Вторник, 27 июля
  • Погода
  • +26
  • EUR2,5196
  • USD3,9967
  • RUB (100)2,8382

Экономист: «Возрождать сельское хозяйство на загрязнённых радиацией землях с экономической точки зрения все равно, что выращивать в Беларуси арбузы»

Буквально на днях Беларусь отметила очередную годовщину трагедии на Чернобыльской АЭС. Споры вокруг оценок последствий катастрофы не утихают. Разница в оценках последствий и перспектив приводит практически к расколу в обществе: говорить вслух о проблемах становится едва ли не оппозиционным трендом, в то время как власть и её сторонники стараются делать вид, что все не так плохо, и может быть преодолено.

Экономист: «Возрождать сельское хозяйство на загрязнённых радиацией землях с экономической точки зрения все равно, что выращивать в Беларуси арбузы»

Но есть, безусловно, некие объективные критерии. Один из них – экономика, сфера, оперирующая исключительно фактами и цифрами.

«Сильные новости» попросили гомельского экономиста Алексея Харкевича, эксперта Агентства регионального развития «Стратегическая мысль», рассказать нашим читателям, какой же всё-таки урон понесла белорусская экономика и насколько эффективны сегодняшние меры, призванные его преодолеть.

 – На взгляд экономиста, исключительно языком цифр и фактов, можно ли оценить экономический ущерб, нанесённый нашей стране величайшей техногенной катастрофой в истории человечества?

– В наибольшей степени пострадало сельское хозяйство. Из оборота было выведено 2,65 тыс квадратных километров сельскохозяйственных угодий.

В зоне загрязнения оказались 10 месторождений предназначенных для эксплуатации: 2 месторождения песка, 4 глины, 3мела для извести и 1 цементного сырья. Все эти месторождения выведены из эксплуатации.

В результате аварии ограничен доступ к южной части Припятской нефтегазовой области, где по оценкам залегает 25,3 млн тонн нефти.

Почти четверть лесного фонда подверглось загрязнению, а Гомельской области это более половина площади лесных массивов. Заготовка древесины там прекращена.

Предприятия, находящиеся в пострадавших регионах вынуждены нести дополнительные расходы, связанные с неполной загрузкой производственных фондов, объектов социальной сферы вызванной оттоком населения. В результате районы пострадавшие от аварии на ЧАЭС являются глубоко депрессивными.

Институт экономики НАН РБ оценил суммарный ущерб нанесенный Беларуси в расчете на 30-летний период ликвидации последствий в размере 235 млрд долларов США. Это примерно в 17 раз больше, чем годовой республиканский бюджет. В эту сумму включены не только расходы по ликвидации последствий и прямые потери от выведения земель из оборота, но косвенные затраты, связанные с ухудшением здоровья и уровня жизни населения, а также упущенная выгода от возможного использования данных территорий.

– Расскажите нашим читателям, какие усилия предпринимает сегодня государство для того, чтобы этот ущерб, про который Вы рассказываете, преодолеть или, хотя бы, свести к минимуму?

– До последнего десятилетия главные усилия были направлены на то, чтобы постепенно вовлекать пострадавшие территории в хозяйственный оборот. Для этого проводились научные изыскания. Например, выясняли какие растения накапливают меньше радиоактивных элементов, именно их постепенно культивируют на загрязненных территориях. Разрабатываются удобрения, которые препятствуют накапливанию растениями радионуклидов. Проводится известкование почв, внесение удобрений, осушение болот и прочие действия, направленные на снижение накоплений радионуклидов. Для животноводства разрабатываются препараты, ограничивающие усвоение радиоактивных веществ при пищеварении.

В последние годы основные расходы по ликвидации последствия аварии на ЧАЭС постепенно перераспределяются из АПК в сферу здравоохранения. Причина тому объективный рост заболеваемости. Чтобы снизить негативные последствия направляются средства на совершенствование медицинской помощи населению, строятся новые объекты социальной инфраструктуры в регионах пострадавших от аварии.

 – Можно ли сказать, что эти меры эффективны? Есть ли вообще у таких усилий хотя бы какая-то перспектива?

Говорить об экономической эффективности принимаемых мер не представляется возможным. Даже при условии возвращения земель в сельскохозяйственный оборот урожайность после проведения всех необходимых мер значительно ухудшается. Дополнительные расходы на сокращение содержания радионуклидов приводят к тому, что производимая продукция  является неконкурентоспособной. Образно выражаясь, это все равно, что выращивать в Беларуси арбузы. Вырастить их, безусловно, возможно, но конкурировать, например, с астраханскими арбузами, мы не сможем никогда. При этом надо признать, что преодолеть данную проблему в обозримой перспективе вряд ли представляется возможным.

Если начать размышлять о том, стоит ли отказаться от выбранной стратегии и разрабатывать альтернативные направления ликвидации последствий надо принимать во внимание тот факт, что на реализацию действующей программы потрачены миллиарды долларов. Изменить стратегию в отношении пострадавших территорий фактически означает признать, что эти колоссальные средства были потрачены впустую.

В связи с этим более актуально на мой взгляд обсуждать социальный эффект. И, в первую очередь, он может быть достигнут за счет совершенствования системы здравоохранения. Например, на мой взгляд, представляется актуальным внедрение профилактических мер направленных на предупреждений заболеваний, связанных с экологической обстановкой, в частности раннее выявление онкологических заболеваний.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Новости по теме:
Персоналии:
Алексей Харкевич
Поделиться:

Популярное:
4805
4083
2602
1936
1642
1523
Scroll Up