Как коррупция в Беларуси стала частью системы госуправления

  • 10 января 2019, 15:08
  • 570
  • 0



Мы так привыкли измерять уровень коррупции, сравнивать ее с российским и самоуспокаиваться, что как-то и не заметили, как она стала частью всей системы. России за нами уже даже и не угнаться.

Я просто диву даюсь, как белорусские чиновники не уважают президента. Глава государства едва ли не каждый день говорит об экономии, требуя не тратить ни одного лишнего рубля из бюджета. Президент ездит в Россию, просит хоть какую-то компенсацию «налогового маневра», чтобы белорусский бюджет совсем не сдулся, а чиновникам все нипочем.

В ходе последнего журналистского расследования, опубликованного «Ежедневником», я позвонил главному трансфузиологу Минска, чтобы задать один единственный вопрос: Почему стартовая цена закупки систем для фотообработки и хранения единичных доз плазмы к аппарату Macotronic, намеченной на 28 января, в 10 раз выше реальной и в 4 раза выше, чем покупает Россия. Ответ шокировал даже меня, но он же впоследствии, после осмысливания того, как работает вся система, стал для меня и откровением.

Руководитель Городского центра трансфузиологии заявила, что записала мой звонок на диктофон и передаст запись в соответствующие органы, чтобы они разбирались, почему журналист интересуется такими вопросами. Получается, что для государственного чиновника, который тратит бюджетные средства, наши с вами деньги, вполне нормально покупать изделия по цене в 5-10 раз дороже реальной, а тот факт, что журналист интересуется этим вопросом — это уже повод для вмешательства соответствующих органов. Именно так и никак иначе. Покупать втридорога можно, а вот интересоваться этим — не смей. А дальше что, сажать будем за любопытство, за желание знать, как тратятся наши деньги? Коррупция так глубоко прописалась в системе госуаправления, что фактически вывернула наизнанку ее суть.

Конкретный пример. Спрашиваю у представителя одного поставщика Минздрава, почему по всем девяти лотам, где он выиграл, в торгах участвовали только две компании: ее компания, и компания ее сына? И везде шаг был только один, в размере 0,1%, а компания сына не сделала ни одной ставки.

«Разве это не говорит о договорном тендере?», — задаю я прямой вопрос.

«Но ведь так работают все», — искренне удивляется женщина, не понимая, чего от нее хотят.

Я сначала подумал, что она смеется, но нет, говорила и удивлялась искренне. И не только она одна. Именно потому «что так работают все» публикация любого журналистского расследования на данную тему воспринимается, как заказ конкурентов. Герои публикаций и даже чиновники искренне удивляются и не понимают с какой целью журналисты все это подготовили и опубликовали, чего от них хотят. Ведь система такая. Ну опубликуют очередное разоблачение, и что дальше?

Все кто работают в системе, прекрасно понимают, что это приведет лишь к тому, что вместо одной компании, придет другая или две других, но ничего не изменится. К нашему ужасу, это действительно так.

Например, в ходе последних операций силовиков против коррумпированных чиновников Минздрава, была фактически ликвидирована деятельность коммерческой структуры, имевшей значительную долю на рынке медицинских закупок. Компания продавала по ценам в 10 раз дороже, бюджет платил и, главное, никто посторонний в ее сферу деятельности вклиниться не мог, чтобы сбить цену.

Вроде компанию устранили из закупок, чиновников посадили, но силовики сами признаются: ничего не поменялось. Вместо одной компании появились три (прямо как у мифической гидры вместо одной отрубленной головы выросли даже не две, а сразу три головы). Все прекрасно знают, что за тремя новыми головами, которые заняли место прежней, стоят все те же люди, которые работают все по той же схеме, но никто ничего сделать не может. Потому что головы еще умнее стали и глубже проникли в систему.

В другом случае силовики без возбуждения уголовного дела смогли добиться того, чтобы несмотря на сопротивление коррумпированных чиновников на закупки смогли пробиться другие компании и вдвое сбить цену. Договор с победителем заключили, бюджет должен был сэкономить огромные деньги, но... Имея коррумпированные связи не только с белорусскими чиновниками, но и региональными менеджерами производителя, голова гидры добивается того, что производитель под различными предлогами отказывается продать победителю товар. В итоге закупка сорвана, и на повторной уже выходит победителем традиционная голова гидры с уже традиционной ценой.

Или еще одна, прямо противоположная схема. Голова гидры знает, что на закупку хочет выйти конкурент с ценой в несколько раз ниже. Она выводит на конкурс нового фиктивного участника, который сбивает цену еще ниже, до нереальной, выигрывает тендер, но когда доходит дело до заключения договора, отказывается это делать. В итоге тендер опять сорван.

Подобных схем очень много и силовики признаются, что бессильны против них. Поэтому проблема не в отдельных головах, а в самой гидре, в системе госуправления, которая ею стала. Это уже многие понимают.

Как победить мифическую гидру, известно всем. Вопрос в другом, как все это стало возможным.

Занимаясь темой коррупции много лет, я пришел к убеждению, что коррупция прописалась в белорусской системе после того, как в Беларуси ввели централизованную систему госзакупок. Все эти «Белмедтехники» и другие аналогичные структуры на каком-то этапе помогли обуздать коррупцию, но потом, наоборот, помогли ей прописать в белорусской системе государственного управления.

В той же России, если какому-то медучреждению нужно что-то купить, оно выходит на централизованную площадку, объявляет тендер и покупает. Даже если тут и возникает коррупция, но она имеет частный, не системный характер. Компания даст откат представителю медучреждения и на этом все завершится. Да и цена закупки в таком случае возрастет незначительно, ведь давать откат нужно, в основном, только одному человеку, который ответственен за закупки.

В Беларуси все по-другому. Если медучреждению нужно что-то купить, оно обращается в «Белмедтехнику», с которой согласовывает в том числе и цену. Создается тендерная комиссия, где уже более десятка человек. И все они прекрасно понимают, сколько стоит на рынке тот или иной товар. Поэтому, чтобы провести коррупционную закупку, нужно либо заплатить всем, либо заставить их делать, что нужно. Лучше заплатить, чтобы потом не настучали куда не нужно. В итоге в коррупцию оказываются замешены все: и заместитель министра, и представители «Белмедтехники», и представители Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении, и представители больницы, и все остальные лица. Поэтому, когда КГБ арестовал замминистра, директора УП «Белмедтехника», руководителя ЦЭИЗ, главврачей больниц, это ничего не изменило. Вместо отрубленных голов появились новые и система действует также, как раньше. И мало того, что в «Белмедтехнике» берут, в ЦЭИЗ берут, в Минздраве берут, мы им еще и зарплату платим. Да-да, платим им еще зарплату за это! А зачем они нужны? Почему больница сама не может проанализировать в интернете цены (это займет от силы пару часов, даже если придет совершенный новичок в теме) и сама провести закупку? Зачем нужна эта армия чиновников? Зачем платить им деньги за то, чтобы они имели возможность брать взятки и покупать в разы дороже? В этом вообще нет никакого смыла. А теперь еще и некая система безопаности в Минздраве... Им тоже платить? Сколько ж можно на одни и теже грабли наступать*

Поэтому, если расценивать журналистские расследования с позиции смены отдельных игроков системы — в этом действительно нет смысла. Но если говорить о смене самой системы, об экономии бюджетных средств с целью выполнения указаний президента, в этом есть большой смысл.


Сергей Сацук, Ежедневник

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Метки: Политика (14066)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...




Самое читаемое