Задание на осень 2011 (II часть)

  • 12 сентября 2011, 12:09
  • 1208
  • 0



Невелика штука предсказывать будущее; вы лучше попробуйте разгадать настоящее! (Хуго Штейнхаус)

Андрей Суздальцев, Politoboz.com.

Задание на осень 2011 (часть I)

"Детки" в клетке

Клавиатура уже в автоматическом режиме выводит н а мониторе: «Осенний политический сезон начался в сложных политических и социально-экономических условиях»... Невольно задумаешься: «А когда эти условия для республики были не сложные?». Все годы президентства А. Лукашенко стране приходилось неустанно что-то преодолевать и свершать под призывы, что сейчас, мол, «сложно», а завтра будет все «отлично». Между прочим, данная демагогия А. Лукашенко является творческим развитием маоистского лозунга «Три года упорного труда – десять тысяч лет счастья». Белорусам обещают то «сотни новых производств», то «сотни агрогородков», то новые технологии, разработанные на базе единственного конкурентного преимущества белорусского народа – его интеллекта. Не обещают инфляцию, дефицит валюты и мяса, но почему-то это все появляется и проявляется по каким-то своим объективным и неумолимым законам, над которыми белорусские власти не властны.

Более того, свобода маневра А. Лукашенко с каждым годом, а в последнее время, с каждым политическим сезоном, неумолимо сокращается. Если всего два – три года назад белорусский президент мог себе позволить крутые повороты – демонстративно отказать в поддержке партнеру по Союзному Государству в противостоянии фактически со всем НАТО (российско-грузинская война) или войти в альтернативные интеграционные проекты («Восточное партнерство»), то сейчас об этом и речи быть не может. Встречу с министром иностранных дел Болгарии от Москвы в Минске скрывали как могли, пока Варшава не проболталась.

Между тем, если еще лет десять назад белорусский президент мог себе позволить вольный «хорьковый» тур по чужим курятникам, то сейчас Россия его хвост ощутимо прищемила, и ему остается только подвывать на заходящее на Западе солнышко. Безусловно, белорусский президент еще может огрызаться и посверкивать глазами, но из свободного охотника он давно превратился в клеточное существо, которое готово ходить колесом, чтобы не забыли наполнить его кормушку.

А «крутиться» приходится…

Осенний марафон

Проблема осложняется тем, что белорусским властям приходится в высоком темпе решать несколько крайне сложных и противоречивых экономических и политических задач:

- несмотря на то, что валютный бардак является идеальным условием для первоначального накопления капитала, необходимо во что бы то ни стало выйти на единый и рыночный курс белорусского рубля;

- несмотря на то, что «стоимость» политических заключенных на виртуальной мировой политической бирже достигла максимума – цена вопроса несколько миллиардов долларов кредита МВФ, тем не менее необходимо во что бы то ни стало добиться выделения кредита МВФ, не «сбрасывая» единственный политический резерв А. Лукашенко – политических заложников;

- несмотря на то, что в условиях экономического кризиса малейшая размолвка с Кремлем способна обрушить белорусскую экономику, необходимо во что бы то ни стало восстановить отношения с Евросоюзом, чтобы в «маятниковом» режиме попытаться извлечь политические и экономические выгоды из очередного раунда шантажа Востока и Запада;

- несмотря на то, что до октября в любом случае уже невозможно провести даже самую усеченную приватизацию, необходимо во что бы то ни стало добиться выделения второго транша кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс (440 млн. долларов);

- несмотря на то, что сейчас, когда запущен «NordStream» и в этой связи желательно немедленно продать последний пакет акций «Белтрансгаза» - актив, ценность которого падает буквально на глазах, необходимо попытаться воспользоваться вероятными дивидендами от бушующего российско-украинского газового противостояния (не кризиса и не газовой войны), что парадоксально отодвигает на второй план приоритетную необходимость для белорусской экономики снизить до уровня Смоленска цену за поставляемый в РБ российский природный газ;

- несмотря на то, что разблокирование внутреннего политического рынка смертельно опасно для действующей власти, необходимо во что бы то ни стало запустить «круглый стол» в урезанном («кастрированном») формате и без предварительных условий;

- несмотря на то, что экономическая ситуация в республике остается крайне сложной, растет инфляция и миграция трудовой силы в ту же Россию, необходимо во что бы то ни стало сохранить у большинства населения республики иллюзию «процветающей» Беларуси на фоне «криминальной, грязной, коррупционной, голодной» России, где «правят олигархи»;

- несмотря на то, что зависимость от России, российской экономической поддержки и благосклонности Кремля сильна как никогда, необходимо во что бы то ни стало сохранять в белорусском обществе настроения против РФ, обвинять Москву в провоцировании экономического кризиса в республике, россиян в вывозе белорусских товаров и продовольствия, закрытости российского рынка для белорусского экспорта и т.д. и т.п.

Проблема в том, что все эти задачи, причем мы упоминаем только самые насущные, если можно так сказать, конъюнктурные, не только противоречивы в самой своей основе, но и зачастую несовместимы друг с другом. Так бывает, когда у правящего класса нет стратегической цели, кроме сохранения власти в руках господствующей группировки. Клубок проблем из разных по составу и цвету ниток столь запутан, что любая попытка вытянуть одну из этих проблем неумолимо блокирует решение всех других. Из этого мы можем сделать прогноз, что в надвигающийся осенне-зимний сезон официальный Минск сможет скорей всего добиться решения только крайне ограниченного набора насущных задач, часть из которых поистине судьбоносны. В любом случае белорусским властям предстоит игра в политическую шахматную партию высочайшего класса, выиграть которую возможно только имея огромное самообладание, т.е. то, что у белорусского руководства как раз в дефиците. К сожалению, официальный Минск продолжает полагаться в большей степени на инстинкты, чем на разум.

Горе в России – радость в Беларуси.

Белорусская медийная традиция использовать те или иные катастрофы, произошедшие в России, для стимулирования роста рейтинга собственных властей является обычным делом, для авторитарных и тоталитарных режимов. Стоит вспомнить, как в советскую эпоху программа «Время» смаковала катастрофы в США и Западной Европе. Белорусские СМИ никогда не проходили мимо той или иной беды, случающейся периодически на российских просторах. Правящие круги страны, лишенной моря, не имеющей морского и обладающей крохотным воздушным флотом, буквально ликуют при очередных жертвах какой-либо российской катастрофы.

Естественно, в мире едва ли не ежедневно происходят какие-либо крушения и ужасы. Некоторые из них, включая надежность «Боингов» или японских АЭС, вызывают вопросы или к технологиям, использованным при их сооружении, или к принятым управленческим решениям, но это как-то ускользает от внимания белорусских СМИ. Рефлекс ненависти и злорадства, вновь проявившийся как реакция на катастрофу российского Як-42 в Ярославле, имеет сферу своего приложения только в России.

Для примера можно привести белорусское телевидение: http://ont.by/news/our_news/0069653.

Злорадство над бедой соседа – самый короткий путь к собственной беде. Взрыв на «Пинскдреве», пожары на Гомельской спичечной фабрике, на «Белваре» ничему не учат белорусские власти и примыкающие к ним в эти минуты националистические круги, иступлено занятые поисками примеров тех или иных неурядиц в России.

Между тем, дело не только в присущем белорусскому политическому классу рефлексе злорадства. К сожалению, и в российском обществе в свое время были весьма злорадные заявления в адрес Японии, пострадавшей от цунами и ядерной катастрофы, что, безусловно, находится за гранью элементарных приличий ,принятых в демократическом обществе. Но на этом злорадстве хотя бы не строили политику…

Катастрофы в России на белорусском экране – падающие самолеты, тонущие корабли, лесные пожары (понятно, что периодически сгорающая на корню Калифорния, Испания и Греция в расчет не идут) выполняют важнейшую политическую задачу – они должны продемонстрировать преимущества белорусского авторитаризма. В данном случае необходимо называть вещи своими именами: белорусская политическая некрофилия является грязной, глубоко недружественной и опрометчивой политикой, которая не принесет Беларуси ничего, кроме бед и ожесточения народа.

«Вывозят»

Между тем белорусский народ продолжают активно натравливать на Россию и россиян. Осень началась с публичного Обращения членов Минского городского Совета депутатов, где отмечалось, что «Сложной ситуацией не преминули воспользоваться зарубежные олигархи и некоторые подконтрольные им СМИ. Против нашей страны развернута широкомасштабная идеологическая и информационно-психологическая война по дискредитации политического руководства и белорусской модели социально-экономического развития....». http://minsk.gov.by/ru/actual/view/350/ Любопытно, что депутаты, подвергая уничтожающей критике страну, которая пока единственная (через Антикризисный фонд ЕврАзЭс) оказала реальную финансовую помощь республике и не только сохранила, но и расширила комплекс преференций и дотаций для Беларуси, уклонились от оценки самого кризиса и его непосредственных, а не мифических виновников.

Между тем, инфляция и дефицит продуктов, прежде всего мяса, создают «потребительский ландшафт», поразительно напоминающий конец 80-начала 90-х годов прошлого столетия. Безудержный, по образцу осени 2007 года, вывоз продуктов питания в Россию в погоне за валютной выручкой, естественно, ощутимо оголил белорусские прилавки. Цены, ставшие после девальвации, весьма привлекательными для российского покупателя, увеличили вывоз продуктов из приграничных областей.

Истеричное восприятие неорганизованного экспорта в белорусском обществе и политическом классе ничего не имеют общего с экономикой. Республика с 1 января 2012 года, т.е. менее чем через 110 дней должна войти в Единое экономическое пространство, где свободное хождение труда, услуг, капитала и товаров является основополагающим условием для формирования общего рынка данного интеграционного объединения.

Судя по возникшему дефициту самых элементарных продуктов, республика не готова к интеграции.

Реальная себестоимость производимой в Беларуси продукции того же агрокомплекса явно занижена. В то же время очевидно, что возможности белорусского сельского хозяйства завышены. В противном случае возникший спрос на белорусские продукты только подхлестывал бы производство, чего, однако, не происходит. Более того, белорусские власти, указывая на дестабилизирующий национальную экономику вывоз продуктов из республики, фактически расписываются в провале своей экономической политики.

Стоит напомнить, что одними из основ белорусской экономической модели являются закрытый белорусский рынок и открытый доступ для белорусской продукции на российский рынок. Данная формула практически закрывает для Беларуси полноценное участие в любой экономической интеграции, в которой республика, как правило, ищет только финансовые дотации и энергетические преференции.

Дотации и преференции

Благоприятные для Минска итоги августовского Союзного Совмина продолжают будоражить сознание руководства республики, рассчитывающего на то, что благодаря «понижающему интеграционному коэффициенту» на российский газ, республика сможет поправить свои дела за счет России. Вопрос только в том, чтобы «ковать железо, пока горячо». Судя по всему, в руководстве республики еле дождались начала сентября, чтобы успеть закрепить успех Союзного Совмина. Уже 1 сентября В.Семашко был в офисе «Газпрома». Но первая «кавалерийская атака» официального Минска на российский газовый концерн закончилась провалом. Дело в том, что белорусы не учли тот факт, что незримо за столом газовых переговоров присутствует еще третий участник - Киев. Именно от итогов российско-украинского газового противостояния и зависит решение газовых проблем Беларуси.

Данная политика Москвы разрушает издавна сложившуюся и понятную в Европе модель отношений между РБ и РФ, в которой РФ выступала в качестве нескончаемого и неиссякаемого источника благ для РБ.

За последние годы в РБ сформировалось даже несколько концепций, призванных доказать, с одной стороны, что Беларусь имеет право на экономическую поддержку со стороны России, а с другой, что Россия сама заинтересована оказывать поддержку белорусской экономике и обороне, так как, мол, эта помощь решает ряд внутренних проблем в самой России. Есть целая, скажем так, ортодоксальная школа , которая отказывается признавать наличие российских дотаций и преференций, доказывая, что уступки со стороны России и есть фактическое доказательство « взаимовыгодности» соглашений между сторонами. Получается, что никаких дотаций и преференций на самом деле вроде, как и нет.

Более того, А. Лукашенко неоднократно утверждал, что Беларусь ежегодно дотирует Россию на десятки миллиардов долларов, поставляя на российский рынок белорусскую продукцию по заниженным ценам. Тем не менее, соглашений, в которых Минск брал бы на себя поставку белорусских товаров на российский рынок по заниженным ценам не существует.

Однако, сам факт того, что в последние годы вопрос о дотациях и преференциях со стороны России активно обсуждается в белорусском экспертном сообществе и к нему обращаются на политическом уровне, говорит о том, что система российской поддержки реальна, но с ее функционированием есть проблемы.

Автор этих строк давно и скрупулезно наблюдает за попытками белорусских экспертных и научных кругов оправдать получение республикой финансово-ресурсной поддержки со стороны России. Отрадно, что авторские утверждения еще декабря 2010 года, что А. Лукашенко элементарно наняли на строительство интеграционных проектов Таможенный Союз и Единое экономическое пространство фактически поддержал профессор Кизима, заявивший 22 августа 2011 года, что «Логика достаточно очевидна: цена на газ в Беларуси подбирается к цене на газ в Украине. Но Украина не член Таможенного союза, она не член Союзного государства. Фактически, Украина пошла на реализацию интеграционных проектов с Европейским союзом. И возникает очень простой вопрос – все эти многочисленные членства Беларуси в различных интеграционных проектах с Российской Федерацией ничего не стоят? Цена на газ должна быть точно такой же, как для стран, которые вообще ничего общего не имеют с Российской Федерацией или не планируют иметь общего в будущем? Которые ориентируются на другие интеграционные центры. Логика совершенна очевидна. Партнерство, затеваемое громадной страной с громадными экономическими, финансовыми, сырьевыми возможностями всегда каким-то образом должно позитивно отражаться на этих странах, которые тяготеют к данному центру интеграции. И готовы действительно на определенные действия по унификации Таможенного пространства, по Единому экономическому пространству, готовы совместно предпринимать военно-политические действия. Это общемировая практика. Если громадная страна хочет поощрять интеграционные процессы, она должна предоставить бонусы своим партнерам, которые готовы на эти интеграционные процессы идти» http://www.ctv.by/news/~news=56039 (автор извиняется за столь обширное цитирование) .

Безусловно, профессор Кизима, оценивая участие РБ в ТС и ЕЭП в объемах «бонусов», совершенно прав, но его версия не исчерпывает всю гамму доказательной базы белорусской стороны. Настораживают некоторые нюансы.

Дело в том, что 12 августа, встречаясь с Д. Медведевым в Астане, А. Лукашенко настаивал на возвращении отношений между Россией и Белоруссией (Беларусью, наверно) к формату «стратегического» союзничества или партнерства. В данном случае А. Лукашенко имел ввиду тот уровень отношений между странами, который был характерен для второй половины 90-х годов прошлого столетия и первых лет XXI века, когда республика могла пользоваться российским бюджетом и российскими ресурсами фактически безгранично и безусловно. Столь ресурсоемкая политика поддержки основывалась на узах «братства народов», «уважения единственного и верного союзника» и прочем, что в итоге вылилось в многолетнее функционирование белорусского нефтяного офшора, масштабную контрабанду и братание с М. Саакашвили. Вот эти моменты профессор Кизима как-то не отразил.

Кроме того, уважаемый коллега, к сожалению, не осветил итоги деятельности белорусского руководства в старейшем белорусско-российском интеграционном проекте – Союзном Государстве России и Беларуси, где объем «бонусов» со стороны РФ достиг за 17 лет колоссальной суммы в 58 млрд. долларов (по мнению Министерства экономического развития России, за десять последних лет объем дотаций и преференций Минску достиг более 60 млрд. долларов). Между тем, Союзного Государства как не было, так и нет. Россия платила, Беларусь изображала «строительство».

Однако было бы неправильно освещать лишь одну версию получения республикой дотаций и преференций со стороны Москвы. 24 августа А.Рубинов, академик и председатель нижней палаты белорусского парламента в своем интервью доказывал как раз несколько иную версию получения российской поддержки, исходя из того, что страны должны обеспечить равные условия хозяйствования: «…ключевой проблемой отношений Беларуси и России является именно вопрос о создании равных экономических условий для субъектов хозяйствования обеих стран. Поэтому заявления российского руководства о готовности идти навстречу — вводить понижающие коэффициенты в ценах на газ — мы, безусловно, расцениваем только положительно. Если эти предложения будут реально осуществлены, то это, несомненно, послужит делу дальнейшего развития нашего сотрудничества, укреплению наших союзных отношений». Как видим, академик Рубинов использует несколько иной подход к дотациям и преференциям со стороны России. Речь идет не о «бонусах» за интеграцию, объем которых можно хотя бы как-то зафиксировать, а о полноценном равенстве при использовании ресурсов одного из партнеров. В данном случае о равенстве белорусских и российских субъектов хозяйствования по использованию исключительно российских ресурсов. И это правильно, так как у Беларуси никаких ресурсов нет. Безусловно, такое странное единство за столом, где едят двое, а платит один, требуется как-то обосновать.

А. Рубинов «обосновывает» как раз категориями «братства»: « Лукашенко, который с самого начала провозгласил курс на сотрудничество с Россией. Именно по его инициативе было создано Союзное государство. Обладая врожденным чувством исторической ответственности, он абсолютно последовательно, ни разу не отклонившись за все эти годы от избранного пути, проводил и проводит политику, направленную на укрепление отношений с Россией»…

Итак, уже не за участие в интеграции, а за «союзничество» России необходимо платить, так как понятно, что бесплатного союзничества не бывает. Тем более, что союз с Россией обернулся для Беларуси, как считает А. Рубинов, источником проблем: «подписание Договора об образовании Союзного государства Беларуси и России было воспринято на Западе как крайне нежелательный прецедент. А вдруг и другие бывшие советские республики захотят присоединиться к этому союзу и тем самым на месте СССР будет воссоздано новое сильное государство. Именно поэтому Беларусь и наш Президент подвергались постоянным атакам со стороны западных политиков. По существу, их волновали не столько проблемы демократии в нашей стране (по большей части, надуманные), сколько именно укрепление наших союзных отношений с Россией и строительство Союзного государства». В данном случае невольно напрашивается вопрос: «А почему тогда не построили Союзное Государство? США и ЕС помешали?».

Интересно то, что А. Рубинов, говоря о Союзном Государстве, не позиционирует его как государственное образование россиян и белорусов, а рассматривает в форме некого коллектора по поставке российских энергоносителей в РБ по «равнодоходным ценам». На этом интеграционный «запал» белорусской стороны исчерпывается. Ни о какой реальной интеграции нет и речи, чему есть свое объяснение и оно вполне в духе идеологии белорусского руководства, ничем практически не отличающейся от взглядов современного КПРФ: «Беларусь — хорошо организованная страна, Александр Григорьевич очень четко ею руководит. Его политика была и остается честной. У нас не воруют, не вывозят капитал, практически нет коррупции. Все, что зарабатывается, так или иначе используется для укрепления страны, улучшения условий жизни людей. Такая политика позволила быстро поднять страну и обеспечить достаточно высокий уровень благосостояния народа. В России не всем нравились такие подходы и такой путь развития. Для тех, кто присвоил себе созданные народом богатства, подобный пример соседней страны вызывал определенные опасения. Поэтому возникло стремление притормозить развитие Беларуси, а вместе с ним и развитие Союзного государства». То есть дотации со стороны России – это своеобразная контрибуция капитализма социализму. Только непонятно за что…

Обида, которая посетила белорусский истэблишмент, заключается в том, что «торможение» вылилось в изменение условий поставки нефти. В общем, «зависть» к «успехам» Беларуси «притормозило» «строительство» Союзного Государства, под маркой которого почти пятнадцать лет работал белорусский нефтяной офшор, наживали сотни миллионов и миллиарды долларов члены президентской семьи и представители молодой белорусской олигархии.

А. Рубинов отрицает, что Россия дотирует РБ, считая, что «если сравнивать эффективность функционирования экономик Беларуси и России при условии равнодоходных цен на газ, то ни о какой ущербности белорусской модели развития, ни о каком содержании белорусов за счет россиян не может идти и речи. Белорусы сами зарабатывают себе на жизнь, не беря ни у кого ни копейки».  Мы уже отмечали абсурдность самого понятия «равнодоходность» за счет одной стороны, но нельзя не отметить и то, что тут же А. Рубинов противоречит сам себе, вполне искренне заявляя, что «европейские цены на энергоносители для нас пока непосильны». Так откуда тогда газ и нефть и по какой они цене идут в республику, если белорусы не берут «ни у кого ни копейки». Видимо энергоносители поступают в Беларусь прямо с неба.

Традиции прикрывать задачу элементарного выживания республики за счет соседей многолетней интеграционной демагогией буквально вросли в мировоззрение белорусского истэблишмента, привыкшего рассчитывать на карман соседа.

Изменилось ли что-то в этих взглядах за последние три месяца?

Задание на осень 2011

8 мая текущего года в статье «Пора подвести итог» автор этих строк отмечал, что «Сейчас, даже при самом оптимистическом варианте выхода из кризиса придется считать огромные экономические и политические потери, которые понесет как экономика Беларуси, так и ее руководство. К политическим потерям необходимо будет отнести понимание того, что руководство страны не в силах обеспечить экономическую независимость Беларуси, а следовательно сохранить жизненный уровень его населения. А. Лукашенко и его правительство целиком зависят от внешней помощи, т.е. их власть во многом виртуальна и держится только на привычке и традициях электората. При появлении любой реальной альтернативы она не имеет перспектив…».  Лето принесло «молчаливые» акции протеста и беспредел силовых ведомств, выход курса доллара на 8 тысяч белорусских рублей, пожары на белорусских предприятиях, дефицит продуктов и неуклонное снижение жизненного уровня, а также массовую трудовую миграцию.

Власти не желают этого видеть. Они считают будущие кредиты и транши, не особо беспокоясь о возвращении экспортной выручки на счета белорусских предприятий. Идет торопливое обескровливание и разорение страны, низведение уровня жизни ее населения до стандартов Таджикистана и Киргизии.

На что рассчитывает руководство республики? На снисхождение соседей, которых оно ненавидит? На испуганный Россией Запад, что снова подкинет Минску кредит? Или на то, что Запад воспримет все то, что наговорил А. Лукашенко о России министру иностранных дел Болгарии? А наговорил много, очень много…

Белорусские власти уныло бредут по кругу арены европейского политического цирка, повторяя все свои ранее эффектные, но давно набившие оскомину трюки, ожидая, что зрители будут бросать на стертый ковер сребреники… Авось, штук тридцать наберется.



Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Комментарии правила




Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...




Самое читаемое