Лукашенко не стал дразнить Путина

  • 19 апреля 2019, 18:33
  • 340
  • 0



Выступая с посланием народу и парламенту, президент Беларуси почти обошел молчанием конфликт с Москвой...

На самые острые вопросы Александр Лукашенко предпочел сегодня с трибуны Овального зала по сути не отвечать. Народ не услышал конкретики о росте благосостояния. Политизированная часть общества не узнала, какая у руководства Беларуси стратегия в условиях, когда Кремль прижал хитро упакованным интеграционным ультиматумом. Очень туманно говорилось о перспективах изменения Конституции, транзита власти и пр.

Да, в нынешнем выступлении с посланием народу и парламенту было с пафосом заявлено, что в вопросах суверенитета «не будет места никаким компромиссам», а кто посягнет на святое — «получит мощнейший ответ от нашего народа».

Но пафоса мало. Нужно создавать мощную диверсифицированную экономику и сильное, национально сознательное общество. А в этом плане перспективы не ахти, с политической волей явно туго.

В экономике Лукашенко снова предстал консерватором (хотя и пытался это отрицать). В политике, собственно, тоже. Например, говоря о конституционной реформе, обмолвился, что не стоит «рубить страну на части, на ветви власти». Но если так, если не идти от жесткого персоналистского режима к системе сдержек и противовесов, то все туманно обещаемые новации — только декорации, бутафория.

Равнение на отсталых?

Чтобы выгодно обрисовать сегодняшний день Беларуси, бессменный президент, выступая 19 апреля, вспомнил о разрухе начала 90-х, тогдашней 20-долларовой зарплате работяг.

Да, нынешний средний заработок под тысячу рублей (около пятисот долларов в эквиваленте) на этом фоне вроде не так уж и жалко смотрится. Но, во-первых, многие и этого не видят (и еще долго не увидят) как собственных ушей. А во-вторых, вокруг этих несчастных «всем-по-пятьсот» свистопляска идет уже десять лет, то есть в плане уровня жизни налицо стагнация с откатами.

Сейчас президент, похоже, уже не рискует называть рубежи роста доходов на перспективу. Мол, государство почти обеспечило пресловутые 500 у.е. в эквиваленте, а дальше пусть люди сами шевелятся.

При этом был сделан упор на популистский лозунг контроля над ценами. По версии Лукашенко, они растут потому, что у нас «заигрались в рынок и демократию в экономике». Хотя, как известно, с опережением обычно растут именно регулируемые цены.

Независимые эксперты твердят, что рынка у нас мало, президент же, как видим, считает, что его и так чересчур. Вывод о перспективах рыночных реформ сделайте сами.

При этом, отвечая на вопрос из зала, официальный лидер повторил свой старый тезис, что лично он к любым реформам готов, а вот население не готово, огромная его масса «под плинтус лезет» при одном только слове «реформы».

Здесь можно отметить два момента. Во-первых, социология показывает, что белорусы в массе своей реформ уже не боятся, а ждут. Во-вторых, реформы всегда и везде проводились прежде всего за счет политической воли. Если же лидер кивает на отсталые слои общества — вся страна будет отсталой.

Заклинания и кнут не сработают

На самом деле Лукашенко убежден, что отстроенная им система хороша, ломать ничего не надо, следует только пожестче со всех спрашивать.

В сегодняшнем выступлении он снова подчеркнул ставку на крупное производство (читай: госсектор) в промышленности и на селе. Скептически высказался о «так называемом» малом и среднем бизнесе. Провозгласил: «Беларусь индустриальная — наш путь развития». Словно это съезд большевиков начала 30-х годов прошлого столетия.

Лукашенко отметил, что у нас «вдохнули новую жизнь в те предприятия, которые были на грани разорения в начале 1990-х годов», упомянув в их числе и МАЗ. Но чистый убыток МАЗа за прошлый год составил 80,4 млн рублей (на 94,2% больше, чем в 2017-м). А вообще это предприятие в убытках уже пять лет. И МАЗ в этом плане — отнюдь не исключение. Авторитетные экономисты и международные институты твердят, что именно неэффективный госсектор — гиря на ногах белорусской экономики.

Но в экономическом плане с трибуны Овального зала снова не было провозглашено никаких новых идей. Да, прозвучали в принципе правильные установки — повышать производительность труда, эффективность производства, обеспечивать диктатуру технологий. Но возьмите пожелтевшие книги с материалами съездов КПСС: лозунги один к одному.

Между тем советская экономика рухнула («довели огромную империю до нищеты» — так откровенно сказал об этом сегодня сам Лукашенко) именно потому, что заклинания и кнут не работали уже тогда. Тем более не сработают теперь.

«Дохлой» оппозиции на выборах ничего не светит

В политической части выступления самыми конкретными стали высказывания о сроках выборов. Первыми будут выборы в Палату представителей (предположительно в районе праздника 7 ноября).

Президентские пройдут в 2020 году. Тем самым Лукашенко дает понять, что не намерен суетиться под давлением России, грозящем как минимум замедлить экономику.

В целом такой порядок кампаний, согласно бытующему среди аналитиков мнению, делает еще более призрачными шансы оппозиции, которую президент презрительно назвал «дохлой», получить хоть пару-тройку мандатов в новом составе парламента. Потому что статус депутата — хороший плацдарм для участия в президентской кампании. Зачем давать потенциальным соперникам дополнительные возможности?

Красноречиво признание, что «мы еще не выработали даже концепцию изменения Конституции». Это означает, что серьезной работы в плане реформы Основного закона де-факто не ведется, несмотря на все громогласные анонсы и поручения, в частности судьям Конституционного суда. Смешно думать, что Лукашенко отдаст принципиальные вопросы на откуп законникам, экспертам (не говоря уж про общество) — и потом пойдет в русле их рекомендаций.

Хотя бессменный президент и сказал в очередной раз, что «уже навластвовался», но сроки и механизм транзита власти тоже предпочел не конкретизировать. Разве что намекнул: его не греет вариант а-ля Нурсултан Назарбаев, подразумевающий «систему, при которой Лукашенко вроде ушел — и не ушел».

В общем, можно сделать отнюдь не сенсационный вывод: первый президент, судя по всему, не собирается покидать свой пост, пока имеет физическую возможность его занимать.

Тему Куропат президент тоже почти не трогал

В заскорузлой же политической системе и призывы разят нафталином. Да, наверху понимают, что нужно работать с молодежью. Но смотрите, как ставится задача: создавать больше качественного молодежного контента в СМИ, не только развлекательного, но побуждающего «формировать собственную гражданскую позицию».

При этом прессу продолжают делить на свою и чужую. Представителей крупных негосударственных медиа, включая БелаПАН, TUT.by, «Еврорадио», в этот раз даже не аккредитовали на презентацию послания. Казенная же пресса в плане интересного контента выше пояса не прыгнет. И потом, передовицами в газетах гражданскую позицию в принципе не сформируешь, если гражданское общество зажато.

Возьмем кейс Куропат. Очевидно, что высокое начальство хочет взять народный мемориал под свой колпак, сделать казенным объектом, поскольку видит там не святыню, а очаг неподконтрольной активности (как было когда-то сказано — «валтузни на костях») тех, кого огулом причисляет к «пятой колонне».

Впрочем, сегодня Лукашенко предпочел в тему Куропат не углубляться. Лишь порекомендовал главе провластной «Белой Руси» Геннадию Давыдько «не только плакаться, что где-то кресты снесли. Нет у вас большей проблемы?»

Это означает, что Лукашенко внимательно отследил реакцию на снос крестов по периметру народного мемориала 4 апреля. И, напоровшись на ропот общества (включая и церковь, и даже часть номенклатуры), высокое начальство кое-что на ус намотало. Но принципиально отступать, а тем более посыпать голову пеплом, конечно, не собирается.

Также сегодня стало еще яснее, что никакой серьезной белорусизации не будет. Скорее, наоборот. Президент раскритиковал табло с надписью по-белорусски «Выконвай хуткасны рэжым»: мол, только 50% наших граждан поймут, не говоря уж о русских.

Но, может, правильнее добиваться, чтобы 100% понимали государственный язык? Если же нет, то призыв «сберечь и преумножить наше культурное наследие» повисает в воздухе. Какое наследие при засилье российского контента на белорусских телеканалах?

Прогрессивно обрисовался официальный лидер разве что на фоне неких неназванных ястребов из окружения, которые, как он дал понять, вообще предлагают в интернете «все закрыть, всех задушить, всех выбросить». В общем, радуйтесь, как в старом анекдоте: «А мог бы и бритвой по горлу полоснуть».

Вся стратегия — как-то договориться с Кремлем?

Наконец, сегодня Лукашенко (после недавнего проговаривания обид в адрес Москвы с намеком на возможность перекрыть транзит российской нефти) был поразительно сдержан в вопросе отношений с Россией. Старался вовсе ее не упоминать. Что наводило на ассоциацию типа: в доме повешенного не говорят о веревке.

Оцените хотя бы такой пассаж: «Некоторые страны ввели односторонние ограничения в торговле даже в отношении своих важнейших, ближайших внешнеэкономических партнеров. В том числе, как вы знаете, и по отношению к Беларуси». Ну надо же, кто бы это мог быть такой бякой?

О том, что Москва прижала с нефтью, косвенно сказал вот этот пассаж: «Надо особое внимание в силу сложившихся обстоятельств обратить на окончание, притом скорейшее, модернизации двух нефтеперерабатывающих заводов, чтобы мы не ходили с протянутой рукой и никому не кланялись, а покупали, как все, на мировом рынке».

Опять же — никакой конкретики насчет «сложившихся обстоятельств». Даст ли Россия компенсацию за налоговый маневр? Каковы перспективы переговоров с Москвой по этим и другим острейшим вопросам?

Как вообще быть с «продвинутой интеграцией», за которой вырисовывается тихая инкорпорация? Если Кремль действительно решил снять с довольствия в случае отказа от этого сценария, а мы сдавать суверенитет не собираемся, то как, за счет чего будем выкручиваться?

Пафос здесь не катит, нужен трезвый расчет. Даже модернизация наших НПЗ не означает, например, что им без разницы будет, чью нефть покупать. Эксперты говорят: российская останется дешевле за счет выгодной, отработанной логистики. И так по всем направлениям: нужно считать.

По большому же счету, сегодня вылезает боком самонадеянность прежних лет, когда все яйца были сложены в одну корзину — корзину «братской интеграции». И думалось: а зачем те реформы, когда мы так удачно пристаканились к дешевым российским энергоресурсам.

Но еще хуже, что сейчас, когда ресурсы с востока все дороже, когда Москва жестко требует уступок за каждый скормленный витамин, выстроенная в Беларуси система демонстрирует чудовищную инерцию.

И сегодня, судя по всему, у оратора гвоздем сидела в голове мысль, как бы не разозлить Путина, с которым как-то надо договариваться.

Как-то договориться с Путиным — это, похоже, и есть главная стратегия белорусского начальства. Очень сильная стратегия, надо сказать.


Александр Класковский, naviny.by

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Места: Беларусь (2361)

Метки: Политика (14387)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...




Самое читаемое