Как в Беларуси метадоном лечат от наркозависимости уже 10 лет

  • 11 января 2019, 13:20
  • 117
  • 0



Испытательный срок окончен. Эффективна ли заместительная терапия?

В Беларуси уже более 10 лет действует программа заместительной терапии метадоном. Этот вид лечения для наркозависимых людей, нацелен на то, чтобы снизить количество употребления нелегальных наркотиков и предотвратить распространение ВИЧ-инфекции среди населения.

Дилетанту такой способ профилактики наркомании может показаться противоречивым, хотя в Беларуси он действует уже более 10 лет. Первый кабинет заместительной терапии метадоном открылся в Гомеле в 2007 году благодаря Глобальному фонду по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией.

Кто финансирует лечение заместительной терапией сейчас, эффективен ли такой способ профилактики и что думают об этом сами пациенты и их родственники?

Терапия отчаяния

Сегодня кабинеты заместительной терапии метадоном есть во всех областях Беларуси: 19 пунктов лечения в 17 городах. Пациенты такой программы — люди, которые много лет употребляли опиоидные наркотики, много раз пытались лечиться от зависимости самыми разными способами, но так и не добились результата.

— Для многих заместительная терапия — это терапия отчаяния, — говорит ассистент кафедры психиатрии и медицинской психологии Владимир Пикиреня. — Сюда приходят люди, которые перепробовали все — детоксикацию, лечение в реабилитационных центрах, за границей. Но им ничего не помогало.

Владимир Пикиреня. Фото: people.onliner.by

К человеку, который хочет попасть в такую программу лечения, предъявляются определенные требования — он или она должны быть совершеннолетними, состоять на официальном наркологическом учете и иметь за спиной попытки ухода от зависимости другими способами. После прохождения всех медицинских и бюрократических процедур врачи подбирают человеку индивидуальную дозу препарата для лечения — метадона. После этого пациент каждый день без выходных и праздников приходит утром в медицинское учреждение, чтобы выпить лекарство в виде сиропа и чувствовать себя весь день комфортно, или, говоря сленгом, не испытывать «ломки» и желания найти нелегальные наркотики.

— Заместительная терапия — это обычный метод лечения, который имеет значительные преимущества перед всеми другими, — убежден доцент кафедры психиатрии и наркологии Белорусской медицинской академии последипломного образования Олег Айзберг. — Один из показателей эффективности здесь — снижение смертности самих пациентов в 2-3 раза по сравнению с отсутствием лечения.

Олег Айзберг. Фото: Комсомольская правда в Белоруссии

Попадая на программы заместительной терапии, наркозависимые люди уходят от криминальной среды, перестают подвергать себя постоянному риску заражения болезнями, которые передаются через кровь, а также постоянно находятся под наблюдением врачей и психологов. Кроме того, пациентов программ заместительной терапии метадоном регулярно проверяют на наличие в организме нелегальных психотропных веществ. Такая проверка может «нагрянуть» в любой момент после малейших подозрений врачей или милиции. Если выясняется, что пациент нарушает требования программы, ему грозит предупреждение. Несколько предупреждений обычно влекут за собой исключение из программы.

Кабинеты заместительной терапии метадоном обычно находятся в поликлиниках и имеют отдельный вход. Пункт выдачи оборудован видеокамерой, сейфом для хранения препарата, решеткой с окошком и тревожной кнопкой


С 2007 по 2014 годы лечение наркозависимых заместительной терапией полностью финансировалось Глобальным фондом. Зарубежный донор оплачивал закупку препарата, расходных материалов, аренду и ремонт помещений, зарплаты медиков и других специалистов. После 7 лет такого «донорства» Беларуси было поставлено условие, что следующий грант наша страна получит лишь в том случае, если постепенно возьмет все расходы на обеспечение программ заместительной терапии на себя. Беларусь согласилась, и отечественные специалисты составили план перехода от зарубежного финансирования к государственному.

Сейчас зарубежный донор финансирует только закупку препарата, около 300 тысяч долларов в год. Все остальные расходы по обеспечению программ берет на себя государственный бюджет.

Почему это выгодно?

В 2014 году в Беларуси было проведено исследование, которое показало, что 1 доллар, вложенный в программы заместительной терапии метадоном, приносит государству 8 долларов социально-экономического эффекта от предотвращения затрат на последствия наркомании.

Что конкретно учитывалось при исследовании? Уменьшение мелких краж. Например, велосипедов и детских колясок из подъездов, вещей с полок магазинов, навигаторов и сумочек из автомобилей, припаркованных в «тихих» местах. При этом люди не только перестают воровать, но и устраиваются на работу, как раз пополняя казну через налоги.

Второй экономический бонус для государства и населения — сокращение распространения ВИЧ-инфекции, а значит, экономия на здравоохранении. Большой процент от эффективности приходится также на содержание, а вернее, не содержание людей в тюрьмах. Известно, что около 90% пациентов заместительной терапии были ранее судимы, а попадая на программу они уходят от криминального прошлого.

Помимо экономической эффективности в Беларуси проверили и социальную выгоду от такого способа профилактики наркомании. Исследование «Влияние заместительной терапии метадоном на отношения пациентов с близкими», проведенное в Беларуси в 2015 году, показало, что у клиентов программы не только улучшились взаимоотношения с близкими, но и в целом изменилось отношение к жизни.

Самое большое изменение в отношениях в лучшую сторону у клиентов происходит, как правило, с родителями.

— Я не говорила родителям, что пошла на программу, однако, так как живу в небольшом городе, то примерно через месяц нашлись «доброжелатели», которые им рассказали, — вспоминает пациентка Оксана. — Мама, на удивление, отреагировала спокойно. Она видела, как я изменилась, как поменялось мое отношение к жизни: я перестала просить у нее деньги, быстро нашла работу, стала покупать себе какие-то вещи... А ведь до этого все деньги, которые доставались мне честными и нечестными способами, я тратила только на наркотики.

По словам Оксаны, работу она нашла быстро, так как энергию, которую раньше уходила на поиски наркотиков и денег на них, она, придя на программу заместительной терапии, стала перенаправлять в другое русло:

— Мне хотелось постоянного движения, — вспоминает Оксана. — Я просто ходила по улицам, ходила по магазинам, просто чтобы себя куда-то деть. И уже через неделю меня взяли на испытательный срок в одну компанию.

Девушка честно рассказала будущему работодателю о своем прошлом, а иначе нельзя было, так как было странным почему молодая женщина с высшим образованием до того работала все время на низкооплачиваемых «непрестижных» работах. Директор компании посоветовался с медиками, решил рискнуть и не прогадал — уже 7-й год Оксана профессионально выполняет свою работу.

Другой клиент программы Сергей стал лечиться методом заместительной терапии еще девять лет назад. К этому моменту за спиной было 20 лет употребления наркотиков и много попыток вылечиться от зависимости при помощи реабилитации.

После того, как Сергей перестал употреблять наркотики, его девушка согласилась выйти за него замуж. Сейчас у них растет шестилетняя дочка. Сергей нашел работу, наладил отношения с родителями, с помощью которых молодой семье удалось купить квартиру.

— За эти девять лет я успел сделать больше, чем за всю предыдущую жизнь, — рассказывает Сергей.

Такие истории дорого стоят. Ведь изначально люди, которые попадают на программу заместительной терапии метадоном имеют целый комплекс проблем. У типичного пациента, как правило, за спиной десятки лет употребления наркотиков, судимости, и, как следствие, целый «букет» заболеваний. Кроме того, все клиенты программы заместительной терапии метадоном обязательно становятся на официальный наркологический учет, а значит, автоматически не могут работать по некоторым специальностям, а также водить автомобиль.

А как за границей?

Практика использования метадона для лечения наркозависимых существует в Западной Европе с 1964 года и официально поддерживается множеством серьезных организаций, в том числе Всемирной организацией здравоохранения. В страны Восточной Европы и Центральной Азии этот вид профилактики пришел значительно позже, уже в 2000-х годах. Сейчас программы заместительной терапии есть не только в «продвинутых» странах, но и в государствах с репрессивной наркополитикой — Иране, Китае. Что касается нашего региона, то такой вид лечения также присутствует везде, кроме России.

— В большинстве стран Восточной Европы и Центральной Азии ситуация с программами заместительной терапии схожая с нашей, — говорит руководитель отделения по ВИЧ-инфекции отдела управления грантами ГУ «Белорусский центр медицинских технологий, информатики, управления и экономики здравоохранения» Елена Фисенко. — Там происходит переход с финансирования лечения наркозависимых Глобальным фондом на государственные бюджеты. Единственная страна, которая выбрала «свой путь» профилактики ВИЧ-инфекции и наркомании — это Россия.

Несмотря на все доводы экспертов и результаты исследований, правительство нашей страны-соседки отказалось от всех видов профилактики наркомании, кроме реабилитации. Такой способ профилактики тоже помогает некоторым людям преодолеть свою зависимость, но, как правило, это не более 5% всех пациентов.

— Сейчас Россия на 1-м месте по скорости распространения ВИЧ-инфекции, — отмечает Владимир Пикиреня. — На это повлияло много факторов, но в том числе и отказ от программ снижения вреда, в которые входит и заместительная терапия.

В этом плане, по словам специалиста, Беларусь более прогрессивна:

— Пока в России стоит вопрос адвокации программы заместительной терапии, весь научный мир, в том числе и Беларусь, уже не спорит об эффективности, а думает об улучшении качества программ, — рассказывает специалист. — Например, рассматривают более детально терапию, гендерные вопросы, препараты, учитывают социальные аспекты...

Есть «кнуты», но нет «пряников»

Вопрос эффективности программ заместительной терапии метадоном среди научного сообщества Беларуси уже не поднимается. Да и без дополнительных исследований есть данные, которые не требуют комментариев.

Например, в этом году выяснилось, что ВИЧ-позитивные пациенты программ лечения заместительной терапией более серьезно относятся к лечению ВИЧ-инфекции:

— По данным на конец июня этого года, 74,6% ВИЧ-позитивных пациентов программ ЗТМ привержены лечению и регулярно принимают необходимую терапию, — рассказывает Елена Фисенко. — Для сравнения, если говорить о всех ВИЧ-позитивных людях, то этот процент составляет 68,7%, а если говорить о потребителях обычных нелегальных наркотиков, то и вовсе около 30%.

Вместе с тем пациенты программы, да и специалисты считают, что у Беларуси еще есть потенциал на улучшение программ, причем без затрат дополнительных средств.

В 2018 году в Беларуси было проведено исследование «Потенциальный интерес людей, употребляющих наркотики, к программам заместительной терапии метадоном». Задача исследования — выяснить, как привлечь людей, употребляющих наркотики, к лечению.

Исследование показало, что основным барьером для участия в программе является необходимость ежедневного посещения медицинского учреждения. 72% опрошенных сказали, что это главный недостаток лечения заместительной терапией.

— Данный вопрос актуален для нас, потому что многие пациенты сегодня вынуждены делать выбор между семьей, работой, полноценной жизнью в обществе и жизненно важным препаратом, — резюмирует результат исследования заместитель председателя правления общественного объединения «Твой шанс» Сергей Крыжевич.

Сергей Крыжевич

И ведь действительно у людей просто нет возможности даже на два дня уехать из своего города, чтобы, например, съездить к родителям, выбраться с друзьями на любительские соревнования или же даже съездить в другой город в командировку по работе.

В других странах, например, Украине, Германии, Молдове, Польше, этот вопрос уже давно решен. Люди, которые годами лечатся без нарушений, могут получать терапию на несколько дней. Им просто выдают несколько баночек с сиропом и надписями по дням. Такой сироповый наркотик нет смысла перепродавать, так как он не вызывает эйфории. Потребителям «уличных» наркотиков он не нужен даже бесплатно.

Вместе с тем такая выдача на несколько дней «разгрузила» бы медицинских работников, которые точно также работают без выходных, потому что таковы условия программы заместительной терапии.

Другие распространенные причины не прихода на программу лечения заместительной терапией связаны с процедурой включения: долгое ожидание в очереди (42,3%), необходимость лежать в стационаре для подбора дозировки (38,3%), неудобное географическое расположение пункта (в другом городе или до него далеко добираться (33,2%).

Нахождения пункта выдачи терапии в другом городе сегодня особенно актуально для жителей Витебска, которые вынуждены ежедневно ездить за лекарством в Полоцк, а это 100 километров только в одну сторону.

Еще один недостаток нашего подхода к наркозависимых: есть «кнуты», но нет «пряников».

Если человек один раз не приехал на программу, или, например, не удержался и употребил алкоголь, что программа запрещает, то его могут сразу же исключить. В то же время, если человек ничего годами не нарушает, он не получает никаких «бонусов» и к нему по-прежнему относятся как к потенциальному преступнику.


Татьяна Жарносек, Завтра твоей страны

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Комментарии правила




Новости партнеров

Загрузка...




Самое читаемое