Среда, 28 июля
  • Погода
  • +20
  • EUR2,5196
  • USD3,9967
  • RUB (100)2,8382

«Лукашенко тревожит, чтобы свинью не подложила Россия». Эксперт рассказал, каким будет следующий парламент и чего боится власть

На минувшей неделе ЦИК Беларуси закончил регистрацию кандидатов в депутаты. Изначально заявку на депутатский мандат сделали 703 человека. Удостоверения кандидатов получили 560, которые будут бороться за 110 мест в парламенте. По регионам ситуация выглядит так: в Минске кандидатские удостоверения получили 123 человека, в Брестской области — 79, Витебской — 78, Гомельской — 75, Минской — 73, Гродненской и Могилевской — по 66.

«Лукашенко тревожит, чтобы свинью не подложила Россия». Эксперт рассказал, каким будет следующий парламент и чего боится власть

Среди претендентов на место в парламенте и хорошую зарплату: безработные, беспартийные, члены оппозиционных партий и провластных общественных организаций, разного калибра руководители и рядовые труженики. Как говорится, весь спектр общества. На прошлых выборах лишь двум представителям оппозиционных сил удалось стать депутатами. Это были Елена Анисим и Анна Канопацкая. Повторно сходить в депутаты им не удалось, на этапе регистрации обеих отсеяли.

Почему это произошло и удастся ли кому-нибудь из нынешних зарегистрированных кандидатов от оппозиции повторить их «подвиг»? На эти и другие вопросы «Сильных новостей» ответил политолог Александр Класковский.

— Экономист Сергей Чалый в интервью «Сильным новостям» ситуацию в экономике назвал «абсолютным застоем». А что, на ваш взгляд, происходит в белорусской политике в преддверии выборов в парламент? Да ведь и президентские не за горами.

— В политике ситуация надежно зацементирована. Есть какие-то элементы игры с Западом. Вот сейчас, например, если говорить о парламентских выборах, то вся интрига сводится к тому, что обозреватели гадают: пропустят ли парочку-тройку условных оппозиционеров в парламент? Речь не идет о конкуренции, что кто-то может прорваться в Палату, а о том, кому дадут мандат. Уже само русло этих рассуждений и гаданий красноречиво характеризует эту кампанию. Она целиком под контролем вертикали и никакой прозрачности, никакого открытого подсчета голосов, никакой состязательности здесь нет. После того как на этапе регистрации отсеяли Елену Анисим и Анну Канопацкую, которым была отведена роль фронды в нынешнем составе парламента, то стала популярной версия, что парламент снова будет стерильным: мол, Лукашенко решил, что западники эту пилюлю проглотят, что для них более важна геополитика в отношениях с бывшей последней диктатурой. Я думаю, что здесь бабушка надвое сказала, потому что метода власти — это макать лицом в грязь тех, кто немножко раскрутился и получил какую-то известность. Вспоминаю, что так было с Татьяной Короткевич из общественной организации «Говори правду», которая по данным независимых социологов набрала аж 22% на президентских выборах 2015 года. И вот тогда ее макнули в грязь на парламентских выборах в 2016 году, когда по ее округу мандат отдали Канопацкой. Теперь, видимо, с точки зрения верхов пришло время подрезать крылья и самой Канопацкой. В то же время не исключаю, в новый состав парламента включат кого-то из условной оппозиции. Из числа малоизвестных людей, не самых мощных Цицеронов, а еще лучше с точки зрения властей и спецслужб, если есть какой-то компромат, чтобы держать на крючке. Я думаю, игра с Западом, она по-прежнему имеет смысл для белорусской власти.

 Но если все так схвачено, то откуда в речах Александра Лукашенко тревожные нотки появляются? На встрече со студентами в Академии управления 18 октября он высказывался так, будто его власти кто-то реально угрожает. И дедушку Ленина вспомнил, который говорил, что «власть нужно держать крепко», и Всевышнего помянул, мол, не дай Бог, чтоб чего страшного не случилось. И в это же время Лукашенко уверенно заявил: «Выберем и депутатов, которые нужны, и президента того, который нужен».

— Лукашенко любовно выстраивал и создал систему, которая достаточно надежна, потому что это сочетание репрессивного аппарата с какими-то популистскими вещами, хотя на популистские вещи сейчас все меньше денег, но, тем не менее, оппозиция маргинализована, обыватель аполитичен, у народа отбили охоту соваться в политику, голодухи нет и вообще белорусы терпеливы. С этой точки зрения вроде ничего не угрожает, но, действительно, Лукашенко раз за разом повторяет фразу про «политическую вакханалию», хотя выборы достаточно анимичны и непонятно откуда этой «вакханалии» взяться. Но дело в том, что у авторитарных правителей момент выборов всегда вызывает легкую дрожь и волнение, потому что для них это непривычный момент. Вроде все зацементировано, но есть мандраж: а вдруг обыватель проснется и задумается? Выборы хоть и декоративные, но они напоминают, что есть такой механизм, который в нормальных странах для сменяемости власти работает. Как, например, в Украине, где победил Зеленский. Этот момент напряг, по социальным сетям было видно, как белорусы заинтересовались и задумались: оказывается можно бросить вызов, показать дулю заматеревшим верхам и избрать главой государства человека из другой сферы, которого презрительно называли клоуном.

Электоральные периоды всегда напрягают верхушку власти. Недаром развели по времени парламентские и президентские выборы, они ведь фактически по календарю сбегались на один год. Глава ЦИК Лидия Ермошина открыто заявляла, что нам не нужна излишняя политизация, хотя выборы это и есть момент нормальной цивилизованной политизации. Это лучше, чем через Майдан или Площадь, чрез баррикады решать вопрос смены власти. В Беларуси все не так. Лукашенко в академии снова вспомнил об «аккумуляторщиках» из Бреста, отозвался о них презрительно. А еще раньше, когда он был в Бресте, с возмущением говорил, что на волне протестов против строительства аккумуляторного завода «они хотят прорваться во власть». Это звучало как обвинение, что красноречиво показывает менталитет белорусского руководства. Власть это святое! В демократических странах ротация власти — нормальное явление, а у нас это выглядит как кощунство, едва ли не покушение на власть тех, кто удобно устроился в креслах.

— Чей перевес сил на внутреннем фронте, понятно и даже не обсуждается. Но есть ведь еще «заклятый друг»?

— Да, Лукашенко немножко волнуется исходя из внутренней ситуации, но больше, я думаю, его тревожит, чтобы свинью не подложила Россия. Здесь многое будет завить от того, как пройдет затея с подписанием к 8 декабря — к 20-летию Союзного государства — программы и дорожных карт по так называемой «углубленной интеграции». Пока не факт что это произойдет гладко или вообще случится. Если Россия не откликнется на просьбу Минска развязать узлы, как говорит белорусское начальство, которые лежат на поверхности. Речь о компенсации за российский налоговый маневр в нефтяной отрасли, цене на газ, кредите на 600 млн. долларов, который завис как морковка перед носом, и других животрепещущих для Минска вопросов. Если Москва не пойдет навстречу, то белорусский партнер может и взбрыкнуть. И вот тогда Кремль вполне может устроить «веселенькую жизнь» Александру Лукашенко на президентских выборах. Думаю, что этот момент его тоже тревожит.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Новости по теме:
Персоналии:
Александр Класковский
Поделиться:

Популярное:
9815
4817
4659
3854
3077
2977
Scroll Up