Семейные пары — о том, как им живется с разницей в цвете кожи, возрасте и росте

  • 15 июля 2018, 16:51
  • 360
  • 0



Любовь — чувство, которое стирает границы. То, что твой избранник старше, ниже на голову или его кожа значительно темнее, чем у окружающих, не имеет никакого значения, когда любишь. И истории этих семейных пар — лишь подтверждение этому.

«Мне может быть стыдно за поступки мужа, но не за то, то он — чернокожий»

Светлана Ум (в девичестве — Новик), пять лет назад вышла замуж за африканца.


С Самюэлем я познакомилась в компании общих друзей в Минске, куда переехала после учебы в БарГУ. Самюэль из Камеруна. В Беларусь попал в 2011 году по приглашению, поскольку профессионально занимался футболом, два года играл в Таиланде. Его приезд совпал с экономическим кризисом в нашей стране, и предложенная зарплата Самюэля не устроила. Но он решил немного задержаться и погостить у друзей.

Внешность Самюэля цепляла — высокий, сильный, стильно одет, с прикольными дредами. Мы обратили друг на друга внимание, но тот вечер ничем особенным не закончился. Примерно через месяц парень решился мне написать. Это стало отправной точкой.

Мы не были стандартной парой. Он то исчезал, то объявлялся снова. Мне, как любой девушке, хотелось романтики. Но вместо цветов Самюэль приносил пакет с продуктами. Я долго не могла понять, что у нас за отношения. А от него часто слышала «я тебя прелюблю», что означало еще не любовь, но уже и нечто большее, чем симпатия. А однажды сказал, что ему нужно либо уезжать, либо оставаться, и это зависит от меня. В тот момент я поняла, как сильно хочу, чтобы этот человек всегда был рядом.

Примерно через год мы поженились. Это была обычная свадьба в Барановичах, где живут все мои родственники. Самюэль — католической веры, свадебные обряды мало отличаются от наших. Единственное — в Африке во время выкупа жениху предлагают угадать не место, где спрятана туфелька невесты, а кто из девушек его невеста. Если не угадал, нужно платить большую сумму. Друзья Самюэля очень обрадовались, что наш выкуп отличается, и разорение им не грозит.

Если в Минске люди на улице почти не реагировали на нас, то жители Барановичей, в лучшем случае, пальцем показывали. А многие даже оскорбляли. В таких ситуациях больше всего я боялась, что муж может не сдержаться. К счастью, все обходилось. Ни в такие моменты, ни вообще когда-либо я не стеснялась Самюэля. Мне может быть стыдно за его поступки или поведение, но не за то, что он — чернокожий.

Наша семейная жизнь не похожа на жизнь большинства пар. Муж часто готовит себе сам, так как любит острую и сытную пищу, а я могу так питаться лишь изредка. Вместе с тем он обожает «селедку под шубой», мамины котлеты и карпа. За чистотой своей одежды и внешним видом тоже следит сам. Жена-домохозяйка однозначно не для него. Ему нравится, когда женщина постоянно развивается, чему-то учится. И если мне нужно куда-то пойти или где-то задержаться, он не будет устраивать сцен. Но и сам любит полную свободу.

Сейчас Самюэль работает каменщиком в минском стройтресте, живем мы в общежитии. Зарплата мужа последние два года — максимум 500 рублей. Человеку, который привык к достатку, тяжело. Но помощи у родителей не просит. Периодически он хандрит, говорит, что жить в нашей стране невозможно, и порывается уехать. Я думаю, он будет искать возможность это сделать, забрать меня с собой, хотя морально к этому не готова. Но я хочу, чтобы муж был счастлив, добился того, о чем мечтает, и не упрекнул меня однажды, что я препятствовала. Поэтому я решила — будь что будет. Я люблю его и надеюсь, что все, что мы пережили вместе, было не зря.

«Полгода никому не рассказывала о Михаиле, ведь он — ровесник моих родителей»

Екатерина Калачинская, шесть лет назад вышла замуж за мужчину, который на 19 лет старше ее.


Своего будущего мужа я знала еще, когда была школьницей. В шестом классе я пела в школьном хоре, а Михаил был у нас пианистом-аккомпаниатором. Тогда я и подумать не могла, что этот взрослый мужчина станет моим мужем.

В 18 лет я вышла замуж, потом развелась. В моей жизни появился другой мужчина, с которым мы стали жить гражданским браком. Оба моих супруга любили спиртное, часто из-за этого дебоширили, и с ними мне пришлось несладко. Когда мне было около 30 лет, мой второй муж умер.

Вскоре после этого я пришла в гости к подруге. Тогда же к ее мужу заглянул брат. Это был Михаил. Я увидела его, сразу узнала и сказала: «А я вас знаю! Вы у меня пение преподавали». Мише тогда было 49 лет, и он был вдовцом.

Мы сразу стали встречаться. Первые полгода я никому не рассказывала об отношениях с Михаилом, ведь он — ровесник моих родителей. Нет, я не боялась осуждения: мне было плевать на мнения посторонних.

Прежде всего, мне хотелось разобраться: это — тот самый мужчина, тот, которому я на самом деле нужна, или он со мной только из-за одиночества.

Однажды я попала в больницу. Именно там произошло знакомство моего избранника с моими родственниками. Они видели, как трепетно Миша ко мне относится, и даже слова не сказали против наших отношений. А бабушка сказала, что она мне его намолила.

Вскоре мы стали жить вместе. На то время у Миши было фермерское хозяйство, и я переехала к нему в деревню. Восемь лет мы прожили без штампа в паспорте и расписались только шесть лет назад. Тогда же и свадьбу сыграли.

Разница в возрасте с Мишей меня совсем не пугала: он не выглядел на свои годы, да и сейчас не выглядит. Глядя на нас, вряд ли кто-то скажет, что между нами 19 лет разницы.

Помню, в самом начале наших отношений мы с Мишей встретили на улице его коллегу-женщину. Они обменялись новостями, а в конце разговора она, глядя на меня, сказала ему: «Ваша дочь так на вас похожа». Мы с Мишей потом так смеялись.

У нас с мужем очень много общих интересов: история, сельское хозяйство и музыка. Мы любим вместе петь, муж еще и аккомпанирует. Порой удивляемся, насколько одинаково рассуждаем. А иногда я даже мысли его озвучиваю.

Из-за проблем со здоровьем я не могу иметь детей, у Михаила же есть две дочки от первого брака. Они младше меня всего на пару лет, живут далеко и личной жизнью отца почти не интересуются. Я с ними общаюсь, как с подругами.

Сейчас я понимаю, что, наверное, всегда хотела мужа старше себя. Мужчина в возрасте ведет себя не так, как ровесники: он мудрее и трепетнее. А на его фоне и мне хочется становиться лучше.

Разницу в возрасте мы скорее воспринимаем как плюс. Иногда женщин пугает, что из-за большой разницы в возрасте им с мужем со временем станет неинтересно. Но мне кажется, если ты по-настоящему любишь человека, скучно с ним не будет никогда. И возраст здесь совсем ни при чем.

О том, что муж может уйти раньше меня, я не думаю. Одному богу известно, кто уйдет первым. Мы любим друг друга, все остальное не важно.

«Пришлось спуститься на землю в прямом смысле слова»

Алла Шульга, четыре года назад вышла замуж за Дмитрия, который на 13 см ниже ее.


В июле 2011 года мой брат Сергей оканчивал БарГУ, и я пришла к нему на вручение диплома. Дима учился с Сергеем на одном потоке и в тот день тоже был в университете. Позже он признался, что обратил на меня внимание. Я же его тогда совсем не заметила.

Через месяц Дима нашел меня в соцсетях, «постучался в друзья» и мы стали переписываться. О том, какого Дима роста, я не знала. Как-то расспросила брата о нем, и Сергей сказал, что «Дима — мелкий».

До октября мы переписывались, но я не думала, что это перерастет во что-то большее. Как-то Дима позвонил и предложил встретиться. Я согласилась. В тот вечер я была на высоких каблуках, и по Диме тогда было видно, что он смущается.

Мой рост — 176 см. Все мои бывшие парни были одного роста со мной или выше меня. И предубеждение, что девушка должна быть ниже парня, влияло на мое мнение. А у нас разница в росте все-таки не пять сантиметров! Рост Димы — 163 см.

Поначалу я немного сомневалась, нужно ли мне все это, советовалась с подругами. Те в один голос говорили: «Если тебе с ним хорошо, перестань обращать внимание на разницу в росте». И они оказались правы. Чем дольше мы были вместе, тем быстрее испарялись сомнения.

А вот родители нашему выбору не очень обрадовались. Я со своим отцом даже поругалась. Он настаивал, что мне надо подумать и поискать другие варианты. Такого же мнения была и мама Димы, которая еще ниже его. Представьте ситуацию: приезжаем мы с Димой знакомиться с его родителями — Дима ростом 163 см, мама еще ниже, и тут я такая — на полголовы выше всех. Впрочем, это быстро уладилось, и все привыкли к нашей незаурядности.

Разницу в росте мы с Димой не замечаем. Зачем комплексовать, если нам хорошо друг с другом? За все время, что мы вместе, я ни разу не замечала косых взглядов и не слышала насмешек окружающих. А вот друзья иногда могут над нами пошутить. Например, говорят, что, если Диме нужно что-нибудь достать с верхней полки, мне приходится его поднимать. А еще они дали Диме шутливую кличку «Амбал».

Встречаясь с Димой, мне со временем пришлось спуститься на землю в прямом смысле этого слова — то есть отказаться от каблуков. Сейчас у меня есть только одна пара туфель на высоких каблуках. Но во всем надо искать свои плюсы. И я нашла. Ходить в обуви с плоской подошвой гораздо удобнее. А еще я была самой счастливой невестой на свадьбе. И не только потому, что выходила замуж за любимого человека, но и потому, что все торжество была в балетках, а не на каблуках!

Сейчас у нас подрастает двое детей — трехлетний Матвей и семимесячная Арина. Как в любой семье, у нас иногда случаются ссоры, но мы по-прежнему любим друг друга. А о разнице в росте вспоминаем только когда покупаем брюки: Диме их всегда нужно укорачивать.

Как-то в одном фильме я услышала фразу: «Самая большая разница в нашей жизни кроется ни в росте, ни в возрасте и ни в социальном положении. Самая большая разница — это разница между мужчиной и женщиной. И на этом стоит земля». Поэтому для нас эти 13 сантиметров разницы в росте — мелочь, о которой мы даже не вспоминаем.


Людмила Стецко, Алена Серикова, intex-press.by

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Люди в материале: Светлана Ум (1), Екатерина Калачинская (1), Алла Шульга (1)

Метки: Общество (18970)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое




Самое читаемое