Психбольницы Беларуси — гибрид стационара, богадельни и приемника-распределителя

  • 06 июля 2018, 12:07
  • 491
  • 0



Система оказания психиатрической помощи в Беларуси нуждается в существенной трансформации.

Более 80% средств, выделяемых на психиатрическую службу, расходуется на содержание стационаров, тогда как на амбулаторную помощь, где количество пациентов в разы превышает число проходящих лечение в больницах, финансов хронически не хватает.

Кроме того, крупные психиатрические клиники, где пациенты, допустим, с анорексией могут оказаться в одном отделении со страдающими шизофренией, давно не соответствуют современным тенденциям в лечении психиатрических заболеваний.

Что необходимо менять и как быстро для гуманизации психиатрической службы? Об этом Naviny.by поговорили с авторитетным специалистом, бывшим руководителем РНПЦ психического здоровья Сергеем Игумновым.


Сергей Игумнов. Доктор медицинских наук, врач психиатр-нарколог, специалист в области судебно-психиатрической и судебно-наркологической экспертизы. Лауреат премии Национальной академии наук 2011 года. Ответственный исполнитель темы НИР «Изучение клиники синдрома зависимости от новых ПАВ и разработка терапевтических подходов», реализуемой с 2015 г. на базе Национального научного центра наркологии Российской Федерации. В течение трех с половиной лет (2009-2012 гг.) возглавлял Республиканский научно-практический центр (РНПЦ) психического здоровья^; в 2005-2012 гг. работал на кафедре судебной психиатрии Центра подготовки и переподготовки кадров Государственной службы медицинских судебных экспертиз. В течение 12 лет возглавлял Белорусскую ассоциацию психотерапевтов.

— Генеральная прокуратура провела проверки условий жизни недееспособных людей в Беларуси, а заместитель генпрокурора заявил, что «сотни людей, признанных недееспособными вследствие психических заболеваний, остались без необходимой социальной помощи». Инициируется передача функций опеки органам соцзащиты. Что вы думаете на этот счет?

— Отрадно отметить, что последние шаги Генпрокуратуры позволяют обеспечить выполнение «Европейского плана действий по охране психического здоровья» 2005 года, в частности пункта о возможности получения эффективной медико-социальной помощи лицами с тяжелыми психическими проблемами по месту жительства.

Вызывает удивление, что эти действия инициировались не психиатрической службой Минздрава, хотя, в первую очередь, входят в сферу ее компетенции. К сожалению, психиатрическая помощь не относится к числу приоритетов отечественного здравоохранения, в отличие от абсолютного большинства европейских стран, в том числе наших ближайших соседей...

Цель Европейского плана в том, чтобы в течение ближайших десяти лет разработать, реализовать и оценить эффективность стратегий и законодательных актов, которые позволят осуществить меры в области охраны психического здоровья, способные повысить уровень благополучия всего населения.

Реализация мероприятий плана также позволит обеспечить предупреждение и профилактику проблем психического здоровья и расширить возможности социальной интеграции и функционирования лиц с психическими проблемами.

— То есть речь идет о том, что многие из тех, кто в связи с психиатрическим диагнозом помещен в медучреждение или интернат, при должной социальной помощи смогут жить дома?

— В психиатрических стационарах страны, включая ведущее психиатрическое учреждение — РНПЦ психического здоровья, месяцами, а порой годами находятся сотни людей, страдающих хроническими психическими заболеваниями, которые могут амбулаторно наблюдаться у психиатра и нуждаются, в первую очередь, в социальной помощи.

Не зря психиатрическую службу называют падчерицей отечественного здравоохранения. Перекос, когда свыше 80% скромных бюджетных средств, выделяемых на психиатрическую помощь, уходит на стационарную помощь, а амбулаторная служба, охватывающая сотни тысяч лиц, страдающих психическим расстройствами, влачит жалкое существование, до недавнего времени был характерен для многих стран СНГ.

Но в последние годы, например, в России, в рамках программы оптимизации психиатрической помощи происходит ее серьезное реформирование, позволяющее улучшить оказание помощи амбулаторным пациентам, в том числе недееспособным.

В Беларуси необходимо радикальное разукрупнение психиатрических больниц, организация которых с позиций сегодняшнего дня представляется достаточно архаичной. Ряд из них представляют, к сожалению, причудливый гибрид стационара, богадельни и приемника-распределителя для лиц с асоциальным поведением!

Например, как это ни удивительно, в Минской области с населением свыше 1,4 млн человек нет стационарных психиатрических коек, функцию психиатрического стационара для жителей области, включая лиц, недееспособных вследствие хронических психических болезней, осуществляет РНПЦ психического здоровья.

Ввиду того, что остальные области имеют собственные психиатрические стационары, о заполнении которых местные органы здравоохранения заботятся в первую очередь, происходит явный перекос в обеспеченности жителей страны высококвалифицированной помощью республиканского уровня.

Вследствие этого жителям Могилевской или Брестской области, родные которых нуждаются в подобной помощи, приходится обивать пороги местных чиновников здравоохранения, умоляя «направить в Минск», а чиновники ссылаются на трудности, обусловленные ограниченностью «квот на госпитализацию» пациентов, не имеющих регистрации в Минской области.

В 2012 году в служебной записке на имя первого заместителя министра здравоохранения я высказал мнение о том, что представляется целесообразным выделение из структуры РНПЦ психического здоровья Минской областной психиатрической больницы.

Материальную основу больницы составили бы корпуса, выделенные из структуры клинического городка РНПЦ, кадровую основу — штаты управленческого, врачебного, среднего и младшего медперсонала, хозяйственного персонала, также выделенные из структуры РНПЦ (без увеличения количества должностей).

Это позволило бы оптимизировать слишком громоздкую структуру РНПЦ психического здоровья и дало бы его сотрудникам возможность сосредоточиться, прежде всего, на разработке и внедрении инновационных методов лечения пациентов из всех регионов Беларуси с первым психотическим эпизодом, кризисными состояниями с наличием суицидальных тенденций, депрессивными и другими аффективными расстройствами, зависимостями, в том числе от эпидемически распространяющихся в стране «дизайнерских наркотиков», с упором не только на стационарную, но и на консультативную и амбулаторную помощь в масштабах страны, в том числе с использованием достижений современной телемедицины, интернет-консультирования и т.д.

Необходимо немедленное создание специализированного отделения для краткосрочного стационарного обследования и лечения с последующим непрерывным амбулаторным наблюдением лиц с расстройствами пищевого поведения, большинство из которых составляют молодые девушки, находящиеся, к сожалению, в настоящее время в одном отделении с женщинами, страдающими шизофренией и другими тяжелыми психическими расстройствами.

Это отпугивает пациенток и их родителей, приводит их к необходимости искать дорогостоящую помощь в частных структурах либо за рубежом, где такие пациенты лечатся в специализированных небольших клиниках семейного типа.

— Вернемся к проблеме недееспособности. Наличие психиатрического заболевания не является прямой дорогой к лишению дееспособности, не так ли?

— Никто не может быть ограничен в право- и дееспособности иначе, как в случаях, установленных законом. В частности, само по себе наличие у человека психического расстройства, факт нахождения его под диспансерным наблюдением в психиатрическом, наркологическом диспансере, в психиатрическом стационаре или психоневрологическом интернате не ограничивает его право- и дееспособности.

— Где в Беларуси находится большинство людей, лишенных дееспособности?

— В психоневрологических интернатах, находящихся в ведении Министерства труда и соцзащиты, находятся около 16 тысяч человек, признанных недееспособными. Но общее число недееспособных лиц значительно больше. В Беларуси в суды ежегодно поступает свыше двух тысяч заявлений о признании граждан недееспособными.

— Нуждается ли, на ваш взгляд, система признания недееспособности в Беларуси в изменениях?

— Безусловно, поскольку в отечественном законодательстве существует дилемма дееспособен — недееспособен. При этом важно помнить, что дееспособность состоит из трех элементов. Первый: способность человека самостоятельно осуществлять принадлежащие ему права и нести обязанности. Второй: способность совершать сделки (сделкоспособность). И третий: способность нести гражданскую ответственность за вред, причиненный его противоправными действиями (деликтоспособность).

— Что можно сделать в части гуманизации института лишения дееспособности в Беларуси?

— Представляется необходимым внесение в отечественное законодательство поправок для придания ему соответствия международным правовым нормам. В частности, требуется установить градации ограниченной дееспособности.

Например, гражданин, перенесший временное психическое расстройство, может быть признан несделкоспособным в ограниченный период времени, а этот статус не тождественен тотальной недееспособности, не позволяющей пользоваться своим имуществом, вступать в брак, участвовать в выборах и т.п.


Елена Спасюк, Naviny.by

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Люди в материале: Сергей Игумнов (6)

Метки: Общество (19323), Здоровье (668)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое




Самое читаемое