Лукашенко потеребил Москву насчет оружия

  • 14 февраля 2018, 09:48
  • 299
  • 0



Аккуратный камешек в огород Кремля бросил Александр Лукашенко на заседании Совета безопасности Беларуси 13 февраля в Минске. По словам президента, у руководства России нет серьезного понимания, «что надо на наиболее опасных направлениях нашей общей совместной обороны укреплять национальные вооруженные силы — Беларуси, Казахстана, Армении, других стран».

«Россия сама по себе модернизирует вооруженные силы. Мы что-то пытаемся вместе с другими членами [ОДКБ] — вооружаться, модернизироваться и так далее. Каждый сам по себе», — сокрушался белорусский официальный лидер.

Он добавил, что в отношении модернизации белорусской армии «нам серьезнейшим образом, по крайней мере после президентских выборов в России, нужно подумать и принимать решение».

Таким образом, Лукашенко вроде как делает великодушный жест: понимаю, мол, у Владимира Владимировича сейчас главная забота — электоральная кампания, не стоит его грузить нашими вопросами. Но при этом де-факто как раз грузит.

«Или за их счет, или за малую цену»

Какого же конкретно оружия хочет от России Лукашенко?

Белорусский военный эксперт Александр Алесин в комментарии для Naviny.by перечислил три основные позиции. Это «Искандеры-Э» (Беларусь хоть и создала при помощи Китая «Полонез», но «Искандеры» — «более совершенное и неуязвимое оружие»), зенитные ракетные комплексы С-400 и боевые самолеты («нашей авиации скоро совсем не будет»).

По сведениям аналитика, насчет продажи белорусам «Искандеров» якобы возражала ФСБ: мол, нет гарантий, что секреты этого оружия не станут доступны третьей стороне. И это говорит о недоверии между партнерами, отметил Алесин.

В принципе же, считает он, проблема в дороговизне вооружений. Истребитель Су-30, как обмолвился в прошлом году Лукашенко, стоит 20-25 млн долларов. А таких машин белорусским ВВС по-хорошему надо бы десятка полтора-два. Далее, за четыре дивизиона С-400 Турция платит России 2,5 млрд долларов. Между тем весь военный бюджет Беларуси в последние годы колебался в районе 500-700 млн долларов.

Короче, нам это не по карману. Потому и упирает Минск на статус союзника да важность западного плацдарма для Москвы. Намекая на поставки по дружеским ценам или вообще бесплатно.

В апреле 2017 года Лукашенко об этом сказал открытым текстом: «Я хочу их (руководство России. — А.К.) подвинуть к тому, чтобы они все-таки оказывали нам поддержку по перевооружению белорусской армии. Притом перевооружению или за их счет, или за малую цену. Мы не сможем за нынешнее вооружение из наших средств платить: у нас нет ни нефти, ни газа, а это в основном источники перевооружения».

Сегодняшний критический пассаж в адрес Кремля говорит о том, что большого понимания там запросы белорусской стороны не встретили.

Пойдя по шерсть, можно вернуться стриженым

Каковы шансы, что очередное обращение союзника найдет у Владимира Путина больше понимания? По мнению Алесина, россияне «может, что-то и дадут», но вряд ли жест окажется слишком широким. Одна из причин — финансовые трудности самой России.

Дело, однако, не только в финансах, считает, со своей стороны, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий.

В комментарии для Naviny.by он отметил: все больше симптомов того, что «Москва уже не рассматривает Минск в качестве особого партнера в плане обеспечения безопасности Союзного государства на западном стратегическом направлении».

Доверие между союзниками тает, Кремль постепенно переходит к одностороннему обеспечению безопасности с опорой на собственные возможности «или за счет белорусской стороны без учета ее интересов», считает Сивицкий.

Поэтому, заключает собеседник, со стороны Путина уступок ожидать не стоит: «Как раз стратегических уступок будет требовать от Беларуси Кремль».

Требования на этот счет российский лидер (для которого продление полномочий — дело техники) выставит после того, как в России пройдут мартовские президентские выборы и июльский чемпионат мира по футболу, прогнозирует аналитик.

А поскольку «Россия готовится к новой фазе жесткого военно-политического противостояния с Западом», то Москва, вероятно, не только захочет разместить в Беларуси свои военные базы, но и потребует от Минска «реальной, а не риторической солидаризации на международной арене по отношению к Западу».

В частности, Кремлю хотелось бы использовать белорусскую территорию для активных мероприятий российских спецслужб против третьих стран, иностранных структур, заставить Минск «нести военно-политические издержки из-за действий России на международной арене». Речь может идти о подключении к антизападным санкциям, отправке белорусских военнослужащих в горячие точки (скажем «миротворцами» в Сирию), совместных операциях против Украины, пояснил Сивицкий.

Цель Москвы, по его мнению, — уже в нынешнем году «выйти на формирование единой военной организации Союзного государства с центром принятия решений в Москве».

Сегодня — база, завтра — «Крымнаш»

Понятно, что такая перспектива отнюдь не восторгает белорусского президента. В свое время он торпедировал переход на единую валюту, принятие Конституционного акта Союзного государства именно потому, что не хотел уступать ни капли контроля над Беларусью, отдавать полномочия в Кремль.

В военной сфере — то же самое. Мучительно долго шли переговоры о создании Единой региональной системы ПВО, причем и по сегодняшний день московские генералы командовать белорусской ПВО не могут. А от размещения российской авиабазы в Бобруйске Лукашенко в 2015 году отказался публично и в весьма резкой манере.

Видя украинский пример, белорусский руководитель понимает: там, где сегодня российская база, завтра может быть очередной «Крымнаш». И вообще после Крыма белорусский режим, руководство которого ощутило холодок между лопаток, стал резко претендовать на роль миротворца, донора региональной безопасности. Что никак не вяжется со втягиванием в новую холодную войну.

Сегодня Лукашенко был вынужден, однако, использовать именно риторику холодной войны, блокового противостояния: «Беларусь является основным форпостом, в том числе и Российской Федерации, на западном направлении... А здесь сегодня наиболее опасное направление».

В общем почти классика жанра, в духе «ляжем под танки НАТО». Правда, поняв, видимо, что краски сгущены, официальный лидер добавил: «Хотя и концентрация негативных явлений в Афганистане не может успокаивать нас и на южном направлении».

Минск хочет сидеть на двух стульях

Таким образом, белорусское руководство в фирменной манере пытается усидеть на двух стульях.

С одной стороны, оно стремится позиционировать себя верным союзником Москвы, набивать цену белорусскому плацдарму (читай: в противостоянии с Западом), чтобы получать субсидии, в том числе и в виде льготных поставок вооружения.

С другой стороны, инстинкт самосохранения заставляет вкладываться в нормализацию отношений с этим самым Западом, твердить, что мы ни для кого не будем источником угрозы, пиарить миротворческую роль. Тут вам и переговоры по Донбассу на минской площадке, и готовность послать своих миротворцев на восток Украины, и амбициозная инициатива запустить у нас процесс «Хельсинки 2.0».

Эти маневры Минска явно раздражают Москву. Тамошние СМИ покусывают Лукашенко за увиливание от союзнического долга, упрекают в флирте с Европой, даже сравнивают Беларусь с гулящей женой.

В общем, если Кремль и решит что-то из оружия дать белорусам по дешевке, то обусловит это требованием большей союзнической верности. Минск же в окоп холодной войны не хочет, ниша миротворчества комфортнее и уже дала плоды, помогла разморозить отношения с ЕС и США.

Так что Путин и Лукашенко останутся каждый при своем интересе. Кремль не разгонится дарить новое оружие, а Минск будет упираться рогом, чтобы не стать заложником противостояния России с Западом.



Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Комментарии правила




Самое обсуждаемое




Самое читаемое