Понедельник, 14 июня
  • Погода
  • +11
  • EUR3,0232
  • USD2,481
  • RUB (100)3,4629

За фото с флагом мать троих детей из Бобруйска получила штраф $ 2000, а ее семья — статус социально-опасной Фото

У 36-летней бобруйчанки Ирины Суригиной — трое несовершеннолетних детей. Женщина растит их одна. С начала этого года Ирину дважды задерживали, штрафовали — последний раз на 5220 рублей. Дочери женщины милиционеры угрожали, что маму посадят, а она с братьями пойдет в приют, если не назовет пароль от телефона. Ирине заблокировали карточку, по которой она получала зарплату, заставили уволиться с работы. В начале мая многодетная мать узнала, что ее семью перевели в так называемое СОП «социально-опасное положение», пишет belsat.eu.

За фото с флагом мать троих детей из Бобруйска получила штраф $ 2000, а ее семья — статус социально-опасной
Ирина Сурыгина с дочерью Маргаритой. Фото из семейного архива

«Угрожали забрать брата в приют, если не впущу их в квартиру»

Мы встретились с Ириной следующим днем после заседания совета в районной администрации, на котором ей и сообщили, что сейчас она вместе с детьми «в СОПе». Бобруйские чиновники определили, что дети Ирины в родном доме остаются в социально-опасном состоянии. На беседу с нашими корреспондентами женщина пришла со старшей дочерью — 16-летней Маргаритой, которая во всем поддерживает маму и больше остальных детей уже успела подвергнуться преследованию со стороны милиции.

Ирина рассказала, что, когда ее задержали в ночь с 24 на 25 марта, уже на следующий день неизвестные работники в штатском, назвавшиеся милицией, пришли к ее дочери на практику в магазин, закрылись с ней в кабинете и начали угрожать.

— Они требовали у меня пароль от маминого телефона, говорили, что если я буду отказываться с ними разговаривать и ничего не скажу, то маму посадят на несколько лет, а нас с братьями заберут в приют. Спрашивали о моих отношениях с мамой, — рассказывает о тех событиях сама Маргарита.

Девушка говорит, что когда те люди ушли, у нее началась истерика. Рита никак не могла успокоиться, и мастер отпустила ее с практики.

— Я пришла домой, и через пять минут в дверь постучали милиционеры. Мы были с младшим братом, ему 11 лет, вдвоем. Я боялась им открывать. Они говорили, что если я не впущу их в квартиру, они пойдут и просто из школы заберут среднего брата в приют. Пришлось открыть. Но я на них так кричала, что одна сотрудница дала мне какую-то таблетку, чтобы я успокоилась. Я сумела как-то взять себя в руки, но потом сильно болела голова.

Почти сутки возили по отделениям милиции и ИВС

Домой к Ирине милиционеры ломились, как и пугали ее детей, не впервые. В 7 часов утра 22 января ее сын Павел проснулся из-за сильного стука в дверь и пошел будить Ирину с вопросом: «Мамочка, что это такое?» А это пришли за Ириной — задерживать за фотографии с бело-красно-белым флагом и якобы оскорбление работников милиции в интернете. Устроили обыск, изъяли технику, самую Ирину забрали в ИВС. Отпустили через трое суток со штрафом в 20 базовых.

Вечером 24 марта наш собеседница провожала подругу на троллейбус. И попросила ту сфотографировать ее, Ирину, с бело-красно — белым флагом — все-таки скоро День Воли, да и была почти ночь — женщина была уверена, что точно никто не придерется.

— Мы остановились, я достала флаг из сумки, подруга меня сфотографировала, я положила флаг обратно в сумку, и мы пошли дальше, — рассказала Ирина. — Очень скоро, уже на остановке, нас обеих задержали.

Ирину тогда завезли в ближайший РОВД, где продержали в камере до утра.

За фото с флагом мать троих детей из Бобруйска получила штраф $ 2000, а ее семья — статус социально-опасной

Фото из семейного архива

— Требовали назвать им пароль от телефона, — вспоминает женщина. — Мне стало плохо, вызвали скорую, у меня было давление за двести. Сделали укол, повезли в больницу, милиционер, которые допрашивал меня, поехал со мной. Он сначала зашел к врачу, о чем-то с им разговаривал, и только потом разрешили мне войти. Мне дальше таблетки и со справкой, что все хорошо, отпустили. Опять повезли в РОВД, оттуда — в ИВС, а потом — в ОВД, и только следующей ночью отпустили с условием, что я приду на суд.

Скажи, что «ByHelp» никому не помогает — отменим штраф

Дело многодетной матери рассматривали в суде Бобруйского района и Бобруйска. Судья Ольга Серакова постановила, что фотография с флагом — преступление, которое тянет на штраф 180 базовых. Подруге Ирины, которая фотографировала, дали 60 базовых и тоже поставили отметку «СОП».

Через некоторое время после суда Ирину снова вызвали в милицию.

— Со мной разговаривал человек в штатском, предлагал мне записать видео — говорил, хочешь, мы снимем с тебя эти 180 базовых штрафа, а ты расскажешь на камеру, что «ByHelp» никому не помогает, — вспоминает Ирина о том вызове. — Я ему ясно сказала—этого делать не буду.

К женщине пришли на работу (Ирина работала кассиром в супермаркете), рассказали заведующей, что ее задерживали за распространение листовок и наклеек.

— Это была полная ложь, у меня тогда в сумке был только флаг, — говорит бобруйчанка. — Работать после того визита стало невозможно. Начальство цеплялось за каждую мелочь. Ставили смены до 23 часов, что мне с моими детьми было очень неудобно. Навстречу никто не хотел идти. Мне создали такие условия, что я была вынуждена уволиться.

Женщине заблокировали оплатную карточку, так как она не оплатила январского штрафа.

— 200 рублей аванса я еще смогла получить, а 200 рублей зарплаты, которые остались, я только в смс-ке увидела — что их перевели, и сразу сняли с карточки в зачет штрафа, — рассказывает Ирина.

Поехала заработать на семью в Москву — попала в «СОП»

Через некоторое время после задержания Ирине позвонили из школы, где учатся ее сыновья, и сказали, что пришел приказ устроить социальное изучение условий, в которых живут дети. К Сурыгиным пришли смотреть квартиру —замечаний не возникло, только по задолженности с коммунальными платежами. Также никаких вопросов к Ирине не было на совете профилактики в школе. А вот на комиссии в районной администрации ей припомнили и все бывшие инциденты.

— Два года назад на Дне города мне не давали танцевать возле сцены. Я тогда попросила показать, где написано, что нельзя. В итоге меня увезли в милицию и оформили, что я в состоянии алкогольного опьянения, — рассказывает бобруйчанка. — И отпустили. Тогда это все никому не было нужно, а теперь вдруг всплыло как дополнительный повод для СОП. И со мною так разговаривали сейчас, словно я алкашка, не смотрю детей, гуляю по ночам и пью.

За фото с флагом мать троих детей из Бобруйска получила штраф $ 2000, а ее семья — статус социально-опасной

Ирина Сурыгина с дочерью Маргаритой. Фото из семейного архива

Припомнили Ирине и что три года назад она уже была в социально-опасном положении. Тогда, рассказывает женщина, в этот статус ее перевели из-за работы в Москве. С 2015 по 2018 год бобруйчанка ездила в Россию работать вахтами — две недели там, две недели дома. Когда уезжала —детей оставляла на маму-пенсионерку.

— Но наши органы опеки посчитали, что я бросаю детей в опасности, — говорит женщина. — Мне дали месяц, чтобы устроиться на работу в Бобруйске. Сказали, что если я оставлю территорию Беларуси, то дети сразу пойдут в приют. Так они «посадили» меня здесь на зарплату в 400 рублей.

Кафе и развлекательные центры можем себе позволить раз в год

Ирина рассказывает, что пока она работала в Москве, у нее никогда не было никаких задолженностей, она многое могла купить своим детям, они ходили в кафе, развлекательные центры.

— Сейчас такое раз в год можем себе позволить, — говорит многодетная мать. — Инспектор по делам несовершеннолетних на комиссии меня «учила», что у детей должно быть детство, что они не должны страдать из-за родителей, ими надо заниматься. Я ей говорила, что я всю жизнь работала ради детей, в том числе и дом оставляла и в Москву ехала, чтобы повозить детей повсюду, чтобы у них было то, что вряд ли сейчас все могут себе позволить. А вот благодаря им, вот этим из комиссии, мы сейчас находимся в нужде. Но разве кто-нибудь из-за этого беспокоится?

Ирину упрекали тем, что она якобы втягивает детей в политику.

— Я им прямо сказала: я не втягиваю, они сами все видят, — отмечает мать. — С младшим мы вместе шли к бабушке 10 августа, как раз когда у нас здесь на площади бегали «маски-шоу». На наших с Кириллом глазах омоновцы сбили с ног мужчину, который снимал на телефон, и потащили его в автозак. Я тогда очень громко возмущалась, а Кирилл тянул меня за руку и тихо говорил: «Мама, не надо, пойдем, еще и тебя заберут». Боится сейчас милиции.

Средний, 14-летний Павел, По словам Ирины, когда-то мечтал стать милиционером. Теперь говорит, что никогда в жизни, «потому что не хочет бить своих».

Ирина же была настолько шокирована послевыборными событиям, жестокостью силовиков, которую увидела в родном городе, прямо возле собственного дома, что начала выходить на женские акции солидарности, цепи против насилия, хотя раньше в политической жизни женщина участия не принимала. Одновременно Ирина подчеркивает, что никогда не голосовала за Лукашенко и не считает его достойным управлять Беларусью.

Штраф 5220 рублей для семьи — абсолютно неподъемный

Сейчас Ирина ждет результатов обжалования штрафа в Могилевском областном суде.

— Если решение останется без изменений, то я не знаю, что делать и как погасить эту сумму, — говорит женщина. — Я понимаю, что бессмысленно снова устраиваться на 400 рублей. За эти деньги я не погашу штрафа и не смогу платить за квартиру и кормить и одевать детей, и служба опеки все равно не даст спокойно жить.

Сумма 5220 рублей для Ирины и ее семьи абсолютно неподъемная. С отцом детей бобруйчанка давно в разводе, в их жизни он никакого участия не принимает. По словам Ирины, от него только алименты приходят — 120 рублей на всех.

В статусе СОП семью Ирины оставили на три месяца. В течение этого времени к Сурыгиным домой будут приходить, проверять квартиру, смотреть, в каком состоянии мама —трезвая ли, как дети посещают школу. Через три месяца —комиссия, и СОП или снимут, или продолят снова на три месяца.

«Больно за детей, за них буду биться до последнего»

Ирине обидно, что ее семью причислили к «позорному СОП ни за что».

— Я знаю, что я — хорошая мама. У меня прекрасные дети, они очень привязаны ко мне и ни в чем не виноваты. И что, что они не на отлично учатся? В этом ли счастье? — спрашивает женщина. — Как можно мстить через детей за то, что я расхожусь с кем-то в политических взглядах?

Ирине очень больно за детей — что их допрашивает и пугает милиция, угрожает им, что они плачут из-за этого.

Женщина говорит, что о своих чувствах и проблемах в этой ситуации думает в последнюю очередь — главное для нее, как дети все это переживут.

— Иногда возникают мысли, может, я сама и виновата в той ситуации, которую создала для своих детей, — рассуждает мать. — Но с другой стороны — жить так дальше и молчать невыносимо. Тем более что дети меня с самого начала поддерживают. Я для них сейчас — герой и пример. Поэтому я не жалею, что я выходила. И опять бы вышла, даже если бы можно было открутить все назад. Но за детей боюсь, чтобы только их не забрали. Если что — буду драться за них до последнего.
Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Новости по теме:
Персоналии:
Ирина Сурыгина
Места:
Бобруйск
Поделиться:


Популярное:
5239
4339
3092
2731
2248
1984
Scroll Up