Пятница, 18 июня
  • Погода
  • +16
  • EUR3,0125
  • USD2,5207
  • RUB (100)3,4756

«Я ей говорю: «Зайка, попытайся встать на ноги!» А она мне: «Я не могу…» Мама из Гомельского района отправила детей в санаторий, а они там подхватили вирус — в «скорую» 9-летнюю девочку несли на носилках

Группу гомельских детей из санатория в Витебской области привезли с признаками тяжелой интоксикации. Диагноз пока остается неизвестным, родители и медики ждут результатов лабораторных исследований, пишут «Сильные Новости».

«Я ей говорю: «Зайка, попытайся встать на ноги!» А она мне: «Я не могу…» Мама из Гомельского района отправила детей в санаторий, а они там подхватили вирус — в «скорую» 9-летнюю девочку несли на носилках

Страх и ответственность

Ученики Лопатинской средней школы отправились на отдых в детский реабилитационно-оздоровительный центр «Жемчужина» Лепельского района в сопровождении двух своих педагогов. К сожалению, уже вскоре одна из сопровождающих попала в инфекционный изолятор, а потом была госпитализирована. Как сообщили родителям — с «бронхитом».

У жительницы Гомельского района Ольги в санаторий поехали 9-летние дети Виктория и Максим. По словам женщины, с самого начала в этой поездке что-то не заладилось.

— Не было дня, чтобы там что-то не происходило, — говорит Ольга. — Но воспитатели запрещали рассказывать что-либо родителям и откровенно запугивали детей. 7 мая в комнате у мальчиков произошла потасовка. После этого два воспитателя из местного персонала принялись психологически «обрабатывать» моего Максима. Он достаточно крепкий мальчик, никогда не плачет. Но тут он звонил нам и рыдал при всех, мы полтора часа не могли его успокоить. Оказывается, ему сказали: «Если расскажешь родителям, то пойдешь в свое Лопатино пешком. Вызовем милицию, а твоя мама заплатит за путевку 900 рублей».

«Мама, где ты возьмешь столько денег? И я заблужусь, я не знаю дороги до Лопатино», — говорил испуганный ребенок.

А вечером того же дня уже 9-летняя Виктория почувствовала себя плохо. Около десяти часов вечера ее вырвало прямо в комнате, ребенок пожаловался воспитательнице. Дежурный медработник направил ее в изолятор, дал таблетку и сказал полежать, а если станет плохо, то сообщить ей. Рвота не прекращалась, в течение ночи Виктория несколько раз будила медика, ей снова давали таблетку и предлагали прилечь. Родителям все это время ничего не сообщали. Как сказал впоследствии дежурный медработник: «Девочка сама попросила ничего не говорить маме, чтобы не расстраивать». Лишь когда в девять часов утра девочку вырвало в очередной раз, из санатория позвонили матери.

 В разговоре со мной врач сказал: «Ничего страшного, мы будем ее отпаивать». Еще местные медики сообщили, что хотели сделать Вике противорвотный укол, но она отказалась, — рассказывает Ольга. — Я не медик, и сказала дочке, что ей нужно сделать этот укол. Уже потом я узнала, такие меры принимать не рекомендуется, поскольку они просто заглушают симптоматику и затрудняют диагностирование и правильное лечение. Но и после укола ребенка продолжало рвать. Я стала требовать, чтобы моей дочке вызвали «скорую помощь». Однако в санатории отнекивались, убеждали меня, что будут «наблюдать» за ее состоянием. В 12 часов я в очередной раз набрала Вику и по ее голосу поняла, что она очень ослабла. Дочка сказала, что не может говорить, что у нее болят и отнимаются ноги. Я ей говорю: «Зайка, попытайся встать на ноги!» А она мне: «Мама, я не могу…»

Тогда мать самым решительным образом стала требовать от персонала санатория немедленно вызвать «скорую помощь». Когда прибыла дежурная бригада медиков, самостоятельно передвигаться Виктория уже не могла — в машину ее несли на носилках.

Параллельно матери пришлось решать вопрос с еще одной ситуацией. Утром того же дня ее сын Максим сильно ударил руку. Палец на ней опух, но везти его на рентгеновский снимок в санатории не хотели, ссылаясь на отсутствие транспорта. Но «нет худа без добра», в рентген-кабинет мальчик поехал на той же «скорой», что и его сестра. Он же по телефону рассказывал по дороге матери о ее состоянии, так как сама Виктория все время впадала в забытье. По словам брата, врачи «скорой помощи» все время будили ее, опасаясь, что девочка больше не очнется.

 Я не специалист, но хорошо представляла, что моему ребенку может угрожать на фоне сильнейшей интоксикации и обезвоживания. Но я не понимаю, по каким причинам в санатории ей не желали вызывать неотложную помощь? — говорит мать Виктории.

Вынужденное самолечение

Тогда Ольга приняла решение ехать к детям. После того, как удалось найти подходящий транспорт, женщина выехала в Витебскую область. До места добралась примерно за четыре с половиной часа, к этому времени в больнице поставили предварительный диагноз — гастроэнтерит. Это воспаление желудка и кишечника могут вызвать различные возбудители — от ротовируса («кишечного гриппа») до сальмонеллы и кишечных палочек. К этому времени Виктория лежала в инфекционном отделении под капельницей.

Ольга забрала Викторию из больницы, из санатория — ее подругу, у которой также уже были первые симптомы кишечной инфекции, и сына Максима. Они немедленно отправились в Гомель. В дороге Виктория почти все время спала. Уже возле Довска у девочки резко поднялась температура. В Гомельской детской областной больнице взяли анализы, которые показали у ребенка сильную интоксикацию, в частности, высокий уровень ацетона в организме. Но это было ясно и без лабораторных исследований — от Виктории явственно пахло ацетоном.

Далее ребенка с матерью направили в областную инфекционную больницу.

— Здесь ей поставили капельницы, Вике стало легче. Но вот осмотреть нас было некому — дежурный врач был занят с коронавирусными больными. А тут еще мимо нас провезли труп умершего. Не скрою, все это нас так напрягло, что я решила забирать ребенка домой. Однако дома без капельниц ей стало хуже, и мы вновь поехали на Жарковского, — вспоминает Ольга.

В настоящее время Виктория находится в инфекционном отделении Гомельской детской областной больницы, где проходит курс усиленной терапии. Несколько первых дней ослабевший от сильной интоксикации и обезвоживания ребенок почти все время спал.

В понедельник симптомы того же заболевания стали проявляться и у Максима. Сначала его рвало, но мальчик храбрился и утверждал, что у него «все хорошо». Но когда начались сильные боли в ноге, мама вызвала «скорую». До машины он еще шел сам, в детскую больницу его завозили уже на каталке. Сейчас Максим находится под капельницами, проходит курс лечения антибиотиками. В среду в ту же больницу доставили и подругу Вики. Первоначально родители пытались под контролем медиков лечить ее дома — ввиду более-менее стабильного состояния и боязни заразиться Covid-19 в лечебном стационаре. Но затем клиническая картина ухудшилась, и было принято решение о госпитализации.

По словам Ольги, из разговора с врачом Лепельского районного центра гигиены и эпидемиологии ей стало ясно — в том же санатории к госпитализации с теми же симптомами готовят еще четверых школьников из Гомельской области. Такую же информацию получили другие родители от врача Гомельской центральной городской детской клинической поликлиники на улице Ландышева.

Так или иначе, но можно предположить, что речь идет о пищевом инфицировании. Например, дети нашей собеседницы рассказали, что один раз им давали просроченный кефир. Но конкретные причины заболевания может установить только специальное расследование.

На сегодня же нет даже точного диагноза. Лабораторные исследования на «бактериальные посевы» будут готовы только через несколько дней. Специалисты говорят, что по симптоматике это похоже на поражение сальмонеллой или стафилококком.

В детском оздоровительно-реабилитационном центре «Жемчужина» свое видение этой ситуации. Заместитель директора по медицинской части Мария Жальнерене сообщила «Сильным Новостям» следующее:

— Предположительно, речь идет о вирусной инфекции. Я очень уважаю всех мам, но иногда эмоции у них бьют через край. В нашем центре нет эпидемии. Насколько я знаю, на Пасху мама Виктории и Максима передала продуктовую передачу. До этого у нас никто не болел. И сейчас все дети здоровые. Санитарная служба нас проверяла.

Что касается вызова «скорой помощи», то первое время состояние девочки не было тяжелым, поэтому ее и не вызывали. В больницу ее также доставили не в реанимацию, а в инфекционное отделение. В тот же вечер выписали и отпустили с мамой в Гомель. Как нам защититься в данной ситуации? Установить точную причину заболевания очень сложно, я думаю, никто не сможет. Но вирусные инфекции будут всегда.

Мать Виктории говорит, что посылка была отправлена ею к 30 апреля, к дню рождения дочери, там были только конфеты, «чупа-чупсы», вафли и печенье. Никаких скоропортящихся продуктов в ней не было. Более того, все посылки должны подлежать контролю медработников в самом санатории.

В «Жемчужине» также опровергли информацию об еще четверых заболевших школьниках из Гомельской области.

Вероятно, внести ясность в этот вопрос могли бы в Лепельском районном центре гигиены и эпидемиологии. Однако в этот день главный врач находился в командировке, а те специалисты, с которыми нам удалось связаться, комментировать данную ситуацию не стали.

P.S. Сегодня Максиму, который находится в стационаре уже три дня, поставили 8 капельниц, однако остановить диарею до сих пор не удалось.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Новости по теме:
Места:
Гомель
Поделиться:


Популярное:
3237
2655
2591
2162
2010
1843
Scroll Up