Если завтра война... Лукашенко строит армейское начальство

  • 01 июня 2018, 11:16
  • 215
  • 0



Оборонный бюджет Беларуси скуден, моральный дух армии под вопросом, и не только по причине дедовщины. Солдат должен четко понимать, за что ему отдавать жизнь, если вдруг...

Один из шаблонов независимой прессы — изображать Александра Лукашенко этаким милитаристом. Вот он горделиво стоит в замысловатой фуражке с золотым шитьем на параде, вот он в камуфляже на учениях, вот любовно держит в руках «калаш»... На самом деле Беларусь по военным расходам — можно сказать, пацифистское государство.

Правда, сегодня на совещании об итогах проверки Вооруженных сил президент заявил, что «в содержание и перевооружение армии мы вкладываем существенные средства». Но это как сказать.

Пацифистский бюджет

В республиканском бюджете на 2018 год на нужды национальной обороны предусмотрено около 1 млрд 105 млн рублей — если грубо, в районе 550 млн долларов. Конечно, это тоже деньги. Причем расходы несколько выросли по сравнению с 2017-м. Видимо, наверху расщедрились, посчитав, что экономика худо-бедно выползла из рецессии.

Но вместе с тем — это лишь около 1% ВВП. В то же время норматив для стран НАТО — 2% ВВП. Литва, которая в три с лишним раза меньше Беларуси, в нынешнем году, по данным авторитетного шведского института SIPRI, намерена потратить на оборону 812 млн долларов, Польша — 10 млрд. Наконец, военный бюджет России на 2018 год составляет 46 млрд долларов, или 2,8% ВВП (при том что союзница Беларуси урезала военные расходы).

Между тем белорусский главнокомандующий сегодня выступал в мажорном духе: «Войска оснащаются современными видами боевой техники, экипировкой и средствами управления... И впредь на нашу безопасность тратить будем столько, сколько нужно. Кормить надо своих солдат».

Кормежка кормежкой (хотя и ею не все служивые довольны), но особенно кусаются современные вооружения. «Одна зенитная ракетная система С-400 стоит около полмиллиарда долларов — это почти весь годовой оборонный бюджет Беларуси», — отметил в комментарии для Naviny.by белорусский военный эксперт Александр Алесин.

По его мнению, бодрые заявления президента — скорее «из области пропаганды», «рассчитаны на психотерапевтический эффект для населения». На самом деле перевооружение, модернизация нашей армии идут слабо.

Об этом же заявил в комментарии для Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. Он считает, что такие утверждения Лукашенко — «это чистая игра на публику». Перевооружение армии если и идет, то «за счет закупок либо единичных экземпляров техники, либо малых партий». Новой техники не хватает, до сих пор наши военные «выезжают во многом за счет советского наследия».

И возможно, за закрытыми дверями на подобных совещаниях об этой и других армейских проблемах говорят откровенно, допускает аналитик.

Добавим: и сам Лукашенко время от времени косвенно дает понять, что с современным вооружением — боевыми самолетами, ЗРК и прочим — у Беларуси дела не блестящи. Он уже не первый год апеллирует к Москве: дайте оружие поновее, чтобы было с чем ложиться под танки НАТО.

Вот и в феврале белорусский президент пенял России, что та слабо заботится об оснащении союзников по линии ОДКБ. Лукашенко тогда подчеркнул, что в отношении модернизации белорусской армии «нам серьезнейшим образом, по крайней мере после президентских выборов в России, нужно подумать и принимать решение».

Лукашенко больше опасается внутренних протестов?

Но все эти решения банально упираются в деньги. Закупать вооружение в России за полную цену кошелек не позволяет, а снабжать союзника за так или с большими скидками Москва не рвется.

Во-первых, у самого Кремля стало хуже с деньгами. Во-вторых, сказывается момент недоверия части российских элит к «хитрому Батьке». Ага, мол, дай ему новейшее оружие, а он того и гляди переметнется к супостатам. И так уже, дескать, в многовекторность и якобы нейтральность заигрался, великим миротворцем себя вообразил, соскальзывает в тех вопросах, когда надо показать союзническую верность: Крым, Донбасс, Сирия, война санкций и пр.

По мнению Алесина, Лукашенко, пожалуй, уже потерял надежду, что Москва расщедрится на вооружения. Кое в чем помогли китайцы — особенно создать реактивную систему залпового огня «Полонез». Но это не панацея. «К столкновению с силами НАТО белорусская армия по большому счету не готова ни количественно ни качественно», — считает собеседник Naviny.by.

При этом, полагает Алесин, Лукашенко не форсирует расходы на оборону потому, что не верит в возможность большой «обычной» войны между блоками — с окопами, танковыми колоннами и т.п.

«Поскольку по обычным силам Россия сильно уступает НАТО, то прямое военное столкновение между ними быстро перерастет в обмен ракетными ударами», — говорит аналитик.

Проще говоря, варианта два. Или войны не будет вообще, или, если мировая заварушка все же начнется, то все сгорят в огне. В любом случае чересчур вкладываться в военные расходы глупо. Примерно так можно грубо описать логику белорусского руководства.

К тому же, добавляет эксперт, белорусского руководителя куда больше беспокоит вероятность социальных протестов, внутренней дестабилизации. Еще и по этой причине он не хочет перекашивать бюджет в пользу военных.

Наконец, «в силу специфики экономической и политической системы у нас нет мощного военно-промышленного лобби, которое было бы кровно заинтересовано лично заработать побольше на гонке вооружений», отмечает Алесин.

Дело Коржича взорвало общество

Кроме оружия, важен (а часто и определяет победу) моральный дух войска. Сегодня президент снова затронул больную тему дедовщины: «Хотел бы, чтобы мне доложили, с чем это связано. Это что, действительно такой всплеск безобразий по так называемой неуставщине, или должностные лица Минобороны и других компетентных госорганов повысили требовательность и начали все это учитывать?»

Независимые эксперты уверены: второе. В последние годы дедовщину «очень активно и успешно прятали», отмечает Поротников, но вот историю с гибелью рядового Александра Коржича в прошлом году «не удалось спрятать, и она вызвала, можно сказать, внутриполитический кризис».

Этот скандал напугал и Министерство обороны, и прокуратуру, и Следственный комитет, так что эти структуры «стали подходить к выявлению нарушений законности в армии более принципиально», считает аналитик.

Но моральный дух армии не сводится к вопросу неуставных отношений. По мнению Поротникова, белорусский главнокомандующий «не понимает или не воспринимает роль национального самосознания». В частности, когда назначает людей в погонах на должности, то смотрит прежде всего на лояльность и морально-деловые качества в узком, функциональном смысле.

А ведь национальное самосознание — это базовый элемент боеготовности и боеспособности армии, отмечает Поротников.

«Армия — это организация, которая призвана убивать и умирать. И у человека должно быть очень четкое осознание, для чего ему нужно быть готовым жертвовать своей жизнью. Если такого самосознания нет, а есть просто регулярная зарплата и ожидание пенсии в 48 лет, то трудно говорить о морально-психологической устойчивости армии и сильном доверии общества к таким своим защитникам», — считает аналитик.

Между тем идеологическая работа в белорусской армии во многом строится на советских шаблонах и советском же историческом материале. Плюс дежурные тезисы о братстве с Россией, не учитывающие всей противоречивости отношений между бывшей империей и ее бывшей частью.

Армия — сколок общества. А белорусское общество русифицировано, непрерывно обрабатывается российской пропагандой. Многие офицеры и генералы учились в России. Иные с завистью вздыхают, сравнивая зарплаты военных у нас и в России.

И все это — факторы, которые ставят под вопрос готовность белорусских вооруженных сил отстаивать независимость страны в некий критический час. Достаточно вспомнить, как Украина потеряла Крым и каковы были масштабы предательства.

«Не представляю празднования победы под Оршей под красно-зеленым флагом»

Борцы за национальную идею, которые волей судьбы оказались в основном в оппозиции авторитарному белорусскому руководителю, говорят: нужно делать примером для белорусских военных не Суворова, который подавлял восстание наших предков против царизма (в Минске же до сих пор — суворовское училище), а, например, полководца Великого княжества Литовского Константина Острожского, рыцарей ВКЛ, которые героически защищали наши земли по всем азимутам. Короче, черпать силу боевого духа в глубинах национальной истории, которая на самом деле гораздо длиннее, богаче и ярче, нежели ее проимперские, москвоцентричные трактовки.

Но легко сказать!

«Не представляю празднования победы под Оршей под красно-зеленым флагом. Это будет просто разрыв мозга. Чтобы вернуться к более глубоким пластам истории, нужна, в частности, ревизия итогов референдума 1995 года», — говорит Поротников. Без этого, по его мнению, перевод государственной идеологии — и армейской политработы в частности — на национальные рельсы невозможен.

Кто не в курсе: под Оршей в 1514 году войска ВКЛ разгромили московских захватчиков. А на референдуме 1995 года Лукашенко заменил исторические символы — бело-красно-белый флаг и герб «Погоня» — на перелицованные советские. Это было сделано в расчете на выгоды «братской интеграции».

С тех пор много воды утекло, белорусский руководитель обжегся на интеграционных играх с Москвой, которые завели слишком далеко, даже дал после Крыма отмашку на мягкую белорусизацию, но та идет слабо, непоследовательно и с откатами. Во-первых, Минск опасается раздражать Москву. Во-вторых, не хочется давать больше воли гражданскому обществу, тем неказенным патриотам, которые критичны и к режиму Лукашенко.

Потому мы видим, что белорусский официальный лидер обижается на Москву за приватизацию мифологии о Великой Отечественной войне, то есть хочет конкурировать с ней на вытоптанном пропагандистском пятачке, но при этом заявляет, что День Воли (святая для националистов дата) при его президентстве не станет государственным праздником.

Хотя на сегодняшнем совещании, распекая людей в погонах, Лукашенко после слов «не дай бог, военное время» вдруг заявил, что головотяпство стало причиной разгрома Красной армии в первые месяцы Великой Отечественной войны. То есть в порыве откровенности сам дезавуировал официальную мифологию, за которую так ревностно держится.


Александр Класковский, naviny.by

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Комментарии правила




Самое обсуждаемое




Самое читаемое