Профессор БГУ выстраивал студенток по размеру груди? Они решили не молчать

  • 13 января 2018, 09:54
  • 576
  • 0



Пока в Голливуде увольняют Вайнштейна и переснимают фильмы с участием Спейси, актеры на «Золотом глобусе» одеваются в черное в знак протеста против сексуальных домогательств, у нас обсуждение харассмента приобретает свое звучание.

На днях бывшие студенты университетов начали вспоминать в фейсбуке преподавателей, которые позволяли себе оценивать грудь студенток и просить их надеть более глубокое декольте. С одной стороны, все мы отмечаем, что тенденция с признаниями и разоблачением сексуальных домогательств — позитивное явление, пишет Катерина Карпицкая на сайте «Наша ніна». С другой — переживаем, что оно приобретает опасный формат. Ведь обвинить в домогательствах можно каждого, попросту заявив об этом публично. И вот уже бывшего насильника (?) снимают с должности, открещиваются от связей с ним. Харви Вайнштейн сегодня не может спокойно посидеть в кафе: когда его узнают, то считают вполне позволительным ударить по лицу за то, как он вел себя с женщинами.

У нас таких громких скандалов пока не было. Кроме, пожалуй, истории с белорусским гимнастом Виталием Щербо, которого украинская чемпионка Татьяна Гуцу обвинила в том, что он изнасиловал ее, когда ей было 15 лет. Правда, потом она пожалела, что назвала его имя.

Белорусы настороженно подходят к этой теме: если и пишут что-то на своих страницах в соцсетях или рассказывают журналистам, то осторожно и, чаще всего, анонимно.

Страх заставляет нас молчать и заставлял делать то же самое многих из актеров, которые начали делать скандальные признания только сейчас.

По статистике, ежегодно белорусская милиция принимает около 150 тысяч звонков от людей с просьбами помочь, так как их бьют (чаще всего, мужчины — женщин, это официальная информация). Но в итоге к ответственности привлекают лишь небольшую долю агрессоров. У жертв вновь включается страх, некоторым он годами не позволяет позвонить в милицию.

Я сама знакома с десятком семей, которые живут в постоянном напряжении, так как отец пьет, распускает руки и физическими методами на правах хозяина воспитывает жену и детей. И большинство из них терпит, наивно веря, что все изменится, не желая выносить сор из избы, поддерживая имидж хорошей семьи, ну и, конечно же, боится.

Если жертвы готовы терпеть даже побои, то что говорить о «мелочах»: приставании, похлопывании физрука по бедрам, неприятных шутках ниже пояса. Во-первых, в обществе такие поступки далеко не всем кажутся аморальными. А во-вторых, привлечь к ответственности за это у нас пока невозможно.

Но вот уже, кажется, на белорусском горизонте замаячила хорошая новость: МВД представило концепцию нового закона, согласно которому белорусское законодательство будет наказывать не только за явные побои, но и за экономический шантаж, домогательства, преследование.

Представьте себе: преподавателя, который позволяет себе постоянно приставать к студенткам, увольняют. Парня, который угрожает бывшей девушке в интернете, следит за каждым ее шагом, ставят на место. Счастье да и только! Конечно, если есть доказательства. Ведь если один человек лживыми обвинениями пытается потопить другого, то он будет не лучше любого агрессора.

Правда, непосредственная работа над таким законом начнется только в 2019 году, и то, если все хорошо сложится. Ведь сейчас даже его обсуждение нравится далеко не всем.

Например, основатель TUT. BY Юрий Зиссер считает позитивным то, что в Беларуси отсутствует закон карающий за сексуальные домогательства. Мол, в противном случае можно будет посадить любого мужика или испортить ему карьеру.


Написал он это у себя в фейсбуке после того, как ознакомился с колонкой обозревательницы «Эха Москвы» Юлии Латыниной. Юлия осуждает ситуации, когда борьба с мужчинами превращается в женскую инквизицию без суда и следствия. Безусловно, это косяк. Но это не значит, что нам не нужен закон, регулирующий ситуации, о которых шла речь выше. Совсем наоборот: за беззаконием и безнаказанностью следуют трагедии и травмы. Закон не панацея, но он, как минимум, обозначил бы связанные с харрасментом понятия и значения, закрепив простую истину: общество не принимает такое поведение, это не есть норма.

Вы скажете: в белорусской судебной системе не может быть справедливости, и вряд ли прокуроры и милиционеры магическим образом превратятся в специалистов по гендеру, способных разобраться, где был харрасмент, а где нет. Однако сегодня у на все равно нет альтернативы.

Зато есть ситуации, когда студентки Института журналистики БГУ вынужденно продолжают ходить на лекции профессора Ивана Саченко, который на протяжении многих лет позволял себе общаться с ними как с девушками по вызову.

В качестве реакции на пост Зиссера эту затянувшуюся историю хорошо описала журналистка Адарья Гуштын, учившаяся в Институте журналистики:

«На журфаке работает такой Иван Саченко, который преподает еще с советских времен. Хорошая доля его занятий — это пошлые шутки и приставания к студенткам. Он позволяет говорить себе: "Если вы в брюках, я экзамен не принимаю", "Что-то у тебя слишком длинная юбка", "А декольте могло бы быть и побольше". Первое, что он спрашивает у студенток на экзаменах: есть ли у них муж или молодой человек. И на журфаке все знают об этом: и студенты, и администрация. А он продолжает преподавать. Потому что в Беларуси нет закона против сексуальных домогательств. И такие люди, как он, могут строить хорошую карьеру в университете».

Другие бывшие студентки вспоминают, как тот же профессор выстраивал студенток в ряд у доски по размеру груди. Правда, несмотря на всю низость ситуации, студенты тогда это проглотили.

Почему? В чем-то я их понимаю. Я тоже в студенческие времена сталкивалась с подобными поступками, но тогда тупо не знала и не понимала, что с этим делать. Это сегодня я вряд ли стала бы молчать, сообщила бы о ситуации в деканат и, скорее всего, написала письмо в Минобразования. Это сейчас мне было просто сказать все, что я думаю, о мужчине, который лапал меня во время нашего спектакля «МоваХ» на фестивале «Знак равенства», и потом оправдывался тем, что помогал играть роль, мол, у меня были печальные глаза.

Но существует немало сценариев, когда ты слабее агрессора, боишься последствий и не веришь, что твои действия помогут поставить его на место. Именно поэтому люди могут годами молчать об отвратительных вещах и решаются заговорить только тогда, когда есть надежда, что общество поддержит жертву, а не агрессора...

Иллюстративное фото.

Правда, это не оправдывает молчание всех нас. Ведь если ты молчишь, человек, доставляющий дискомфорт, может даже не знать, что он делает что-то не так.

Что думает в отношении обвинений сам Иван Саченко, которому, кстати, почти 80 лет и который является председателем Минского городского объединения бывших малолетних узников фашизма? Услышав, что в бывших студентов есть претензии к методам его преподавания, он был в шоке.

«Кто несет эту чушь собачью? Я работаю на журфаке с 1970 года. Я профессор, серьезный человек. На кой черт мне нужно декольте!? Вы это серьезно или всё придумали? Я же не шизофреник. Если я узнаю, кто такое говорит, подам в суд!» — заявил профессор.

Иван Саченко. Фото: journ.bsu.by

Иван Иванович предложил мне проспаться и решил, что я его разыгрываю. Было бы странно, если бы он во всем сознался. Но, может быть, он и не знал, что к нему были претензии?

Таких «саченко» можно найти почти на любом факультете, есть они и в школах, и в коллективах... Есть мужчины и есть женщины. Нынешние студенты пока молчат о подобных случаях, ведь находятся в зависимом состоянии.

Правда, и бывшие студенты говорить об этом в СМИ не готовы. Я предложила выпускникам нескольких факультетов рассказать об оскорбительном отношении со стороны преподавателей в их университетах публично, однако все они отказались делать это вне соцсетей, так как на сегодня доказательств нет, и они опять боятся.

Единицы жаловались в деканаты на преподавателей и раньше, но это ни к чему не привело, и они прекратили борьбу.

А мне бы очень хотелось, чтобы мы не боялись говорить о том, что доставляет нам дискомфорт. Снимали на видео вопиющие случаи, записывали на диктофон приставания. И делали это сразу, по факту. Пусть боится тот, кто лапает, оскорбляет, чувствует безграничную власть и пользуется ею.

Я надеюсь, что на волне #metoo, голливудских скандалов, на волне обсуждения концепции закона против сексуальных домогательств и насилия в Беларуси мы наберем массы и сумеем дать отпор тем, кто нас оскорбляет. Или, наоборот, сами перестанем оскорблять. И даже не из-за страха перед законом (которого пока нет), не из-за того, что перед тобой женщина или мужчина (разницы нет), а ради уважения к человеческому достоинству.


Катерина Карпицкая, Наша ніва

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Люди в материале: Иван Саченко (1), Михаил Зиссер (1), Адарья Гуштын (2)

Места: Минск (5669)

Метки: Общество (19580)

Комментарии правила






Самое обсуждаемое




Новости партнеров

Загрузка...


Самое читаемое