Окнаград 07/12 - 21/12:
ТРИВИЖН 11/12 - 24/12:

Дорогая школа: сколько стоило образование в прошлом и почему оно так накладно обходится сейчас?

  • 12 октября 2017, 10:38
  • 5461
  • 0
Дорогая школа: сколько стоило образование в прошлом и почему оно так накладно обходится сейчас?

Относительно недавно отзвенели первые звонки, и наши дети пошли в школу. Однако праздничное настроение родителей серьезно омрачили цены на учебные товары, которые в этом сезоне весьма высоки.

Штрафы для неучей

А как со стоимостью обучения, да и с самими школами дело обстояло в прошлом? Первое учебное заведение в Гомеле было открыто в 1781 году. Это была духовная гимназия, на учреждение которой прогрессивный архиепископ Григорий Конисский выделил 100 рублей.

Бюджетного финансирования у гимназии не было — сначала она содержалась за счет платы с учеников. Затем на жалование учителю Иосифу Бекаревичу «четвертной» стала выделять могилевская семинария, и пятьдесят рублей в год — граф Николай Румянцев. Заведение предназначалось исключительно для детей священников. Но местное духовенство, возможно, и по причине платного характера обучения, не спешило отдавать своих отпрысков в школу.

Первоначально гомельскую гимназию посещало только 13 человек. Духовной консистории даже пришлось издать распоряжение о том, что не отдавшие своих детей в школу священнослужители будут подвергаться штрафу. Угроза рублем возымела действие, и в 1798 в гимназию ходило уже 65 гомельских поповичей.

Уездным центром в то время была Белица, но в ее бюджете не нашлось денег даже для открытия положенного по уставу начального народного училища. Училище было открыто в 1790 году на средства католического духовенства.

В 1810 году гомельская гимназия была преобразована в духовное училище, из бюджета ей было выделено 1200 рублей в год. Здание этого училища и сейчас стоит на высоком берегу Сожа и также используется в учебных целях — там располагается корпус Гомельского медицинского университета.

В 1817 году крупный благотворитель граф Румянцев предложил местному Дворянскому собранию открыть в Гомеле ВУЗ. Точнее, ВДУ — Высшее дворянское училище. Обучение в нем должно было вестись, ни больше ни меньше — по программе Царскосельского лицея. Дети гомельских дворян обучались бы в нем бесплатно, остальные — за 200 рублей ассигнациями в год, не считая стоимости проживания и питания — «пансиона». Деньги по тем временам, даже и в виде бумажных купюр — немалые.

На открытие лицея была собрана и существенная сумма добровольных пожертвований. Румянцев уже почти построил здание — на углу нынешних улиц Советской и Трудовой, в самом центре города. Однако царские чиновники, видя в образовании причину роста вольнодумства и угрозу трону, заблокировали проект.

Николай Румянцев за свой счет попытался наладить в Гомеле и обучение для детей из простого народа — «ланкастерскую школу». Здесь в роли учителей выступали старшие ученики, которые и обучали младших. Однако после смерти просвещенного графа и она была закрыта.

Долгое время образование в Российской империи оставалось привилегией высших сословий — дворян и священнослужителей. Но после разгрома в Крымской войне император Александр II вынужден был начать реформы, в том числе — и учебного дела.

Постепенно для детей из народа стали открываться начальные школы. Впрочем, денег в местных бюджетах на это хронически не хватало, и зачастую жители открывали школы за свои средства. Так, школу в деревне Кистени Рогачевского района, где учился мой дед Иван Глушаков, местные крестьяне построили самостоятельно. Школьное здание, возведенное вскоре после отмены крепостного права в 1864 году, было деревянным, с выкрашенными голубой краской резными наличниками и карнизами. Оно находилось недалеко от кистеневского парка.

Но и в начале XX века дети тоже не хотели учиться. Мой дедушка в своих воспоминаниях писал: «В школу нас ходило мало: отшибал от учебы какой-то страх перед учением и Богом. А также — перед родителями, которые вбивали буквы в память детишкам ремнем, чересседельником или через тягание ушей. Такую "грамоту" очень часто внушал Борис Маршин сыну Грише. А дед Коваленков своего сына Сашку в школу приносил в мешке — как поросенка...»

Несмотря на это, из Кистеней вышел писатель и доктор филологических наук Юлиан Пширков (его брат учился в одном классе с моим дедом Иваном), а из соседней деревенской школы — белорусский классик Михась Лыньков.

«Гимназистки румяные...»

В начале XX столетия в Гомеле уже были две правительственные и две частные гимназии, одна частная прогимназия и почти три десятка училищ и начальных школ, не считая еврейских хедеров и Талмуд-Тор. Почти все они были — платными.

Дороже всего стоило обучение в частных учебных заведениях. Например, в еврейской гимназии доктора Ратнера — 120 рублей в год. По некоторым данным, ее владелец доктор Ратнер в студенческие годы увлекался революционными идеями и одним из первых стал привозить в Гомель из Киева нелегальную литературу. Но грехи молодости — это одно, а с возрастом бывший бунтарь, похоже, превратился во вполне респектабельного деятеля от коммерческого образования. «Катьку», то есть целых сто рублей с портретом императрицы Екатерины II, приходилось выкладывать родителям и за обучение их дочек в частной женской гимназии госпожи Копиш.

Учеба в государственных гимназиях обходилась на порядок дешевле — по 60 целковых как в мужской, так и в женской. Но, во-первых, правительственные гимназии получали пособие от казны. Во-вторых, они находились в собственных помещениях — здание для Александровской мужской гимназии, например, было построено за счет Городской Думы, в свою очередь, влезшей из-за этого в серьезные долги. Частники же учили в съемных помещениях. Но все равно плата за обучение не покрывала расходы государственных школ. Так, годовой бюджет мужской гимназии составлял 60 тысяч рублей. При количестве учеников в 1911 году в 539 человек сумма оплаты, полученная от них, могла составить до 32 360 рублей. Но надо учесть, что часть учащихся от оплаты все же освобождалась. Таким образом, более половины расходов правительственной гимназии покрывались за счет государственного финансирования, городского самоуправления и благотворительных пожертвований.

А вот в частной еврейской гимназии Ратнера годовой бюджет составлял 40 тысяч рублей. С учетом того, что в ней занималось 349 учеников, плативших по 120 рублей, доктора Ратнер должен был оставаться с прибылью как минимум около 2 тысяч рублей в год. Вполне нормальные деньги по тем временам. При этом зарплата рабочих и служащих была в то время в пределах 10-30 рублей в месяц. Работал, как правило, только глава семьи — работы для женщин было мало. И поэтому оплатить своим детям хотя бы среднее образование мог позволить себе далеко не каждый.

К тому же в правительственную гимназию принимали далеко не всех желающих. В 1887 году, в правление императора Александра III, министр образования Делянов издал циркуляр «О сокращении гимназического образования». Циркуляром предписывалось зачислять в средние учебные заведения только тех детей, чьи родители смогут обеспечить необходимые условия для их обучения. Согласно этой инструкции, прозванной «циркуляром о кухаркиных детях», выходцам из семей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников, «вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию».

Таким образом, в переводе на современный язык, детям индивидуальных предпринимателей, работников транспорта и общепита дорога в среднюю школу была закрыта. Даже в 1910 году почти половина учеников Гомельской мужской гимназии являлась детьми дворян, чиновников, купцов и священников.

При этом школу в том же 1910 году смогло посещать только около 50 процентов гомельских детей. Примерно 70 процентов учащихся составляли мальчики, девочек было намного меньше. Обучение в то время было раздельным по половому признаку.

Дискриминация существовала и по религиозно-национальной принадлежности. Так, евреи в мужской правительственной гимназии составляли только около 20% учащихся, в то время как среди населения тогдашнего Гомеля их было свыше 65%.

Начальное образование в Российской империи тоже было не бесплатным. Так, в Преображенском женском церковно-приходском училище оно стоило 15 рублей в год. В двухклассном женском училище Гурвич — 30 рублей. Самым дешевым было учение в религиозных еврейских хедерах и Талмуд-Торах — по 3 рубля с мальчика. Даже детский садик Тоболевич, единственный в Гомеле, стоил 60 рублей.

В 1899 году на все народное образование Гомельская Дума тратила более 13 тысяч рублей, на содержание городского головы, двух его замов и канцелярии — почти 15 тысяч рублей.

Одна из церковно-приходских школ носила имя Мельниковых. П.Мельников был одно время городским головой Гомеля. С его именем связывают и историческое название «Мельникова луга», ранее — загородной местности, теперь — одного из крупнейших районов Гомеля.

Бесплатным было обучение только в двух церковно-приходских школах, одна из них была при Либаво-Роменской железной дороге. Возможно, стоимость учебы в них частично или полностью компенсировалась работой в «классах ручного труда».

Однако не все так плохо было и в старой школе. Во-первых, часть неимущих, но способных учеников гимназий от платы за учебу освобождались — решением педсовета. Во-вторых, мир не без добрых людей: существовали общества помощи учащимся, организованные родительскими комитетами и просто гражданами. Стипендию примерно на 10 мальчиков и столько же девочек выделяла княгиня Ирина Паскевич.

Что касается того, сколько стоило при царе-батюшке собрать ребенка в школу, то точных данных про это земская статистика не дает. Но вопреки распространенным нынче мифам — также немало. Например, учебник всеобщей истории Иловайского стоил 65 копеек. Средняя зарплата родителя, напомним, в начале XX века была порядка 20 рублей. А таких учебников надо было приобрести около десятка. Плюс тетрадки, перьевые ручки, чернила, карандаши. Таким образом, стоимость учебных пособий и канцелярских принадлежностей приближалась к 7-8 рублям.

Ранцы и портфели изготавливали из телячьей или тюленьей кожи мехом наружу. Но на портфеле можно было и сэкономить — книги тогда часто носили, просто перетянув накрест ремнями.

Комплект мужской гимназической формы состоял из парадного мундира, повседневных блуз, тужурок, кителей или рубах-гимнастерок, брюк, фуражки, пальто или шинели, верблюжьего башлыка и форменного ремня. Плюс установленная фурнитура — пуговицы и эмблемы того или иного учебного заведения, галуны. Гимназическая униформа имела полувоенный фасон — это должно было привить учащимся чинопочитание и послушание. И облегчало тотальный контроль за ними — по номерам заведения ученика всегда можно было «вычислить».

В соответствии с насаждаемым армейским духом, в гимназиях процветала и своеобразная «дедовщина». Гимназическая форма, как правило, шилась на заказ — строго по «высочайше утвержденным» образцам. Готовая форма если и продавалась, то как правило, для училищ. В форме своего учебного заведения ученик того времени должен был находиться постоянно — не только в школе, но и в общественных местах.

Форменная одежда гимназиста или гимназистки обходилась семье в несколько десятков рублей. Это было весьма недешево, и родители часто просили портных подложить запас ткани на рукавах, штанах или подоле платья — «на вырост». Можно сказать, что стоимость сборов ребенка в среднюю школу «при царе» превышала месячную зарплату, иногда — в несколько раз. Однако возможность оплачивать учебу в гимназии и щеголять соответствующей униформой вызывало чувство элитарности.

Моя бабушка, закончившая Гомельскую женскую гимназию, и спустя полвека с гордостью говорила об этом и помнила французские фразы — из гимназического курса.

Вся власть — школьным Советам?

Октябрьская революция 1917 года произошла под знаменитым лозунгом «Вся власть Советам!» Менее известно, что в школах также создавались свои Советы — с участием учеников. В революционные 20-е годы в «единой трудовой школе» проходили оригинальные эксперименты по развитию ученического самоуправления и даже самоконтролю школяров за учебным процессом. Например, будущего Героя Советского Союза Георгия Склезнева в 1928 году в 9-й класс гомельской школы II ступени имени Коминтерна (ныне СШ 2 его имени) перевел именно Школьный Совет.

В отличие от «старорежимной» гимназии, новая школа должна была стать свободной: в ней мальчики и девочки впервые начали учиться вместе, было отменено и обязательное ношение формы.

Однако самым важным было то, что образование стало бесплатным, а значит — общедоступным. В 1929 году в школу пошли уже все дети Гомеля. В 1931 году Гомельский Совет рабочих депутатов ввел в городе всеобщее 7-летнее образование.

Однако вскоре государственный аппарат берет реванш и закручивает гайки. Уже к середине 30-х годов остатки советской демократии постепенно сворачиваются — в СССР устанавливается жесткий бюрократический режим. В школах вводится единоначалие директоров и учителей, педагогика сотрудничества отбрасывается как «левацкий уклон». Казенная централизация отражается и на социальной составляющей — с 1 сентября 1940 года образование в старших классах вновь становится платным. Как говорили тогда, плату за учебу ввели для того, что бы полную среднюю школу заканчивали только действительно «рвущиеся к знаниям». Остальные должны были отсеяться в ФЗУ. Сегодня это объясняют намерением советского государства пополнить промышленность, остро нуждавшуюся перед войной в рабочих руках, дополнительными кадрами.

В поздние сталинские годы в школьное дело возвращаются и другие атрибуты царской системы образования. Например, с 1943 года было восстановлено раздельное обучение мальчиков и девочек. В 1948 году стала вводиться обязательная форма, скопированная с гимназической. В средней школе униформа была платной, в средних специальных заведениях выдавалась за государственный счет. Открываются и средние школы с военным уклоном — подобие военных гимназий Российской империи.

Платное обучение для старшеклассников, как и военизированная школьная форма, были отменены в период хрущевской «оттепели». Романтик-«волюнтарист» Никита Хрущев объявил тогда форсированный рывок к коммунизму. Вместо целого набора разной форменной одежды, включая ремни и фуражки, форма для мальчиков теперь состояла только из одного костюма. Сначала это был серый костюм из брюк и пиджака. Впоследствии появился синий — с курткой с погончиками. В старших классах разрешалось носить костюмы произвольного покроя. Для девочек же было оставлено коричневое платье «гимназистки» с черным повседневным либо белым праздничным передником. Ныне, в сильно укороченном варианте, оно особо популярно у малолетних нимфеток.

А сколько стоило тогда собрать ребенка в школу?

В 1970-80-е годы это выглядело примерно так: школьный костюм для мальчика стоил 17 рублей 50 копеек, ученическое платье для девочки — от 8 до 15 рублей в зависимости от кроя. Школьный портфель обходился в 2-4 рубля. Спортивные трико стоили 2 рубля 50 копеек, кеды или чешки — 2-3 руб. Тетрадка в 12 листов приобреталась за 2 копейки, общая тетрадь с 48 листами — за 50 коп. Цена на ручку шариковую колебалась от 11 до 35 коп., карандаш стоил — 1-3 копейки. Пенал можно было купить за 25-30 копеек. Учебники стоили порядка 40-50 копеек, с принятием Конституции 1977 года они стали бесплатными. В школьной столовой детей, в большинстве случаев, также кормили без денег.

Можно примерно подсчитать, что средняя стоимость сборов ребенка в школу, без учебников, в 70-80-е годы колебалась от 13 до 28 рублей. Средняя зарплата тогда равнялась 180 руб. Таким образом, это составляло приблизительно от 7 до 15,5 процента месячного заработка.

Начиная с «лихих» 90-х, расходы родителей на школу стали стремительно расти. Кажется, своего исторического максимума они достигли в этом году. В сентябре 2017 года в комплект школьной формы (одежда «делового стиля») для гомельской первоклассницы должны входить: юбка стоимостью 25-30 деноминированных рублей, блузка — 30-50 рублей, несколько водолазок — 20-30 рублей за одну штуку, сарафан — 50-70 рублей, пиджак или жилетка — около 30 рублей. Спортивная форма — 35-40 рублей, спортивная обувь — 20-30 рублей. Рюкзак — 50-100 рублей. Канцтовары — до 100 рублей. Питание в школе бесплатное, в «продленке» — 50 копеек в день.

В итоге это составляет 380-400 рублей без стоимости учебников и питания. Средняя зарплата в Гомельской области, по данным Минфина РБ, в июле 2017 года называется в 741 рубль, в реальности большинство жителей в регионе получает не более 400- 500. «Добровольные пожертвования» на школу образуют отдельную статью расходов, и в зависимости от запросов родительского комитета и администрации, могут достигать также несколько сот рублей. Деньги идут на приобретение самых разных товаров: писчей и туалетной бумаги, мыла, телевизоров, досок, парт и жалюзи в классы, замену окон и прочее.

Мораль сей школьной истории такова — затраты родителей на учебу детей растут прямо пропорционально сокращению социальных расходов государства.


Юрий Глушаков, gomel.today

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Места: Гомель (1309)

Метки: Общество (16585), Образование (377)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое



Самое читаемое