Многогрешный. Затем настает и его очередь быть схваченным, выведенным на казнь, где ему «царской милостью» в последний момент заменили смерть ссылкой. 

Филон Гаркуша на этом очередном витке смуты отходит от дел, живет как частное лицо. Только при гетмане Иване Самойловиче, когда ситуация несколько стабилизировалась, в 1678 году он становится городским атаманом Полтавы. 

Гетман Иван Самойлович

 

Жизнь Полесского полковника была полна взлетов, падений и опасностей, как и все в то бурное время. Быховчанину повезло сносить свою голову на плечах и от королевской, и царской, и гетманской плахи. В Быхов он уже не вернулся никогда, но свой вклад в историю Беларуси все же внес. Плохой или хороший – каждый может судить сам.   

Бюст Гаркуши в годы Великой Отечественной войны изготовил выдающийся белорусский скульптор Заир Азгур.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Новости по теме:
Персоналии:
Филон Гаркуша
Места:
БобруйскБыхов
Поделиться:

Популярное:
838
494
167
130
102
102
Scroll Up