Понедельник, 23 ноября
  • Погода
  • +3
  • EUR3,03
  • USD2,5522
  • RUB (100)3,3559

«Власти были уверены, что это будут самые спокойные выборы». Руководитель могилевского штаба Цепкало рассказал, как его шантажируют дочерью

22845

Для одних Сергей Лапутин — могилевский оппозиционный активист, для других — любящий отец, который готовит для своей дочери креативные завтраки. Некоторые узнали о нем лишь в эту предвыборную кампанию, когда он возглавил штаб Валерия Цепкало в Могилеве. Хотя за плечами Сергея выдвижение и Милинкевича в 2006, и Некляева в 2010, и Короткевич в 2015. Однако предвыборную компанию 2020-го года ни с чем не сравнить. «МогилевОнлайн» поговорил с активистом и узнал, почему «выстрелил» именно этот год, чем привлек Цепкало и как его шантажируют дочерью.

Фото из личного архива Сергея Лапутина

«В душе огонек горел, но народ был аполитичен»

— С чего началась ваша политическая активность в Могилеве?

— В политическую жизнь Могилева я пришел с организацией «Партнерство» в 2004 году, когда впервые пыталось организоваться независимое наблюдение. Там всё закончилось очень печально. Те же обыски, разгромы офисов, арест всей верхушки, уголовные дела. Тогда статью «за действия от лица незарегистрированной организации» пытались пришить всем. Это первое оппозиционное движение.

Разгром, апатия. И тут наступает 2006 год, выборы Милинкевича. Других вариантов не было, кроме как идти в его штаб и работать с ним.

В 2006 году были просто активистами, а уже в 2010 мой очень давний друг Андрей Дмитриев пригласил в «Говори Правду». Я возглавил городское отделение организации, и мы начали готовиться к выборам 2010 года, выдвигать Владимира Некляева. Чем закончился 10 год, мы все тоже знаем. Хотя тогда общество было немного не готово. Я помню, как мы собирали подписи в 10 году, и как сейчас — это небо и земля. Тогда мы с трудом собирали подписи, по квартирам ходили, многие не открывали, люди были не уверены. То, что произошло с 10 до 20 года — это что-то невероятное.

— 2015 год вы вообще во внимание не берете?

— Там и не было большой политической кампании. Да, мы выдвигали первую женщину от «Говори Правду» Татьяну Короткевич. В душе может огонек и горел, что может что-то произойдет, но было видно, что народ аполитичен в 15 году, да и ситуация была более-менее стабильная, люди не хотели никуда двигаться.

— С другой стороны, в тот год, казалось, все голосовали за Короткевич.

— Но и массовых протестов тогда не было.

«Не хотелось держаться за кресло «синими руками»

— Почему в эту президентскую компанию вы решили поддержать Валерия Цепкало, а не Андрея Дмитриева?

— С кампанией «Говори Правду» мы разошлись немного раньше. В свое время нужно было уступить дорогу другим. Не хотелось засиживаться на одном руководящем месте. Не хватало новых идей, что-то сам видел не так. Мы боремся за то, чтобы сменить Лукашенко, а то же время многие члены оппозиции несколько десятков лет сидят на руководящих постах. Мне не позволяла совесть держаться за кресло «синими руками».

— Вы стали городским руководителем штаба. Как это происходит с технической стороны?

— В интернете была создана гугл-форма, в которой можно было подать заявку на волонтера штаба. Я подал заявку, мне пришел ответ. А потом один из руководителей республиканского штаба предложил стать городским координатором.

— Почему именно Цепкало?

— Во-первых, он создал одно из самых прибыльных предприятий в Беларуси — Парк высоких технологий. Он налогов платит больше, чем всё министерство промышленности. Хотя они наоборот только потребляют электроэнергию. Во-вторых, президентом должен быть человек не просто образованный. Он должен знать английский язык, чтобы на равных общаться с представителями других стран, быть дипломатом, уметь вести переговоры. А у Цепкало в этом большой опыт. И программа его меня устраивала.

Несмотря на это, выбираешь всё равно сердцем. Мы ведь когда мужа или жену выбираем, мы же не открываем программу: «Ага, что она мне обещает? Будет ли она мне варить борщ?» Поэтому самое главное — это невербальное привлечение.

Встреча Валерия Цепкало с избирателями в Могилева, фото: 6tv.by

— Вы наверняка следите сейчас за Валерием Цепкало, за его действиями. Как вы оцениваете то, что он делает сейчас?

— Оценивать действия тех, кто вынужден покинуть страну — это неблагодарно. Мы не знаем многого, что происходит. Мы видим лишь то, что подает пресс-служба, но мы же не знаем точно, о чем ведутся переговоры. Поэтому не могу я оценивать.

«Сергей, это будут самые спокойные выборы за всю историю»

— Провести выборы летом — это была заранее ошибка Лукашенко. Ведь было ясно, что хорошая погода, и люди выйдут на улицу.

— Нет, они думали, что всё делают правильно! Один из высокопоставленных идеологов Могилева еще в апреле, когда выборы даже не были объявлены, сказал мне: «Сергей, это будут самые спокойные выборы за всю историю Беларуси. У вас нет лидера. Вы не соберете подписи, из-за коронавируса вас не пустят в квартиру. Пикеты? О чем вы, посевная, дачи! Ваши выборы как начнутся в мае, так и закончатся в мае». И они в это верили.

Хотя если бы мне в апреле сказали, что будут стоять километровые очереди, чтобы за блогера подписаться, я бы сказал: вы сошли с ума! В Беларуси такого быть не может.

— Что же произошло?

— Людей просто допекли. В жизни бывают моменты, когда тебе что-то нравится, потом надоедает, но ты продолжаешь терпеть. А потом случается взрыв. Последней каплей, конечно, стало отрицание коронавируса, а также сильное экономическое падение.

«Папа, это праздник города?»

— Чем такая политическая активность закончилась для вас?

— В первые дни мой брат попал в ИВС. И я понял, что нужно идти на протесты. 9 и 10 было очень страшно, а потом стало праздником. Мой ребенок спрашивал: «Папа, это праздник города?». Да, когда-нибудь мы так будем гулять праздник города.
А в сентябре начало давление оказываться. Первое — это РОВД, вызывали по повестке.

— Дошли ли протоколы на вас до суда? 

— Да, меня судили за участие в несанкционированных массовых мероприятиях. Я был шокирован решением суда.

— Вас оправдали?

— Нет. Я был готов ко всему: и к штрафам, и к суткам. Но судья вынес решение наказать административным взысканием в виде предупреждения. Я был ошарашен. Ничего не смог сказать, кроме фразы из кинофильма: суд Могилевского района — самый гуманный суд в мире.

«Сильные мира нашли мое слабое место»

— Насколько я знаю, судом дело не ограничилось.

— Да, я думал, что на этом всё и закончится. Но сильные мира нашли мое слабое место. На видео они увидели ребенка и решили давить другими способами. Собрали целую комиссию Октябрьского района и вызвали на «разговор».

— Говорят, что на таких «разговорах» очень гнетущая атмосфера.

— Очень тяжело. Я последний раз такое ощущал, когда в школе нашкодил. Ты заходишь в помещение, перед тобой 15 человек, а тебе даже стул не предлагают. Они пугают постановкой на учет как семья в социально-опасном положении, морально давят. И я понимаю, что одним своим движением могу испортить ребенку всю жизнь. Хотя я всё это делаю именно для нее, чтобы она, когда вырастет, не ехала никуда за границу. Ведь если все уедут, для чего мы тогда боролись?

В итоге вынесли прокурорское предупреждение, давя на то, что переживают за безопасность ребенка.

— Что они говорят о провластных митингах, на которых можно увидеть родителей с детьми?

— У нас был такой разговор. Они сказали, что на тех мероприятиях милиция охраняет людей митингующих, а на нашем — от митингующих. Они даже спросили, смогу ли я обеспечить безопасность ребенку, если меня арестуют. 

 «Как можно было угробить флагман металлургии?»

— Отличительной особенностью этих протестов стало то, что на улицу вышли люди, чьи доходы выше среднего: бизнесмены, IT-шники.

— Сейчас никто не уверен в своем бизнесе. К тебе могут в любой момент прийти и налогами, проверками задавить. Это многие начали понимать. Те, кто работает в промышленности, начали видеть, как делаются абсурдные модернизации предприятий. Возьмем хотя бы Белорусский металлургический завод. Было когда-то второе по прибыльности предприятие в стране. Провели модернизацию. Теперь оно второе по убыточности. Как можно было угробить флагман металлургии?

— Как вы относитесь к тому, что могилевчан обвиняют в слабой политической активности?

— Могилев — моногород. У нас 1-2 крупных предприятия, на которых работает большинство людей. Они сидят на кредитах, и людям есть, что терять.

«Всё равно, что лежит на тарелке, лишь бы было красиво»

— Будучи занятым человеком, у вас остается место креатива. В своем инстаграме под хештегом #папинзавтрак выкладываете креативные завтраки для своей дочери.

— Это началось 2-3 года назад. Ребенок привередничал, и заставить ее что-то скушать было сложно. А такой красивый завтрак заходил на «ура». Сейчас ей уже всё равно, что лежит на тарелке, лишь бы красиво.

— Как часто вы готовите «папины завтраки»?

— В будние дни торопишься, а в выходные много свободного времени. Когда еще проводить время с семьей, если не в субботу и воскресенье?

— Что думаете делать дальше?

— План у меня такой же, как у Марии Колесниковой: остаться здесь, не уезжать. Сейчас происходит всё очень стремительно. Всё идет вопреки всему. Говорить о будущем? Никто не знает, что будет завтра.

Новости по теме:
Персоналии:
Сергей Лапутин
Места:
Могилев
Поделиться:

Популярное:
3010
2458
2360
2348
1897
1470
Scroll Up