Четверг, 11 августа
  • Погода
  • +17
  • USD3,5459
  • RUB (100)6,9848
  • EUR3,8273

Страницы истории Могилевщины. Как наместник Кричева перебегал из ВКЛ к московскому царю и обратно, побил татар и стал создателем Запорожской Сечи

Бурный XVI век дал так много ярких событий и имен, что о некоторых из них многие читатели даже не слышали. Расскажем об одном из них — шляхтиче Остапе Дашкевиче, чья биография сегодня выглядит, как авантюрная повесть.

Страницы истории Могилевщины. Как наместник Кричева перебегал из ВКЛ к московскому царю и обратно, побил татар и стал создателем Запорожской Сечи


Как в старину государя выбирали

В 1501 году великокняжеским старостой Кричева был Остафий Дашкович (Остап Дашкевич). Это сегодня глава администрации занимается проблемами коммунального хозяйства и общественного транспорта. А в те времена, когда все проблемы, включая хозяйственные, решала сила сабельного удара да меткость выстрела, тогдашние мэры и губернаторы были скорее полевыми командирами.

Страницы истории Могилевщины. Как наместник Кричева перебегал из ВКЛ к московскому царю и обратно, побил татар и стал создателем Запорожской Сечи

Дед Остапа и основатель рода Дашко служил при дворе Великого князя Литовского Свидригайло, принадлежал к гербу «Лелива». По поводу происхождения этого геральдического символа есть разные версии. Поскольку герб «Лелива» имеет двойное изображение полумесяца и шестиконечной звезды, его исламское происхождение и соотнесенность с белорусско-литовскими татарами выглядит весьма вероятной. Правда, в варианте герба Дашкевичей полумесяц был перевернут, а над ним возвышался православный крест.

Страницы истории Могилевщины. Как наместник Кричева перебегал из ВКЛ к московскому царю и обратно, побил татар и стал создателем Запорожской Сечи

По другой версии, дедом Остафия был князь Данила Глинский по прозвищу «Дашко», троюродный брат матери Ивана Грозного Елены Глинской. Отец Иван Дашкович служил Великому княжеству Литовскому на пограничных землях. Сам Остап родился в 1475 году в Овруче, на границе современной Беларуси и Украины. В те времена Овруч входил в Киевское воеводство ВКЛ и был местом постоянных набегов крымских татар.

Страницы истории Могилевщины. Как наместник Кричева перебегал из ВКЛ к московскому царю и обратно, побил татар и стал создателем Запорожской Сечи

В историю Остап Дашкевич впервые попал в 1501 году. Именно тогда он упоминается в летописи как воевода великого литовского князя Александра и участник Ведрошской битвы с московитами. Война между ВКЛ И Москвой разгорелась из-за «отъезда» ряда литовско-белорусских князей на службу к Ивану III, причем — владельцы ушли вместе со своими белорусско-украинскими землями. Среди них был и князь Семен Можайский с городами Гомелем, Черниговом и Стародубом. Было из-за чего опечалиться в Вильне, «отъехавшие» принесли Великому княжеству Московскому на блюдечке значительную часть всех завоеваний Витовта Великого.

Ну а все серьезные споры решались тогда саблей да «огненным боем». И вот крупные армии обеих сторон встретились 14 июля 1501 года у реки Ведроше. Бой начала литовская конница, которая лихо опрокинула Передовой полк москвичей. Преследуя бегущих, кавалерия Острожского переправилась через речку Тросна и вступила в бой уже с Большим полком. Но потом стала вязнуть на пересеченной, болотистой местности. Тогда Засадный московский полк вместе с союзными татарами ударил в тыл литовскому войску. После чего армия Острожского была прижата к реке и разбита. Фактически московское войско повторило сценарий Куликовской битвы.

В плен попал сам командующий армией, великий гетман Литовский Константин Острожский и много воинов, но вот воевода Дашкович смог бежать. Возможно, ему одному из немногих удалось переплыть речку Тросна, мост на которой был предусмотрительно разрушен московитами?

Страницы истории Могилевщины. Как наместник Кричева перебегал из ВКЛ к московскому царю и обратно, побил татар и стал создателем Запорожской Сечи

И в том же 1501 году наш Остап — уже староста в Кричеве. Тогдашние старосты формально являлись государственными чиновниками, призванными управлять территорией от имени великого князя. В действительности они были фактическими владельцами доверенных им городов и местечек. Как правил Дашкович в Кричеве — история пока умалчивает. Но можно предположить, что примерно также, как и будучи впоследствии старостой в Черкасах. А там он заставлял местный люд «работать на себя каждый день, возить дрова, косить сено, тянуть сеть». Но сверх этого, он «замышлял и иншие работизны, чего они пред тем с продков своих не повинни були робити».

Тем временем война ВКЛ с Великим княжеством Московским продолжалась. Литовское войско вместе с татарами Большой Орды готовилась нанести удар по землям перебежчиков, Чернигову и Гомелю. Но осенью 1501 года московские силы, в составе которых шли и дружины гомельского князя Семена Можайского, первыми ворвались на Могилевщину. Остафий же Дашкович с отрядами из Кричевского староства присоединился к войску князя Михаила Изяславского (Заславского). Однако исход боя, состоявшегося 4 ноября 1501 года под Мстиславлем, вновь оказался неудачным для литовского войска. Его остатки вместе с князем Заславским и воеводой Дашкевичем укрылись в Мстиславском замке и наладили оборону. Взять замок московитам не удалось, но они разграбили окрестности Мстиславля и отошли с большим количеством пленных.

Гибридная война позднего Средневековья

На протяжении двух последующих лет Остап Дашкевич со своими вооруженными людьми осуществляет опустошительные набеги на соседние московские земли. Но затем Дашкевич совершает неожиданный поворот — в 1504 году бежит в Московское государство. Там он мог встретить и своего бывшего командующего, плененного великого гетмана Литовского Константина Острожского. Однако в 1506 году Острожский поступает на службу к московитам и дает соответствующую присягу Василию III. Переход феодальной знати с одной стороны на другую в те времена был не редкостью. То, что в наше время было бы расценено как государственная измена, тогда многими понималась как право элиты самой выбирать себе государя.

Страницы истории Могилевщины. Как наместник Кричева перебегал из ВКЛ к московскому царю и обратно, побил татар и стал создателем Запорожской Сечи

Но в сентябре 1507 года новоиспеченный московский боярин вновь меняет свой выбор. Выехав якобы для проверки войск в приграничные районы, Острожский глухими лесными тропами бежит в ВКЛ. По некоторым данным, в организации побега бывшего литовского гетмана участвует и Остафий Дашкевич.
По сути, между Московским государством и Литвой-Украиной-Беларусью в то время велась настоящая «гибридная война». Ее основным инструментом были заговоры крупной земельной аристократии. Отсутствие «ласки» со стороны того или иного верховного правителя, его посягательства на вольности и привилегии князей и бояр служили едва ли не главным аргументом для феодальной «оппозиции». Но и идеология, в то время — почти исключительно религиозная, также играла свою роль. Литовско-белорусские князья часто оправдывали свой переход на сторону Москвы реальным или мнимым притеснением православия в Литве. Ну а еще обе стороны настаивали на «интеграции» бывших земель Киевской Руси, при этом за ВКЛ оставался такой аргумент, как Киев, а за Москвой — права их династии Рюриковичей.

В 1508 году туровский князь Михаил Глинский также поднял бунт и перешел на сторону Василия III. Глинский захватил Мозырь, когда на помощь ему от московского князя пришел Остап Дашкович с 20 тысячами поместной конницы. Повстанцы и московиты осадили Минск, Бобруйск, Мстиславль, Кричев и Оршу, но взять ничего так и не смогли. Московские воеводы вынуждены были вернуться назад, выступление Глинского провалилось. Как помним, Глинские были возможными родственниками Дашкевичей. С собой в Москву князь Михаил увез и свою племянницу Елену Глинскую, на которой со временем женился значительно старший ее Василий III. Великий московский князь даже бороду сбрил — то ли чтобы казаться моложе, то ли чтобы не выглядеть варваром перед молодой женой-«западнянкой».

Страницы истории Могилевщины. Как наместник Кричева перебегал из ВКЛ к московскому царю и обратно, побил татар и стал создателем Запорожской Сечи

Ну а Остап Дашкевич любит быть на стороне удачливых. И слава богу, в «победившей» ВКЛ у него есть влиятельный заступник — Константин Острожский. Бывший гетман все устраивает перед новым польским королем и литовским князем Сигизмундом I (Жигимонтом). И мятежный воевода вновь перебегает на противоположную сторону. В 1510 году Жигимонт снова назначает Дашкевича старостой, но на этот раз — украинского Канева. А в 1514 году делает его и своим наместником в Черкасах.

Казачий батька

Новые владения Дашкевича были вольным краем на границе ВКЛ и татарской степи. Черкасы и Канев являлись укрепленными замками, а вот за их пределами опасность могла подстерегать на каждом шагу. Стрела ли татарская пролетит, или тугой аркан затянется — и повлекут по степи нового пленника татарские или ногайские наездники. Это в сериале «Великолепный век» про Роксолану, рабыню и Султан-Хюрем из «Литвы», все красиво. Но тысячи и тысячи славянских пленниц прошли «Черным шляхом» в слезах и крови в Крым, где их продавали на многочисленных невольничьих рынках. Поэтому селились на благодатных южных черноземах люди преимущественно смелые и сильные. Немало среди них было и белорусов, бежавших к полной опасностей, но вольной жизни от панского гнета.
Именно тогда появляются первые казаки, по соглашению с властями ВКЛ несшие пограничную службу. Но их основным занятием была рыбная ловля, охота и более всего — налеты и грабежи на татарской территории. Ранние казаки и вооружены были на манер легкого татарского войска — короткими копьями и луками со стрелами. Но староста Дашкевич, опытный уже к тому времени военачальник, решительно реформирует и перевооружает казачество. Как сообщает видный украинский историк Дмитрий Яворницкий, именно Остап Дашкевич вводит у них сабли, которыми уже отменно владела польская и белорусская шляхта. Впрочем, сабельный клинок пришел в ВКЛ с того же Востока, сменив меч, ставший излишним по мере того, как огнестрельное оружие «отменило» доспехи. Самое же грозное казачье оружие — огнепальные рушницы, ввел также Остап Дашкевич. Также бывший кричевский староста впервые организовал хаотично перемещающихся по степи казаков в полки и сотни. Все же на Беларуси издревле любили порядок.

Князь ВКЛ Жигимонт разрешил казакам селиться хуторами выше днепровских порогов, между Днепром, Кальмиусом, Бугом и другими реками. В степи постепенно выстраивались деревянные укрепления, опорные пункты казачьей обороны — Сечи. По сути, Черкасы и Канев стали первыми центрами, вокруг которого стало формироваться Запорожское войско.

Военное реформаторство Дашкевича вполне оправдало себя. В 1512 году он вместе с киевским воеводой Юрием Радзивиллом он совершает поход на Новгород-Северский, где разбивает 6-тысячное московское войско.

Впрочем, союзников и направления ударов в те смутные времена меняли очень часто. Того и гляди, что бы твой «верный друг и побратим» не воткнул тебе в спину кривой кинжал, если ты зазевался. И сам Остап был таким, и окружающие его «полевые командиры». В сентябре 1514 года Константин Острожский взял реванш за Ведрошу, разбил московское войско под Оршей. И зимой 1514 года черкасский староста Дашкевич вторгается на Северщину, только на этот раз — с крымско-татарским калгой Мехмедом-Гиреем. Освобождают северные украинские земли от московского князя? Или просто идут «на добычь»?

А в 1516 году Дашкевич и также покровитель украинского казачества Преслав Лянцкоронский опустошают окрестности столицы Буджакской орды — Аккермана (ныне — Белгород-Днестровский). Отягощенные добычей, их войска уже повернули домой, когда недалеко от Очакова их настигли турецко-татарские отряды. Но Остафий Дашкович не растерялся — он быстро «отоборяется» за построенными в треугольник повозками. Этот прием будет долго оставаться излюбленной казацкой тактикой, под прикрытием возов, паля из пушек и ружей, запорожцы станут не только обороняться, но и наступать. А тогда, отбив первый натиск турко-татар, казаки Дашкевича и Лянцкоронского сами выскочили с саблями в контратаку и разбили врага.

Страницы истории Могилевщины. Как наместник Кричева перебегал из ВКЛ к московскому царю и обратно, побил татар и стал создателем Запорожской Сечи

В 1517 году Остап Дашкевич как представитель Великого княжества Литовского ведет переговоры с Крымским ханством в Черкасах. Но татарским и ногайским нукерам плевать на мирные договоренности с высоты своего коня, набеги на Украину и Беларусь — продолжаются. Тогда в 1518 году Константин Острожский с отрядами Дашкевича разгромили крымских татар на Волыни. А в следующем году казаки Дашкевича уже сами вторглись во владения крымского хана, да так, что тот вынужден жаловаться Жигимонту: «Поднепровские ваши пришли в улусы и городы наши погромили, много людей наших побили, коням и овец отарам много беды учинили». Но военное счастье — переменчиво. В том же 1519 году Константин Острожский, несмотря на весь свой боевой опыт, из-за заносчивости польской шляхты, терпит поражение от татар под Сокалем, где пало 1200 рыцарей.

И снова — власть меняется. Летом 1521 года союзником черкасского старосты вновь становится Мехмед-Гирей, уже севший на крымско-ханский престол.

Крымские качели

Вместе с крымской ордой отряды Дашкевича идут в поход на Москву. Взят и разграблен Нижний Новгород и Владимир, Василий III бежит из Москвы и так напуган, что по некоторым свидетельствам, прячется в хлеву. Крымско-татарские войска осаждают Москву и опустошают ее окрестности. Но немного странные тогда были войны — сразу по заключению перемирия, когда Василий согласился признать себя вечным данником хана, как и его предки, у белокаменных стен татары разворачивают торговлю пленными и прочей добычей. На торжище регулярно является Остафий Дашкович. Но черкасский староста не был таким уж заядлым коммерсантом. По свидетельству австрийского посланника Сигизмунда Герберштейна, Дашкович намеревался «при случае ворваться в ворота следом за московскими купцами и, выбивши стражу, захватить Москву». Что двигало при этом атаманом — особая неприязнь к московитам в память Ведроши и Мстиславля, или жажда больших трофеев? История об этом умалчивает.

В следующем году Остап уже в Крыму — во главе посольства ВКЛ. Но одновременно — и военный разведчик, прямо из Бахчисарая от отправляет королю соответствующие сведения.

И вот — новый качок «крымских качелей». 1523 году казаки Дашкевича опустошают предместья Очакова и берут крепость Ислам-Кермен на Днепре (ныне — Каховка), после чего выходят в Черное море и захватывают там турецкие суда. Задолго до Измаила штурм Ислам-Кермена был, пожалуй, первым успешным взятием крупной турецкой крепости казаками.

Кроме старосты Черкас и Канева, в регионе успешно оперируют и другие «главы администраций». В 1524 году речицкий староста Сенька Полозович вместе со своим чернобыльским коллегой Криштофом Кмитичем перекрывают крымским татарам переправы через Днепр.

Крымское ханство готовит новый мощный удар, хотя и маскирует его мирными переговорами. Дашкевич отправляет Жигимонту соответствующие разведывательные донесения. И вот зимой 1527 года в Речь Посполитую вторгается 34-тысячная Перекопская орда. Крымские татары опустошают южные земли Польши и возвращаются в Крым через Волынь с богатой добычей. Но тут их и поджидает Константин Острожский с черкасско-каневским старостой.

В объединенном войске ВКЛ — всего 3500 воинов. Крымско-татар — намного больше. На реке Ольшаница, между Каневом и Черкассами, татары расположились на ночлег. Презрев рыцарские правила, Острожский и Дашкевич налетели на них ночью и элементарно перерезали. Видимо, избиение было беспощадным. По данным Михалона Литвина, погибло по меньшей мере 25 тысяч перекопских татар, в плен взяли только 700 человек. 40 000 невольников было освобождено.

В 1532 году против черкасского старосты османский султан отправил уже не только многочисленную крымско-татарскую орду, но и артиллерию и полторы тысячи янычар. «Ени черы» — «новое войско», было элитной армией, и пожалуй, в то время не знало себе равных. Однако взять Черкассы янычары с пушками так и не смогли, казаки отбили все штурмы, а хитрый Дашкевич уговорил крымского хана Саадет-Гирея заключить мир и оставить среднее Поднепровье. В польском Сейме Остап Дашкевич похвалялся турецкими ядрами, что прилетали в Черкассы.

Вероятно, за эти подвиги Дашкевич в 1532 году был пожалован еще и старостой белорусского Чечерска и Пропойска, и большими средствами из королевской казны — на оборону края. Сколько при этом пошло на оборонные нужды, а сколько на иные — история умалчивает. Но известно только, что в хозяйственной жизни черкасский староста, в духе своего времени, был жестоким притеснителем. Из песни слов не выкинешь — Дашкевич забирал себе половину добычи рыбаков и охотников, принудительно скупал казацкие товары по дешевке и отобрал у казаков угодья на днепровских порогах («то дей все пан Остафій себе привлащил»).

Однако именно Остап Дашкевич в 1533 году на сейме ВКЛ предложил план создания Запорожской Сечи. В письменном проекте предлагалось выделение двухтысячного войска «реестровых» казаков и создание казачьей флотилии на судах-«чайках» для контроля на переправах, через которые крымско-татарские орды врывались в Украину-Беларусь. Конные разъезды должны были патрулировать сухопутные пути. На днепровских островах предполагалось строение крепостей.

Еще Остап Дашкевич стоял у истоков военной разведки. Причем сам работал «нелегалом» — как гласят легенды, Остап Дашкевич переодевался в мусульманское платье, и хорошо владея крымско-татарским языком, сам шел за информацией в лагерь противника. Также бывший кричевский староста изложил свой боевой опыт в теоретическом военном трактате, написанном в 1533 году.

Новости по теме:
Персоналии:
Остап Дашкович
Места:
Кричев
Поделиться:

Популярное:
1777
641
322
279
237
226