Операция «Принуждение» началась

  • 01 июня 2012, 11:06
  • 887
  • 0



Президент РФ пробыл в Минске всего один вечер и привез 440 миллионов. Но в обмен на что?

Российская пресса освещает визит российского президента в Минск довольно немногословно. Информации о переговорах двух правителей крайне мало. Журналистам не дали задать вопросов.

Сharter97.org приводит наиболее интересные статьи о визите Путина в Минск.

«Коммерсант»: Только вчера и только на один вечер

Вчера поздним вечером в резиденции Заславль под Минском встретились Александр Лукашенко и Владимир Путин. Специальный корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников выяснил, почему Владимир Путин предпочел Беларусь Казахстану в качестве первой страны, которую он посетил как президент.

Курсанты роты почетного караула Александра Лукашенко выглядели так, словно встречать должны были не они, а их. Впрочем, за надменность можно было принять готовность номер один.

Между тем командир роты, рассказав, что парни у них один к одному, роста не ниже (но и не выше) 185 сантиметров (ровненькие, как белорусские огурцы в знаменитых шкловских теплицах), а знаменосец и вовсе 195 сантиметров (а вместе с флагом — лучше вообще даже не думать).

— Жалко,— вздохнул командир роты,— что мы не доехали на ваш конкурс в Москве (не так давно в столице нашей Родины действительно проходил смотр-конкурс рот почетного караула нескольких стран). Второе место там было бы не для нас.

То же, видимо, касается и Александра Лукашенко. Он встретил Владимира Путина у трапа самолета, по-отечески обняв его (все-таки господин Лукашенко, в отличие от господина Путина, не пропустил ни одного президентского срока), а потом и министра финансов Антона Силуанова, и главу "Росатома" Сергея Кириенко (про этот случай подходит выражение "задушить в объятиях").

После этого кортеж направился в резиденцию. Говорят, что на пути следования на одном из мостов над дорогой некоторое время висела растяжка хулиганского содержания, но поскольку Владимир Путин опаздывал, то белорусские спецслужбы вовремя ликвидировали эту угрозу (в основном — настроению российского президента).

Александр Лукашенко, похоже, погрузневший в последнее время (может, повесил коньки на гвоздь, в отличие от господина Путина, который снял их с гвоздя), выглядел очень жизнерадостно.

Возможно, это было связано с тем, что теперь ему больше не придется сталкиваться на встречах высшего уровня с бывшим теперь уже помощником президента России Сергеем Приходько, с которым у него была любовь такой взаимной силы, что шаг к взаимной ненависти был сделан много лет назад.

Впрочем, есть подозрение, что от перемены помощников сумма отношений в политике не меняется.

Вечерние события происходили в резиденции Заславль. Двусторонняя встреча происходила в кабинете, вся мебель которого состояла из двух сервантов с тремя вазами. Интерьер органично дополнили два президента. Речь Александра Лукашенко носила философский характер. Он сообщил, как часто думает о том, кто смог достичь большего в деле объединения, чем Беларусь и Россия.

Ну, кто? — переспросил он, расположившись в кресле так, что оно тяжело вздохнуло: из него словно выпустили пар. К тому же Александр Лукашенко время от времени закладывал правую руку под лацкан пиджака, что, возможно, придавало ему и его словам лишний вес.

— У нас нет границ (в Евросоюзе тоже, например.— А. К.),— сказал господин Лукашенко.— У нас единое таможенное пространство (как и в ЕС.— А. К.), у нас практически единая экономика (и тут по сравнению с ЕС нечем гордиться.— А. К.), у нас единое оборонное производство (в ЕС только еще будет, в этом Россия и Беларусь и в самом деле обошли ЕС, причем еще в советское время.— А. К.).

— И многие другие вещи,— уточнил глава Беларуси.

Президент России согласился и с этим.

— К нам многие присматриваются сегодня,— продолжил правитель Беларуси.— Украинцы начали смотреть! Делают нам замечания, но ведь был президент Украины на последнем нашем заседании в Москве!

— Это первая моя поездка за пределы Российской Федерации,— в свою очередь, сказал господин Путин.— Беларусь — особенный наш партнер.

Я спросил потом у помощника Владимира Путина господина Ушакова, почему же все-таки Беларусь стала первой точкой.

— Вы имеете в виду,— переспросил он,— почему не Казахстан, а Беларусь? Ведь вы это имеете в виду? Действительно, об этом последнее время говорят. Но знаете, у нас и выбора особого не было. Заранее намечена была дата саммита ШОС в Китае, после него логично заехать в Астану. Кроме того, договорились о поездке в западном направлении, договорились с Германией, с Францией. Логично, что Беларусь стала в этой ситуации первой.

Но только вчера и только на один вечер.

«Московские новости»: Минск остается «слабым звеном»

Несмотря на «особые отношения» с Беларусью, путинский проект евразийской интеграции и обилие протокольных улыбок на совместном брифинге двух лидеров, Минск остается «слабым звеном» европейской оси, обозначенной маршрутом главы государства.

Лукашенко встречал Путина у трапа в национальном аэропорту Минска, и на переговоры в загородную резиденцию «Заславль» они поехали в одном автомобиле, хотя еще недавно, 8 мая этого года, в обращении к народу белорусский правитель дословно заявил: «Ни у России, ни у Путина нет ресурсов для того, чтобы задушить Беларусь».

«Думаю, нам предстоят неплохие годы», — заявил Лукашенко Путину перед началом переговоров. Уверенность в этом белорусскому правителю придали путинские предвыборные и поствыборные заявления о приоритете евразийской интеграции. Четвертый президентский срок Лукашенко истекает на два года раньше третьего срока Путина — в 2016 году, но ближайшие несколько лет старым знакомым придется снова работать вместе. Не секрет, что личные взаимоотношения лидеров складывались не лучшим образом, и первого визита Путина в Минске ждали со смешанными чувствами. Беларусь по-прежнему нуждается в российских деньгах, но не горит желанием уступать свои предприятия на российских условиях.

Последняя встреча Путина и Лукашенко на неформальном саммите СНГ в Москве была совсем короткой. В Минске президенты говорили несколько часов, и в основном об экономике — Путина сопровождали министр финансов Антон Силуанов, замминистра экономического развития Алексей Лихачев и директор «Росатома» Сергей Кириенко. Среди тем — строительство Белорусской АЭС (Россия готова финансировать первый этап строительства на сумму 204 млн долл.), перспективы слияния активов КамАЗа и МАЗа в холдинг «Росбелавто», кредит Беларуси по линии ЕврАзЭС и евразийская экономическая интеграция.

Источник «МН» в правительстве Беларуси говорит, что стороны только готовятся к серьезным переговорам — о ценах на газ, о приватизации и кредитах по линии ЕврАзЭС. В ноябре прошлого года Беларусь и Россия договорились о скидке на газ: в 2012 году Минск получает его по 165,6 долл. за тысячу кубометров — почти вдвое дешевле, чем в 2011-м. Однако российская щедрость стала следствием согласия Минска продать соседу половину акций «Белтрансгаза» за 2,5 млрд долл. Сейчас на очереди еще несколько стратегических предприятий (например, «Беларускалий»), к которым Россия проявляет интерес, но не согласна с ценами, которые называет Лукашенко. Россия со своей стороны задерживала третий транш кредита Беларуси по линии ЕврАзЭС — 440 млн долл. Вчера поздно вечером стороны договорились об этом транше и начали переговоры о четвертом.

От успеха переговоров с Путиным по-прежнему зависит финансовая состоятельность белорусского режима. Правда, ситуация в экономике страны уже не такая критическая, как в прошлом году. Благодаря девальвации национальной валюты вырос экспорт, а торговый баланс впервые за последние годы стал положительным. С другой стороны, курс доллара, державшийся несколько месяцев в районе 8 тыс. белорусских рублей, снова пополз вверх. По итогам января–апреля Беларусь с инфляцией 6,8% заняла первое место среди стран бывшего СССР по росту потребительских цен.

Белорусский экономист, руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико говорит, что белорусская власть отчаянно нуждается в приватизации или очередных кредитах: накопленных нацбанком средств не хватит на реализацию необходимых рыночных реформ. В то же время Лукашенко все еще надеется продать активы выше рыночной стоимости, а в широкой приватизации видит угрозу своим политическим амбициям. «Если у президента нет в руках денег, собственности и власти, — это никакие не органы власти», — сказал сам Лукашенко в ноябре прошлого года.

«Ведомости»: Журналистов не накормили

Россия согласилась выделить Беларуси третий транш из антикризисного кредита Евразэс (общая сумма кредита $3 млрд, выдано пока менее половина). Таков материальный итог российско-белорусских переговоров, единственная конкретная новость, которую объявил Владимир Путин, когда президенты вышли к прессе. Трудные переговоры о третьем транше шли с февраля. По словам Путина, это стало «возможно сделать, учитывая позитивную динамику» развития белорусской экономики, и теперь можно начать переговоры по четвёртому. Александр Лукашенко отметил, что сам по себе приезд Путина — дороже многих экономических проектов.

О прочих проектах Путин говорил без конкретики, вопросы со стороны прессы форматом первого зарубежного мероприятия Путина после возвращения в Кремль не предполагались. Часть своей речи Путин зачитывал по бумажке.

Александр Лукашенко говорил без бумажки и немного запутался, когда рассказывал о развитии Евразийского эклномического пространства употребляя вместо этого доугой термин — Евразийский союз. Потом поправился, но уточнил что и создание Евразийского союза — вопрос ближайшего времени, после чего можно будет начать переговоры об интеграции с ЕС — интеграции интеграций. Путин также много раз повторил слова о Евразийском союзе и обещал поговорить об этом в Казахстане с Нурсултаном Назарбаевым. Затем президенты пошли на прогулку по загородной резиденции Лукашенко, который пожелал журналистам приятного аппетита. Правда, ужина белорусская сторона прессе не предложила — наверное, он пожелал приятного аппетита комарам, мрачно шутили репортеры президентского пула.

Александр Класковский: Впереди у партнеров серьезные коллизии

Александр Лукашенко получил царскую дозу бальзама на душу. Визит Владимира Путина в Минск увенчался каскадом сусально-мажорной риторики на тему стратегического партнерства и евразийской интеграции. Эксперты, однако, объясняют барабанный бой пиаровским характером визита и прогнозируют, что впереди у партнеров — серьезные коллизии, пишет на сайте «Белорусские новости» аналитик Александр Класковский.

Высокий гость традиционно опоздал, заставив коллегу ждать в аэропорту вечером 31 мая. Но зато потом новый-старый хозяин Кремля был щедр на комплименты, нахваливал белорусское руководство за экономические успехи и движение в верном направлении.

Да, а главное, богатый визитер помог материально: объявил о решении предоставить Беларуси третий транш стабилизационного кредита ЕврАзЭС.

Кроме того, в этот же день стороны парафировали генеральный контракт на строительство белорусской АЭС. При этом, по словам главы «Росатома» Сергея Кириенко, достигнута договоренность о начале финансирования первого этапа строительства АЭС в объеме 204 млн. долларов.

Выданный ныне царственным жестом транш кредита ЕврАзЭС в 440 миллионов долларов Москва придерживала с февраля, понуждая партнера к более жесткой денежно-кредитной политике и приватизации. Причем особых успехов на этом поприще российская сторона на сегодняшний день так и не добилась. Короче, снова аванс, снова поблажка. Чем объяснить очередной аттракцион российской щедрости?

Наблюдатели полагают, что, во-первых, Путину не хотелось портить картину своего первого после возвращения в Кремль официального визита. Во-вторых, продолжается проплата лояльности белорусского руководства по отношению к проекту евразийской интеграции, который Путин назвал ранее своим приоритетом. По итогам переговоров 31 мая он возвестил, что стороны «условились не снижать темпы в переходе к качественно новой ступени интеграции — Евразийскому экономическому союзу».

Лукашенко, в свою очередь, поспешил заверить, что у Беларуси и России нет расхождений по вопросу создания Евразийского союза.

Почти идиллия. Правда, Путин дал понять, что Москва все считает. Он подчеркнул, что за короткое время прямая российская помощь Беларуси по различным каналам составила около пяти миллиардов долларов. Упомянул о дешевых энергоносителях: если в 2011 году Беларусь платила около 280 долларов за тысячу кубометров газа, то в нынешнем — 165,5 доллара. Мол, знайте, кто вас вытащил из ямы кризиса.

«Пока российскому руководству невыгодно сеять публичную конфронтацию. Но посредством таких инструментов, как кредиты, например, Кремль будет принуждать Минск выполнять, что обещано», — отметил Евгений Прейгерман, директор по исследованиям «Либерального клуба» (Минск).

Накануне белорусский официоз трубил, что Путин прилетает аж на два дня: во как уважил! На деле все утрамбовалось в один вечер. 1 июня Путин завтракает уже с Ангелой Меркель в Берлине, а ужинает с Франсуа Олландом в Париже. Приходится решать дела с проклятыми буржуинами в тех местах, куда белорусское руководство не приглашают.

О спорных моментах Путин и Лукашенко упомянули по итогам переговоров только вскользь, общими словами. Типа: обсудили вопросы создания холдинга «РосБелАвто» на базе КамАЗа и МАЗа. «Уверен, что если мы договоримся, это будет очень хорошим примером для других отраслей реальной экономики», — обронил по этому поводу Путин. Значит, пока не договорились.

Аналитики предполагают, что после фанфар нынешнего визита наступят более суровые для союзников будни. И Москва станет поджимать. Для этого есть все предпосылки: белорусская модель держится во многом на российских дотациях, а с Западом у Лукашенко отношения хуже некуда, так что из-под пресса особо не выскользнешь.

«Вряд ли Россия готова на все для удержания Беларуси в своей орбите, а Беларусь во всем готова идти навстречу Москве», — заявил минский аналитик-международник Андрей Федоров. Он предполагает, что в перспективе не обойдется без «нового отделения мух от котлет».

Евгений Прейгерман также прогнозирует, что Кремль будет вести «линию постепенного принуждения Минска к выполнению обязательств в рамках евразийских проектов, приватизации в пользу российских компаний».

«Интерфакс» обрисовал любопытную сценку с переговоров. Заметив сидящего за столом Андрея Кобякова, бывшего вице-премьера Беларуси, а ныне посла в России, Путин пошутил: «Столько крови он у меня выпил за последние годы, а его еще к нам в Москву прислали, чтобы остатки у меня выпить».

В каждой шутке есть доля шутки. Но, в принципе, это штрих, показывающий, сколь контрастируют витрина и задний двор отношений между Минском и Москвой. Под фразы о кровном родстве заклятые союзники попортили друг другу немало крови. И, похоже, еще попортят.



Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Комментарии правила






Самое обсуждаемое




Новости партнеров

Загрузка...


Самое читаемое