Понедельник, 19 апреля
  • Погода
  • +11
  • EUR3,1082
  • USD2,5965
  • RUB (100)3,4363

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

«Забрали ноутбук, мобильный, не меньше семи флешек, два устройства для электронной подписи, пять фотоаппаратов с объективами, дрон и планшет. Техника была не новая, ее приблизительная стоимость на сегодня — около 10 тысяч долларов. Унесли также печатную продукцию, настольные игры и настенные календари», — главный редактор и директор Hrodna. life Алексей Шота перечисляет потери в результате обыска 29 января в редакции, пишут Naviny.by.

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

Обыск без хозяев и адвоката

 

Алексей Шота показывает здание, где размещается редакция Hrodna. life, и говорит, что оно особенное. В этом здании на улице Кирова с журналистами соседствуют «Цэнтр гарадскога жыцця» и магазин «Адметнасць», где можно, например, купить бело-красно-белый зонтик и много других прекрасных вещей с белорусской национальной символикой:

«У меня есть такой зонтик. Иногда, когда я иду с ним по городу, мне сигналят. Возможно, люди думают, что это пикет, а я открываю зонт, потому что дождь».

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

Собственник помещений работать не мешает. Правда, когда в августе на здании появился мурал с традиционным белорусским орнаментом, из высокого кабинета позвонили и сказали, что либо мурал надо убрать, либо здание снимут с гарантии. В результате мурал потихоньку, медленно стерли.

Спустя почти месяц после прихода милиции у главного редактора так и не появилось никаких документов по результатам обыска, хотя Алексей Шота написал заявление на имя начальника РОВД Ленинского района Гродно с просьбой предоставить информацию о том, что и на каком основании было изъято из редакции.

Когда корреспонденты Naviny. by встречались с главным редактором Hrodna. life, он еще не знал, административный процесс ведется в отношении него как физического лица или в отношении редакции как юридического лица.

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

«Это важно, потому что в первом случае наказание — штраф в размере 1450 рублей, а во втором — 14 500 рублей», — отметил Шота.

В понедельник, 22 февраля, выяснилось, что протокол составлен в отношении Шоты как физлица и действительно за размещенные на сайте Hrodna. life ссылку на телеграм-канал, включенный в республиканский список экстремистских материалов, и две фотографии с его логотипом — это ч. 2 ст. 17.11 КоАП.

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

Главный редактор говорит, что у издания есть различные награды от журналистского сообщества, есть признание читателей. Обыск же он воспринял как высокую оценку их работы со стороны властей: «Мы поняли, что и для них мы играем важную роль, не последние люди, и делаем всё правильно. Чем правильнее всё делаешь, тем больше будут бить, это очевидно».

Обыск как часть 25-летней кампании против негосударственных СМИ

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

29 января в Гродно обыскивали еще одну редакцию — информационного портала NewGrodno. by. Схема та же — пришли, изъяли технику.

Алексей Шота обратил внимание, что милицейский пресс-релиз на тему обысков вышел буквально одновременно с их началом. УВД также разместило видео обыска в редакции Hrodna. life.

Коллектив интернет-издания довольно молодой, отметил главный редактор, некоторым нет и 25 лет:

«Люди постарше понимают, что обыск как составляющая давления на независимые СМИ — это часть кампании против них, которая ведется с 1996 года. Людям, знающим на личном опыте, что сущность госполитики не меняется уже 25 лет, проще. Тем, кто работает полгода-год в журналистике и писал про культуру и котиков, трудно осознать, за что нам всё это. Однако через пару дней подавленности мы работали, как и раньше».

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

Новые подтверждения того, что в стране ведется целенаправленная кампания против негосударственных СМИ, появились очень быстро. 16 февраля силовики с обысками пришли в дома руководителей Белорусской ассоциации журналистов, гомельских журналистов Ларисы Щиряковой и Анатолия Готовчица. В Могилеве в этот день обыскивали дом журналиста Алеся Буракова.

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

«К таким моментам, конечно, готовишься, — говорит Шота, — придумываешь внутренний протокол безопасности, но когда сталкиваешься с давлением силовиков, все равно сложно воспринимать происходящее. За выходные (у нас обыск пришелся на пятницу) мы отошли, проговорили различные возможные ситуации. Например, что делать, если задержат меня или Ирину Новик. Приняли меры, чтобы редакция могла работать в таком случае, пообщались с адвокатом».

Меры для психологической защиты сотрудников редакция применяет давно, потому что произошедшее в августе было тяжелым испытанием и колоссальной физической и психологической нагрузкой для журналистов:

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

«Мы беспокоимся о психологическом благополучии людей. В августе журналисты работали так интенсивно, как никогда в своей жизни. Мы не были готовы, не ждали от этих выборов ничего особенного, поэтому отпуска у нас были запланированы на август—сентябрь. Однако оказалось, что люди остались вообще без отпуска. Мы стремимся их поддержать, как можем — помогаем в оплате психологической помощи, обеспечили всем своим сотрудникам два месяца массажа и бассейна. В декабре провели корпоратив — бессмысленный и без сценария. Цель была одна — выехать из города и потупить пару дней. Говорили работникам, чтобы шли в отпуск, но люди не могут остановиться. Осознают: то, что они делают, очень важно».

«Они хотят, чтобы мы уехали»

 

Правда, один сотрудник Hrodna. life как уехал в сентябре за рубеж, так там и остался. Речь о Руслане Кулевиче. 11 августа силовики сломали ему обе руки.

«Он поехал на реабилитацию. Руки зажили, но психологическая травма очень сильная. Руслан служил в армии в спецназе. Был членом бегового клуба Гродно — рядом с ним в течение нескольких лет бегали директора предприятий, айтишники и омоновцы. Он, мне кажется, до произошедшего считал, что с офицерами милиции можно договориться, что если они сказали надевать жилетку с надписью „пресса“, значит, не будут задерживать журналистов на работе. Однако 11 августа его задержали, дали несколько суток. Вышел избитый со сломанными руками. Нам известно, что о Руслане спрашивают на допросах у многих людей, и мы решили, что ему пока лучше не возвращаться. Он работает удаленно».

Алексей Шота не первый год наблюдает, как власти вынуждают активных людей уезжать из стран: «Я вижу, что их цель — даже не посадить, а заставить уехать. Они сажают тех, кто не соглашается на эмиграцию. За рубежом, власти считают, люди становятся безобидными для них».

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

Алексей говорит, что его предки жили в Гродно с конца XIX столетия, и это его город: «Я хочу жить дома. Хочу, чтобы Гродно был городом для жизни. Я хочу вернуть свой город, право горожанам на него. Это неправильно, что делается здесь последние лет двадцать — многие начальники не местные, не понимают, что делают, Гродно не чувствуют. А мне бы хотелось пожить в городе, который реально мой».

Журналист Ян Роман по поводу эмиграции замечает, что и у него есть много причин оставаться в Беларуси. С другой стороны, если бы он уехал после того, что пережил в августе, никто бы не удивился.

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

Ян Роман редактирует информационный бюллетень профсоюза металлистов. 9 августа в Гродно были массовые задержания, а на следующий день родственники и коллеги разыскивали своих, много людей собралось возле ИВС. Роман разговаривал с людьми, фотографировал на телефон. В какой-то момент к ИВС приехала техника с силовиками, омоновцы начали зачистку.

Роман говорил, что он журналист, показывал удостоверение, но на это не было никакой реакции.

«Брали всех подряд, — говорит Ян Роман. — Из ИВС вышел музыкант — он завязывал шнурки, а его забрали по новой, и он отсидел дважды непонятно за что. Задержание было жестким — меня ударили ногой в голову, потом избивали дубинками. В итоге выбили четыре зуба, сломали руку. Гематома глаза, подозрение на перелом лицевой кости. Зубы вставил. С рукой на больничном был три месяца. Рука действует, но остался болевой синдром. Осудили 11 августа по двум административным статьям — ч. 1 ст. 23.34 и ст. 23.4 КоАП. Судья Октябрьского района Владимир Радюк присудили штраф в размере 405 рублей. Я заплатил штраф, чтобы вернуть телефон, который у меня забрали и не возвращали, пока не рассчитаюсь».

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

При этом журналист обжаловал решение районного суда, и суд Гродненской области вернул дело на пересмотр другому судье в суд первой инстанции. 17 декабря судья Елена Толстик-Самойло прекратила дело, признав, что в действиях Яна Романа нет состава административного правонарушения.

Однако в законную силу решение не вступило, причину Роману не сообщили. Возможно, говорит он, решение обжаловала другая сторона.

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

Когда избитый Ян Роман обратился в больницу скорой помощи, оттуда информация о его травмах была отправлена в Следственный комитет, куда журналиста позже и вызвали. Он написал заявление с просьбой провести проверку законности действий сотрудников ОМОНа. Через несколько месяцев ему ответили, что состава преступления в действиях силовиков не было.

«Кампания против журналистов давняя. Моя жена поседела, когда меня задержали в Минске в 2006 году. Жена не знала, где я, в течение трех дней. В 2009 году, когда я работал на радио „Рацыя“, получил официальное предупреждение КГБ о том, что если продолжу свою работу, буду привлечен к ответственности за дискредитацию Республики Беларусь», — рассказывает Роман.

Для него очевидно, что «власти разжигают социальную рознь». «Не видно конца преследованиям инакомыслящих. Мою знакомую вызвал начальник на ковер и сказал, что если ее муж не снимет бело-красно-белую гирлянду с дома, ее уволят с работы. Я знаю примеры, когда соседи сдают людей, у которых имеется национальная символика. Это пахнет 1937 годом, репрессии набирают массовый характер», — считает Ян Роман.

«В 2020 году журналисты почувствовали собственную значимость»

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

Журналисты живут под постоянным прессом, который, к сожалению, становится повседневностью, говорит Ян Роман:

«К людям, которые поднимают руку на безоружных, у меня только чувство омерзения. Силовики бьют женщин, молодых людей, налетая, как стая шакалов, и дубася дубинками. Понимают, что им не ответят. Все знают: если бросишь в их сторону бумажный стаканчик или цветок, тебя посадят. Эта конфронтация внутри общества рано или поздно приведет к необратимым последствиям, и тогда будет сложновато что-то открутить назад. И часть этой конфронтации — война с независимыми журналистами. Следователь спрашивал у меня, был ли я в жилетке с надписью „пресса“, когда меня задерживали. Я отвечал, что нет. Когда мы надеваем жилетку „пресса“, становимся мишенью. Так что жилетка у меня была в кармане».

И все же, продолжает тему Алексей Шота, несмотря на все сложности и опасности, прошлый год для журналистов был особенным:

 2020 году журналисты почувствовали собственную значимость, то, что они представляют ценность здесь, в своем доме. Коллеги приходили с улицы и рассказывали, что к ним подходили жители города и благодарили за работу. Однажды на митинге в Гродно журналистам аплодировали, кто-то из ведущих предложил, и люди поддержали».

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

«По факту теперь «на журналистов негосударственных СМИ организована облава»: «На запугивании властей нельзя зацикливаться, потому что панические настроения высасывают силы из команды. Например, в нашем корпоративном чате есть правило — не бросать панические ссылки, если на это нет причины по работе».

Раньше Алексей Шота думал, что журналисты для власти — это зеркало: «Полагал, что для них важно видеть свое отражение, понимать настроения людей и то, как выглядят проблемы на самом деле. Считал, что по этой причине нас не прикрывали. Теперь всем правит силовой блок, и власти все равно, что с нами будет. Даже если существует угроза потерять профессиональные независимые СМИ и получить вместо них телеграм-каналы, им всё равно. Их цель — выжить».

«Нам что-то предпринять в такой ситуации невозможно, и ответ на вопрос „что делать?“ может быть один — продолжать работать. Вот мы и работаем, как раньше, и у нас есть планы на 2021 год», — сказал Шота.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Новости по теме:
Персоналии:
Ян Роман
Места:
Гродно
Поделиться:

Популярное:
Врачи назвали состояние Навального критическим и предупредили о возможной остановке сердца
9820
В Осиповичах в заброшенном здании бетонные плиты обвалились на 17-летнего парня
3491
Жесткое лобовое столкновение на мосту в Бобруйске, движение перекрыто
1615
Штаб Тихановской отреагировал на заявление Лукашенко о готовящемся на него покушении
1525
«Сгорела в госпитале буквально за три недели». Умерла сестра Валерия Цепкало
1262
В Беларуси рванули цены на курицу, свинину, картошку, сладости, пиломатериалы и туристические услуги
1161
Scroll Up