Среда, 27 января
  • Погода
  • -1
  • EUR3,1137
  • USD2,5565
  • RUB (100)3,4123

«Люблю Гомель, но в Берлине — как дома »: самый известный гомельский блюзмен — о жизни в Европе, девушках, музыке и сексе

4993

Два года назад гомельский музыкант Сергей Курек, которого называют самым известным блюзменом Беларуси, переехал в Берлин. Там он поселился в не совсем обычном доме, побывал на «Олимпе» берлинского блюза, сыграв с самыми известными музыкантами, продолжает писать музыку, снимается в кино и чувствует себя как дома, вдыхая «свой воздух».

«Люблю Гомель, но в Берлине — как дома »: самый известный гомельский блюзмен — о жизни в Европе, девушках, музыке и сексе

Редкий гость в родных краях, недавно Курек выступил с концертом в Гомеле. Отложив в сторону гитару, музыкант рассказал нам о том, почему белорусский музыкальный мир отстаёт от европейского, чем отличаются немки от белорусок и что связывает музыку и секс.

О творческой теплице

В Берлине я живу доме под названием Green House. Это уникальный проект в мире, который организовал знаменитый художник Ноам Браславский. Он выкупил за 11 миллионов евро пустующее здание и заселяет туда только творческих людей. На 10 тысячах квадратных метров размещается 250 студий, в которых живут люди более чем из 20 стран мира. У нас есть бар, картинная галерея, проходят различные мастер-классы, перформансы. Эдакая творческая теплица.

Благодаря этому дому я понял, как важны в жизни соседи. Чем успешнее они, тем лучше идут дела у меня, потому что мы постоянно друг у друга «на подхвате». На моем этаже, например, живут известный режиссер Альберто Никакис, у которого я снимался в фильме, художница и писательница из Бразилии, как оказалось, кузина известного блюзового гитариста Джона Майла, на дисках которого я вырос, бывший менеджер группы Scorpions, а еще ювелиры, модельер, клипмейкер.

Для меня уже стерлись все расовые отличия, не замечаю цвет кожи. Мне кажется, Беларуси не хватает этого «разнообразия».


Об attitude

На второй день пребывания в Берлине я сыграл в одном клубе с испанским знакомым. Почему-то выступление получилось настолько успешным, что ко мне сразу же подошли человек 20 с предложениями. Первые 3 месяца я играл каждый день. В блюзовой тусовке меня знали уже все. В Берлине вообще очень плотная концентрация творческих людей. Там можно раза 3 в день сыграть в разных местах. Каждый день в городе проходит 500 живых концертов, работает 5 тысяч клубов, только официально там зарегистрировано около 40 тысяч музыкантов.

Известный трубач Майлз Дэвис как-то сказал: «Каждый может играть и попадать правильно в ноты. Это всего лишь 20 процентов успеха. 80 процентов — это attitude». Очень сложно перевести, но дословно это значит, «твоя позиция, отношение к чему-либо». Видимо, когда я играл тогда первый раз в Берлине, у меня был правильный attitude. Есть ли такие музыканты в Гомеле? Есть. Сегодня, например, я играл именно с такими. Но их мало.


О равноправии

В германской столице очень много геев. Там просто ими стать. Но я — это исключение (смеется). Потому что люди в Берлине, что называется, open-minded, открытые, раскрепощенные. Это, наверное, единственный город в Европе, в котором у всех прямо на лицах написано: «Я никого не сужу, меня никто не имеет право судить и вообще мне все пофиг». Социум не давит абсолютно. Там нет гомофобии. Полное равноправие. Именно поэтому я считаю Берлин своим городом. У нас? У нас люди очень закрытые, более консервативные и со стереотипным мышлением.


О девушках

Почему-то существует мнение, что немки некрасивые. Я так не считаю. Может, потому что у меня понятие красоты другое. Да, они не носят каблуки, по которым легко можно найти в толпе славянку. Они радуются жизни всегда! И этот интерес ко всему происходящему не зависит от того, свободна она или нет. Когда же рядом с нашими девчонками нет мужчины, у них почему-то начинается паника.


О чистоте

Когда приехал в Гомель, сразу обратил внимание на то, как у нас чисто. Говорят, президент приезжал? (смеется) Но скажу честно, даже в Литве намного хуже: на улицах бардак, ржавые троллейбусы, совершенно нет лоска, который есть даже в наших Ошмянах. Говорят, это круто, мол, европейский дух у людей. Но я этого не заметил. Мне в Беларуси сейчас нравится. Но возвращаться пока желания нет. Знаете, Берлин — это место, в котором я ощутил себя как дома. Наверное, это звучит ужасно и не совсем патриотично, но это город моего настроения.


О пище

В Берлине я скучаю по морской капусте (смеется) (из-за большого количества йода ее там считают БАДом — авт.) и гречке. Дома уже оторвался.

Первое время скучал по семье, а потом представил себе: а вдруг я 300 лет назад уехал открывать Америку и рисковал не вернуться вообще. Возможно, это странно звучит, но я научился принимать мысль о том, что больше никогда не увижу семью.

Скучал по юмору. В Берлине живет очень много русскоязычных, даже в моем доме их человек пять. Да, мы общаемся, шутим, понимаем друг друга. Но когда единственный раз за 2 года я встретил белоруску, я понял: родное! Мы одинаково строим предложения, у нас свой юмор — мы из одного культурного слоя. И это так круто!

Об оптимизме

Интересно было бы дожить до того времени, когда отменят визы в Беларусь. Я был в шоке, узнав, что некоторые города Ирландии, в которых тысяч 50 населения, из-за проводимых там всяческих фестивалей и конкурсов 4 года назад посещали миллионы туристов. На въезд в нашу страну на то время выдавали всего 90 тысяч виз в год. Представляете, насколько велика наша изолированность! Наверное, именно это и есть причина того, что наш музыкальный мир отличается от европейского. А ведь развитие культуры заключается как раз в культурном обмене. Знаете, сколько моих иностранных друзей-музыкантов хотят в Беларусь? Толпа талантливого народа готова приезжать сюда и играть даже бесплатно! А билеты? Самый дешевый из Берлина стоит 170 евро. Сравните: или на Канарские острова слетать за 100 евро или в Гомель за 200.

Я могу из Берлина в Милан слетать за 15 евро, в Брюссель — за 10 туда-обратно. Даже из Вильнюса сегодня можно улететь в любую точку Европы за копейки. Почему к нам это не приходит? Не понимаю.


О публике

До Германии я играл в пяти странах и почти во всех городах Беларуси. Не могу сказать, что белорусская публика чем-то отличается от европейской. Дело, скорее, в размере городов. Чем больше город — тем больше дистанция между артистом и зрителем. Да я и сам начал ее держать, когда поселился в Берлине, потому что огромный перебор с общением.

В мегаполисах люди сдержанны на эмоции. Они смотрят выступление с таким видом, мол, ну давай, давай, покажи, что ты можешь. Первое впечатление от концерта в Москве: черт, это провал. Второй раз приехал — прохладно. Опять, думаю, провал. Потом начинаешь общаться с коллегами. Они говорят: «Не переживай, народу нравится, просто в мегаполисах, особенно на блюзовых и джазовых тусовках, не принято выражать эмоции». Исключение в этом плане Минск. Там всегда принимают очень круто. Может, потому что мы немного изолированы, и приезжает не так много иностранных групп. А в Гомеле? Мне в Гомеле душевно, и неважно, сколько придет народа.


О странностях

Гомельский бар «Квартирник» — это специфическое место. Я только в нём последнее время до отъезда и играл. К сожалению, еще год назад я знал, что приду сюда в четверг, будет человек 30 музыкантов, с которыми можно выйти на сцену и поиграть. В этот приезд заглянул — никого нет. Чуваки говорят: «Всё, такое бывает только раз в месяц». Походил по заведениям — нигде не увидел живой музыки. Ну очень мало. И это что-то странное.


О музыке и сексе

Почему-то у нас немного странное отношение к уличным музыкантам, как к попрошайкам. Но играть на улице важно! Очень важно! Я, например, выступал на больших фестивалях перед тысячными аудиториями, но опыт игры на улице с этим несравним. Это магия. Контакт с людьми, их глаза — чудо просто. Такого не ощутишь ни на одной концертной площадке. Ведь на концерт люди идут, зная, чего и кого ожидать. На улице совсем другая система: человек шел, минуту назад он даже не знал, что ты существуешь, это были две разные реальности. А потом он остановился и слушает тебя. Еще и копейку бросит. Это реальный интимный контакт. Лучше, наверное, только секс.


О насущном

Можно ли зарабатывать одной музыкой? Чем больше я продвигаюсь в шоу-бизнес и узнаю успешных людей, замечаю, что многие из них занимаются не только музыкой. Даже у меня источников 20 заработка. А «Олимпа» блюза как такового и не существует, потому что когда туда приходишь, понимаешь, что в этом мире обычные люди с реальными проблемами.


О правильном ответе

Молодые люди иногда спрашивают меня: что делать, если я не могу определиться, чем заниматься в жизни. Я им говорю: не делай вообще ничего неделю, месяц. Тогда ответ придёт сам. Когда я так делаю, результат всегда один: хочется взять гитару и играть.


Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Новости по теме:
Персоналии:
БерлинГомель
Места:
Сергей Курек
Поделиться:

Популярное:
«Где средняя зарплата в 1000 долларов?» Мнения бобруйчан о Всебелорусском народном собрании
11767
«Женщина сильная» и «Не наш белорус». Кто для бобруйчан Светлана Тихановская?
9578
Блогера и лидера могилёвской околофутбольной группировки «Семья» Никиту Ворожбитова на месяц посадили в могилевский ИВС. Его Youtube-канал удален
6992
Главного внештатного инфекциониста Минска уволили после публичной критики власти
5935
В команде Латушко новый ответственный за спорт. Почему уходит Герасименя?
5830
Дожди, а потом снова мороз со снегом. Погода в Могилеве на неделю
5565
Scroll Up