Суббота, 17 апреля
  • Погода
  • +10
  • EUR3,1082
  • USD2,5965
  • RUB (100)3,4363

Белорус, купивший деревню: «Не думаю, что этот проект вообще окупится»

Целая деревня — и вся твоя! Мечту помещика воплотил в жизнь минский бизнесмен Павел Радюкевич, а заодно вызвал целую бурю обсуждений: как это возможно купить деревню? С людьми или без? И зачем вообще понадобились два десятка старых покосившихся хат, в которых нужно вложить несколько миллиардов рублей?

Белорус, купивший деревню: «Не думаю, что этот проект вообще окупится»

За ответами корреспондент FINANCE.TUT.BY отправилась в Кореличский район.

"С хозяйкой одного дома вели переговоры три года"

Вместе с сыном Павла Радюкевича Иваном съезжаем с асфальта на размытую дождем гравийку, отмеряем 27 километров от райцентра — и мы в Тиневичах, уже успевших прославиться на всю страну.
 
— Видите четыре дома в самом начале? Сейчас там заканчивают ремонт, и уже осенью мы собираемся принимать первых туристов, — сходу вводит в курс дела Иван. — Новостроек нет: во всех хатах когда-то жили простые деревенские люди. Вот, например, слева — "Баўдзеева хата", ее хозяин, лесник, давно умер, а местные до сих пор вспоминают, как он гонял их за то, что они воровали лес.

Выходим из машины, и я набираю полные легкие деревенского воздуха. Красота!

— Конечно, красота — такая природа вокруг, — улыбаясь, к нам подходит и сам Павел Радюкевич. — Может, поэтому в Тиневичах было так много долгожителей. Помню, когда второй дом покупали, приходим к бабушке, а она сидит и рвет гусиное перо на подушку. Посмотрела на нас и говорит дочке: "Мария, а может, не надо дом продавать? Я вот летом за грибами бы бегала". А ей на тот момент было 98 лет. А самая последняя жительница Тиневичей умерла в возрасте 105 лет. Когда мы у нее покупали сарай, ей было 104 — женщина в полном здравии и с ясным умом.

На ногах резиновые сапоги — после дождя в самый раз. Отправляемся на экскурсию по Тиневичам. Всего здесь 19 домов: 17 из них уже принадлежат семье Радюкевичей, один — на стадии оформления бумаг. А самый последний нынешние хозяева продавать категорически отказываются: дорога память предков.

— С покупкой домов интересно получилось, — вспоминает Иван. — Три года назад мы случайно узнали об этой деревне и решили организовать здесь турбизнес. Первые три хаты нам продали за приемлемую сумму. Мы организовали бурную деятельность: стали приводить территорию в порядок, бурьян же был выше головы — и владельцы остальных участков тут же сообразили и повысили цены на свои дома, которые им даже не были нужны.

 — С хозяйкой вон той хаты мы вели переговоры три года, — Павел Иванович показывает в сторону унылого домика с полуразрушенными хозпостройками. — Хотя здесь невозможно было жить, даже воду из колодцев нельзя было набирать. Мы бурили скважину, а потом подводили водопровод к каждой хате.

 Интересуюсь стоимостью деревни и вложенными в нее деньгами.

— Несколько миллиардов рублей — конкретную цифру называть не буду. Но я не думаю, что этот проект когда-нибудь окупится, ведь, чтобы привлечь сюда клиентов, цены должны быть небольшими. Надеюсь, что эта деревня сможет просто сама себя содержать, — финансовый вопрос Павел Радюкевич во главу угла не ставит. — Наша цель — не получить какую-то сверхприбыль, а популяризировать культуру, историю, природу нашей страны.

Царя нет, а деньги остались

Подходим к единственной в деревне новостройке. Это корчма, и, как и сто-двести лет назад, она занимает самое почетное, центральное место в Тиневичах.

— Я сам родом из деревни Большие Конюшаны, это в Лидском районе. Так там до сих пор есть место, которое называют "у корчмы", хотя сама она сгорела 150 лет назад, — комментирует Павел Радюкевич. — У нас здесь будет обеденный зал, кухня, бар. Если гости-охотники захотят, можно будет сразу зажарить добычу и подать к столу. Нужно, конечно, привезти хороших поваров. Может быть, это здание мы сдадим кому-то под общепит и будем получать деньги от аренды.
 
Строительство корчмы сейчас в самом разгаре. Провожу по стенам ладонью — на современную штукатурку мало похоже.

Корчма — единственная новостройка в деревне

По желанию гостей-охотников в корчме можно будет сразу приготовить добычу

Наши предки смешивали глину с песком и отходами льна или жмыха от обычной соломы — и этим штукатурили, а потом белили. А мы хотим максимально воссоздать национальный колорит, поэтому решили сделать так же, — комментирует Иван. — Наши работницы, которые занимались стенами, говорят, а может, лучше цементом? А то этим раствором совсем неудобно и медленно. Потом приспособились.

Проходим поляну, где лежит гора осиновых бревен — из них сделают "дранку": деревянные дощечки, которыми наши предки накрывали крыши. В Тиневичах сделают также, а еще вместо шифера будут использовать солому и тростник.

Чайка пока всего лишь рабочая лошадка

Наша задумка — создать что-то среднее между музеем под открытым небом, как Дудутки или Строчицы, с туркомплексом, где можно будет пожить обычной крестьянской жизнью, с той лишь разницей, что в наших домах есть туалет и душ с горячей водой. А так при желании можно подоить корову, покосить сено на лугу, сходить на пасеку, в баньке попариться, картошки накопать, — дополняет Павел Радюкевич. — Уже сейчас здесь есть пять кроликов, девять вьетнамских свинок, лошадь Чайка, улья, пробовали разводить виноградных улиток, выкопали пруд и собираемся его зарыбить. Есть 47 гектаров земли: выращиваем пшеницу, картошку, есть сенокосы, луга.

Веранда с видом на пруд

Продолжаем экскурсию. Идем по вымощенной камнем центральной и единственной улице в Тиневичах и упираемся в деревянный крест — их наши предки ставили для защиты деревни. Кстати, улица здесь тупиковая, если идти по ней до конца — в прямом смысле попадешь на кладбище. Хотя, историки и этнографы и там нашли бы для себя много интересного: например, крестьянские надмогильные плиты середины 18 века. А значит, люди здесь жили вполне себе зажиточно.

— В первом доме, который мы купили, нашлась пачка царских денег — осталась от прежнего владельца, — подтверждает мое предположение Павел Радюкевич. — Не знаю, на что он их собирал, но так и не успел потратить.

Картина, корзина, картонка

Оборачиваемся на автомобильный гудок — в Тиневичи прибыли гости.
 
Это ребята из этнографической экспедиции: ездили по деревням и искали старые вещи — нам же нужно подобрать крестьянский интерьер для первых четырех домов, — объясняют владельцы Тиневичей.

Из машины появляется реставратор мебели Сержук Калиновский и декоратор интерьера Мария Шумская, вместе идем смотреть на груз. Самодельные бочки, лохани, кровать, стол, швейная машинка с надписью "New York", одежда…

— Ручники пожелтели, нужно будет сдавать в химчистку, — оценивает Мария Шумская и достает длинную голубую юбку в складку. — А вот ее можно и сейчас носить, такие как раз в моде в этом сезоне.

Швейная машинка приехала в деревню из Америки

Я вот тут подумал, у нас есть газеты 1903 года, может, отксерокопировать и обклеить ими изнутри шкафы, как это раньше делали? Или взять, например, "Правду" 1950 года, — в роли дизайнера выступает Павел Радюкевич.

Еще один человек, который приложил руку к созданию нынешних Тиневичей, — заведующий кафедрой архитектуры жилых и общественных зданий БНТУ Сергей Сергачев, который с легкой подачи одного из журналистов вместо Сергачева стал "известным архитектором из Рогачева". Вместе с ним по всем белорусским канонам расставили 10 привезенных из других мест срубов. Кстати, так в современных Тиневичах появиась улица.

…Через полтора-два года по задумке Радюкевичей строительство должны закончить. И тогда, может быть, впервые за несколько десятков лет здесь закричат "Горько!" — ведь даже самой широкой свадьбе место в Тиневичах найдется. Или появятся желающие выпить на природе чарку и съесть белорусскую шкварку, или просто вдохнуть поглубже чистый деревенский воздух, оглянуться и подумать про себя: "Красота!"

Комментарий в тему

Валерия КЛИЦУНОВА, председатель правления БОО "Отдых в деревне":

В прошлом году в белорусских усадьбах отдохнули 145 тысяч туристов — и это только те, по которым хозяева отчитались, думаю, эта цифра должна быть больше. Из них 86% — белорусы, 11% — россияне, 3% — жители 56 стран. Сейчас лето погодой особо не радует, но владельцы усадеб не жалуются. С большей охотой, конечно, едут к тем, у кого есть развлекательная программа: велосипедные прогулки, байдарки, фольклоры, мастер-классы.

Радует, что хозяева усадеб стали сами ездить на московские выставки, перенимают опыт. Хозяйка усадьбы "Рябинушка" Минского района, например, договорилась с жителями деревни, и они теперь готовы принимать транзитные автобусы, которые везут россиян на отдых на юг. Причем наших туристов очень интересует возможность прикоснуться к своим корням, а если это иностранцы, то посмотреть на этническую Беларусь. Поэтому идея семьи Радюкевичей освоить целую деревню — великолепный для нашей страны пилотный проект. Я уверена, что он будет успешным, тем более рядом с Тиневичами много исторических мест и озеро Свитязь.

В Италии я видела, например, что один хозяин покупал несколько пустующих домов и создавал в них инфраструктуру, но чтобы владельцы делали туркомплекс из целой деревни — это что-то новенькое. Но уверена, что этому примеру последуют другие. Тем более что с 1 сентября вступит в силу Указ №100, и наконец появится механизм передачи пустующих на селе домов.

 Только цифры

Всего в белорусских деревнях насчитывается около 160 тысяч брошенных домов. На Гродненщине, по данным областного управления статистики, пустуют свыше 28 тысяч хат — около 17 процентов от их общего количества. По сравнению с 2010 годом их число в сельской местности выросло на 900, с 2005-м — на 7,4 тысячи. Больше всего пустующих домов в Щучинском (3,9 тысячи), Дятловском (2,6 тысячи), Новогрудском (2,5 тысячи), Зельвенском (2,2 тысячи), Волковысском, Мостовском, Свислочском (по 1,9 тысячи) районах.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Новости по теме:
Персоналии:
Валерия КлицуноваИван РадюкевичМария ШумскаяПавел РадюкевичСергей СергачевСержук Калиновский
Поделиться:

Популярное:
Прокурор запросил для Тимы Белорусских наказание, не связанное с лишением свободы
4010
21-летний могилевчанин сбил женщину — она в реанимации. Момент аварии попал на видео
3100
Лукашенко наблюдал, как его сын пробил сопернику клюшкой между ног и был удален до конца матча
2302
В Могилевской области дочь убила мать топором, а когда вышла на свободу, зарубила отца
1983
Обновленное отделение почтовой связи Могилев-22 открылось после ремонта
1831
В Браславском районе мать на машине насмерть переехала двухлетнего сына
1509
Scroll Up