Вернуть уважение — и продаться. Как «Вяснянка» откатилась на 89 лет... и пошла в ногу с модой

  • 06 февраля 2018, 21:29
  • 582
  • 1



Шагнуть на 89 лет назад — и пойти в ногу с модой. Распродать все по максимуму, чтобы расширить производство. Задолжать 2 млн долларов — и сработать с чистой прибылью впервые за 5 лет. Могилевская «Вяснянка» — маленький, но интересный парадокс легкой промышленности Беларуси. Здесь полны решимости вернуть утерянное уважение, омолодив кадры и устроив в бывшем медпункте «полный фешен». А параллельно — готовятся продаться.


Возвращение в 1929-й и пальто в обмен на колбасу

Когда-то «Вяснянка», она же — бывшая швейная фабрика им. Володарского, была одним из крупнейших предприятий по выпуску швейных изделий в Беларуси и странах СНГ. Пальто от «Вяснянки» ценили и нежно любили. В Могилеве предприятие было одним из градообразующих: в лучшие годы тут работали около 2 тыс. человек.

Однако имя и уважение, заработанные почти за 90 лет, а также доверие партнеров были утеряны буквально за год-два. В 2015 году начался суд над директором ЗАО «Вяснянка» Максимом Шнэком. Его признали виновным в нанесении ущерба предприятию на сумму более 2 млрд неденоминированных рублей.

Злоупотребление полномочиями, хищения, выманивание кредита и служебный подлог вылились в 10 лет колонии усиленного режима для Шнэка. Для предприятия же эти статьи Уголовного кодекса едва не стали эпитафией. Пока ряды сотрудников «Вяснянки» стремительно редели, а оставшихся на время простоя вынужденно направляли на общественные работы, количество кредиторов и суммы задолженности росли.


Акционеры и могилевские чиновники долго и мучительно решали, где поставить запятую в предложении «Закрыть нельзя реанимировать». Главным был вопрос выплаты зарплаты людям и сохранения рабочих мест. Акционерам предлагали присоединить «Вяснянку» к «Моготексу», но те желанием не горели. С 2014 года «Вяснянка» стала неплатежеспособной, в мае ее признали банкротом, а в ноябре она пошла на санацию.

«Вяснянку» поддержали и чиновники, и кредиторы. Помощь на старте оказал владелец самого крупного пакета акций фабрики — ОАО «Обувь» (бренд «Шаговита», 34% акций). «Обувь» предоставила «Вяснянке» займ в размере 150 тыс. долларов. Сумма была незначительной, но без нее в санацию бы не вошли. Денег хватило и на стабилизацию процесса, и даже на сырьевой макет новой коллекции.

За следующие 18 месяцев управляющий Сергей Гринкевич взялся сохранить трудовой коллектив и выйти на безубыточную работу, а после — постепенно восстановить платежеспособность должника. План был прост: продать «балласт» в виде неиспользуемого имущества, увеличить число рабочих и уменьшить — управленцев, выпустить новый ассортимент.

А еще нужно было избавиться от продукции на складах — ее накопилось на сумму около 200 тыс. долларов.

— В итоге продали примерно 50%. Возили продукцию по ярмаркам, на предприятия, где продавали или устраивали бартер — меняли на колбасу, трикотажные изделия, — рассказывает заместитель управляющего Юрий Сербин. — Да, приходилось продавать и по цене ниже себестоимости. Нужно было вернуть хоть какие-то деньги.


Часть этой продукции, говорит Юрий Сербин, была не своя, не «вяснянковская». На вещах аляповатых расцветок и сомнительного качества были пришиты чужие лейблы. Как эти вещи попали на склад и сколько они стоят, новое руководство так до конца и не разобралось. Но и это «наследство» пришлось продавать.

— К моменту санации предприятие фактически вернулось к истокам: на «Вяснянке» осталось работать около 400 человек. Производство заняло 5-этажное здание, и то не полностью. Ни оборотных средств, ни собственной сети магазинов, ни новой коллекции, ни материалов — не осталось ничего. Партнеры потеряли доверие к «Вяснянке». Сказал бы, что через 89 лет швейная фабрика снова началась с нуля, но не могу — долгов у нас на 2 млн долларов, — говорит Сербин.


Мода, молодость, медпункт

В цеху «Вяснянки» жужжат швейные машинки, тихо переговариваются сотрудницы. В дальнем углу из-за вешалок с пальто вырываются клубы пара — там одежду избавляют от «морщинок».

«Рождаются» вещи на «Вяснянке» — будь то пальто, пиджак или платье — привычным способом: раскрой, обметка, отделка, сборка, глажка. На каждый шаг — строгое ограничение по секундам. Время — деньги в буквальном смысле. Сейчас тут отшивают заказы для российских производителей: женские и мужские пальто, пиджаки. Одежду на «Вяснянке» в свое время отшивали голландский бренд MEXX, французский Vanessa Bruno, немецкий Gelco, английский Shani, российский Pompa и др.






— Остались еще опытные швеи, которые держат прежний высокий уровень качества пошива. Этого, к счастью, не утратили. И это ценят заказчики, — говорит Юрий Сербин и показывает, что и в пошиве спецодежды швеи «Вяснянки» — мастерицы. — Однако коллектив нужно расширить, поэтому мы ищем швей, портных. Как оказалось, таких специалистов у нас на рынке труда немного.

Заказчики доверяют не только золотым рукам могилевских швей, но и конструкторам — на «Вяснянке» могут и разрабатывать модели по эскизу. Но именно собственная линия одежды — основной путь заработка швейной фабрики. Поэтому на предприятии сделали ставку на молодых и творческих людей, которые знают о современной моде все. Этими кадрами восстановили ряды дизайнеров и конструкторов.

— Мы следим и за модными показами, и за тем, что носят горожанки. А потом создаем одежду, которая будет продаваться. Это самый важный фактор, — рассказывает дизайнер Алеся Кущенко.


Она полтора года назад окончила вуз, занималась фешен-дизайном и специализировалась больше на мужской моде — даже заняла первое место в номинации «Школа моды» коллекции мужской одежды на «Мельнице моды — 2016». А после выпуска пришла на предприятие, выпускающее одежду для женщин, у которого есть свои особенности и даже ограничения.

Во-первых, это стесненные возможности в выборе материала — не все поставщики готовы работать с бывшим злостным должником. В Беларуси найти нужную ткань практически невозможно. Но с кем-то из зарубежных партнеров удается договориться — ведь многое изменилось. Во-вторых, львиную долю в себестоимости продукции занимает зарплата швей. То есть каждая дополнительная отделочная строчка увеличит стоимость изделия, грубо говоря, на рубль. Приходится выкручиваться.

— Посмотрите на тех же Dolce Gabbana, Chanel, Michael Kors. У них ведь простой крой одежды — мы можем сшить не хуже. Но у них — качественный материал и много ручной работы, чего мы себе позволить не можем — вещь просто не купят из-за космической цены, — говорит Алеся Кущенко.

Она следит за работами молодых и малоизвестных дизайнеров — белорусских и российских. И, конечно, за конкурентами. А еще — за тем, что из одежды женщины покупают чаще. При моделировании учитывает, чтобы вещь хорошо смотрелась на женщинах всех возрастов и размеров. В итоге, конечно, из 30 идей и набросков останется, например, семь. А после пошива экспериментальных моделей на конвейер пойдут и вовсе две-три, которые даже могут иметь мало общего с первоначальной задумкой. Но эти вещи должны захотеть носить все — такую задачу ставят перед собой дизайнеры, конструкторы, маркетологи.


Проверить, удалось ли достичь цели, можно, спустившись на первый этаж. Тут снова открылся фирменный магазин «Вяснянки»: старый-то ранее закрыли и продали из-за долгов, а новый занял бывшее помещение медпункта. Дешево и сердито.

— Мы принципиально изменили подход в торговле, — говорит заместитель управляющего по производству Геннадий Боровицкий. — В основном магазине мы теперь продаем не только свою одежду, но также сопутствующие товары: сумки, шарфы, бижутерию. А вот вещи из старых коллекций, отрезы ткани можно найти во втором магазине на проходной предприятия.

Первый монобрендовый магазин стал лакмусовой бумажкой востребованности продукции «Вяснянки». По подсчетам, продажи в нем выше, чем во всех универмагах Минска, Гомеля, Витебска вместе взятых. Так что предприятие собирается развивать собственную сеть. Снова.


Интересно, что индивидуальные предприниматели с «Вяснянкой» не работают. Прошло два года, как в выставочном комплексе «Приднепровье» власти во главе с «Беллегпромом» собрали белорусских производителей, чтобы помочь ипэшникам, торгующим на рынках и в торговых центрах, «в приобретении товаров с сопроводительными документами для их дальнейшей реализации». Но за «вяснянковскими» пальто и куртками ИП так и не идут.

— Видимо, перепродавать турецкие пуховики для них выгоднее, — пожимают плечами на «Вяснянке».


Либо инвестор, либо 30 лет отдавать долги

Срок санации «Вяснянки» завершится 30 апреля — и будут решать, что делать дальше. Уточненный план санации, который по предварительному согласию устроит кредиторов, будет ориентирован на продажу предприятия как бизнеса с сохранением рабочих мест и профильности фабрики. Ожидается, что имущественный комплекс «Вяснянка» будет предлагаться к продаже не меньше чем за 2−2,5 млн долларов.

Фабрика уже рассчиталась со второй очередью кредиторов — выплатила взносы в Фонд соцзащиты, внесла страховые и профсоюзные выплаты. Деньги небольшие — всего 67 тыс. рублей. Однако теперь можно приступать к расчету с третьей и четвертой очередью кредиторов, в том числе с Белинвестбанком — а ему фабрика задолжала 1,2 млн долларов в эквиваленте.


— Откуда такая сумма задолженности? Я провел определенный бизнес-анализ, изучая планирование с 2012 года, и считаю, что это результат бездумного привлечения кредитных ресурсов. Сначала — на модернизацию. Потом кредитными средствами увлеклись: начали брать их на зарплату, на текущую деятельность, на оборотку, которую потом вывезли в Российскую Федерацию. Плюс — безграмотная маркетинговая стратегия, — считает Юрий Сербин.

«Вяснянка» предъявила осужденному экс-директору Шнэку иск на 300 тыс. рублей в счет нанесенного ущерба. Суд принял сторону предприятия, но решение в законную силу еще не вступило.

Планируется, что в 2018 году фабрика будет работать с положительной рентабельностью, но без привлечения инвестора расчет по кредиторской задолженности займет около 30 лет, посчитали на предприятии.


Пока же завершается оценка всех активов фабрики. Ориентировочно ее начальная стоимость составит более суммы долга. После окончательной оценки и ее регистрации управляющий сможет согласовать с собранием кредиторов продажу «Вяснянки».

Разработали и альтернативное предложение по привлечению инвестора — мировое соглашение в рамках производства по делу об экономической несостоятельности. В основу его положено общее согласие кредиторов, должника и заинтересованных лиц в реализации «Вяснянки» путем разовой оплаты покупателем 50% суммы общей задолженности фабрики и предоставлением рассрочки платежа оставшейся суммы задолженности.

На сегодняшний день планов по развитию у «Вяснянки» много, а собственных оборотных средств — нет. Зато есть чем похвастаться: впервые за 5 лет предприятие сработало с чистой прибылью в размере 149 тыс. рублей и с положительной рентабельностью на уровне 5,7%.

— Это подтверждает то, что предприятие как бизнес может быть самоокупаемым, платежеспособным и иметь положительный финансовый результат, — подчеркивает Юрий Сербин.

Он подтверждает, что, несмотря на довольно большую долю акций «Беллегпрома» — 13%, — с государственным собственником у «Вяснянки» — исключительно рыночные отношения и никаких дотаций. При этом фабрике удалось за довольно короткий срок из лежачего положения встать на колени и даже разработать план коллекции на год. А вот удастся ли далее встать с колен — увидим весной: тогда в пальто от «Вяснянки» будут ходить не только могилевчане.



Анжелика Василевская, TUT.BY

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Люди в материале: Максим Шнэк (1), Юрий Сербин (1), Алеся Кущенко (1), Геннадий Боровицкий, (1)

Места: Могилев (4885)

Метки: Экономика (12023)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое




Самое читаемое