Сколько Беларусь потеряет из-за налогового маневра?

  • 30 ноября 2018, 13:11
  • 204
  • 0



Российские аналитики оценивают белорусские потери в 8 млрд долларов.

На этой неделе в Москве находилась белорусская делегация, которая ведет переговоры с российским правительством. Минск настаивает на компенсации потерь, связанных с налоговым маневром в нефтяной отрасли России. Московские аналитики подсчитали, что белорусские потери могут быть огромными.

Большой минус налогового маневра

Напомним, налоговый маневр в нефтяной отрасли России предполагает, что в ближайшие шесть лет, начиная с 2019-го, вывозная пошлина на нефть снизится с 30% до 0%. Сейчас Беларусь при покупке российской нефти эту пошлину в бюджет РФ не уплачивает, при этом зачисляя в свой бюджет экспортные пошлины при поставках за границу нефтепродуктов.

Одновременно с поэтапным снижением вывозной пошлины на эту же величину будет повышаться налог на добычу полезных ископаемых, что может привести к увеличению входящей стоимости нефти для Беларуси.

По данным концерна «Белнефтехим», в связи с реализацией налогового маневра цена нефти для Беларуси в 2019 году может вырасти более чем на 20 долларов за тонну. С учетом того, что наша страна планирует импортировать в будущем году 18 млн тонн нефти, углеводородное сырье для Беларуси может подорожать более чем на 360 млн долларов.

В 2020-2024 годы, если Россия не предоставит Беларуси какой-либо скидки, входящая цена нефти будет продолжать расти.

Увеличение стоимости нефти для белорусских НПЗ нежелательно. В условиях госрегулирования цен на внутреннем рынке продажи топлива являются для нефтеперерабатывающих заводов убыточными, и рост входящей стоимости нефти может усугубить эту ситуацию.

Другая возможная проблема — экспорт. Большинство нефтепродуктов Беларусь продает в страны Евросоюза и в Украину, а на тех рынках жесткая конкуренция, причем одним из основных конкурентов выступает Россия.

Так, по данным Белорусской нефтяной компании, доля Беларуси в украинском импорте автобензинов в январе-августе 2018 года составила 81%, а в украинском импорте дизельного топлива — 40%. Главным конкурентом белорусов в этом сегменте топлива на украинском рынке выступает Россия (доля восточного соседа в общем объеме украинского импорта дизтоплива составила в январе-августе 47%).

В Польше и в странах Балтии похожая картина — белорусские нефтепродукты там конкурируют за рынок сбыта с компаниями из России, Литвы, Финляндии, Германии. Соответственно, если входящая цена нефти для Беларуси повысится, могут возникнуть проблемы с конкурентоспособностью отечественных нефтепродуктов на экспортных рынках. А это может вылиться в сокращение валютной выручки для страны.

Помимо потерь для белорусских НПЗ ощутимое уменьшение доходов из-за налогового маневра может почувствовать и белорусская казна.

По информации БелаПАН, Минфин Беларуси оценивает потери бюджета из-за снижения поступлений от вывозных таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты в 231,6 млн долларов в 2019 году.

Кроме этого, для предотвращения роста цен на топливо на внутреннем рынке в проекте бюджета на 2019 год предусмотрено снижение акцизов на автомобильное топливо на 25%. Потери бюджета в связи с этим составят еще 170,7 млн рублей.

Таким образом, в будущем году выпадающие доходы белорусского бюджета из-за последствий налогового маневра могут составить свыше 300 млн долларов.

В общем, и для белорусских НПЗ, и для казны негативный эффект может быть весьма чувствительным, измеряться в миллиардах долларов, поскольку реализация маневра растянется на шесть лет (соответственно стоимость нефти будет расти, а доходы бюджета от вывозных пошлин снижаться). Так как Беларусь не раскрывает всех деталей текущих переговоров с Россией по нефтяным вопросам, можно приводить только неофициальные оценки тех потерь, которые может понести наша страна.

Консалтинговая компания Vygon Consalting, которая специализируется на вопросах топливно-энергетического комплекса России, в своем ноябрьском исследовании предположила, что потери стран ЕАЭС из-за налогового маневра в России составят свыше 600 млрд российских рублей.

«Потери стран ЕАЭС в сравнении с действующей налоговой системой за шесть лет маневра при условии отсутствия компенсационных выплат составят 626 млрд рублей, а в год его завершения — 174 млрд российских рублей. Главным образом потери связаны с удорожанием поставок нефти на НПЗ Беларуси, которые составят 87% от общей суммы», — говорится в исследовании.

Таким образом, российские аналитики пришли к выводу, что за шесть лет реализации налогового маневра дополнительные расходы Беларуси, связанные во многом с повышением цены российской нефти, составят 544,6 млрд российских рублей, что в эквиваленте составляет около 8 млрд долларов.

Однако надо учитывать не только дополнительные расходы белорусских НПЗ, но и потери бюджета.

Весной этого года Минфин Беларуси сообщал, что после завершения налогового маневра потери казны в годовом выражении могут составлять 4,3 млрд белорусских рублей, или 3,8% ВВП. Неизвестно, какой именно обменный курс Минфин закладывал при расчете этой суммы, но и без этого понятно, что речь идет об огромных потерях для белорусской казны.

Большой торг растянется на длительный срок?

Главная интрига состоит в том, какую величину белорусских потерь согласится компенсировать Россия. Официальный Минск предложил включить компенсацию в стоимость нефти, а Москва выступает против «сырьевой» формулы оказания поддержки Беларуси.

Российское правительство готово выделить белорусской стороне бюджетный трансферт. Принцип, на основе которого Москва готова оказывать поддержку Беларуси, сформулировал еще летом 2018 года заместитель российского министра финансов Илья Трунин, представляя законопроект о налоговом маневре в Госдуме.

«Мы от поддержки Беларуси не отказываемся, у нас союзное государство. Единственное, что условия и объемы этой поддержки не фиксированы: сколько поставили нефти и нефтепродуктов, столько и поставили, какие сложились условия на рынках, такие и сложились. Федеральный бюджет в любых условиях недополучает доходы», — заявлял Трунин.

При этом он подчеркивал, что в отношениях с Беларусью «необходимо использовать другие формы поддержки: абсолютно счетные, определенные, которые не будут иметь такой неограниченный характер».

Независимые эксперты подчеркивают, что компенсация Россией негативных последствий налогового маневра очень важна для белорусских НПЗ и нашей экономики в целом.

«Урегулирование вопросов, связанных с налоговым маневром, имеет большое значение для Беларуси, поскольку от этого зависит и стоимость топлива на внутреннем рынке, и конкурентоспособность белорусских нефтепродуктов на внешних рынках, и поступления бюджета», — полагает заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгий Гриц.

Он убежден, что без участия президентов Беларуси и России урегулировать вопрос, касающийся налогового маневра, будет невозможно.

«Вопрос компенсации — не чисто экономический, но и политический. Компенсация за налоговый маневр, возможно, будет увязана с реакцией Беларуси на керченский кризис, а также с позицией Беларуси по другим важным для России геополитическим вопросам», — считает Гриц.

При этом многие наблюдатели склоняются к мысли, что компенсировать все потери Беларуси, связанные с налоговым маневром, Россия не будет.

«Вряд ли Россия согласится полностью компенсировать Беларуси последствия налогового маневра. Скорее, речь может идти о частичной компенсации потерь», — предполагает старший аналитик форекс-брокера «Альпари» Вадим Иосуб.

В пользу этой версии говорит тот факт, что налоговые маневры Россия проводит уже не первый раз, и одна из целей предыдущего маневра, реализованного в 2015 году, как раз и заключалась в сокращении размера таможенных нефтяных пошлин, остающихся в распоряжении Беларуси.

На тот маневр Россия вынуждена была пойти, поскольку в 2015 году начал функционировать Евразийский экономический союз и прекратили действие соглашения, в соответствии с которыми Беларусь возвращала России пошлины на нефтепродукты, произведенные из российской нефти.

Теперь Москва пытается реализовать новый налоговый маневр, который может привести к сокращению оставшихся нефтяных бонусов, получаемых Беларусью.

«Начался большой торг. Белорусская сторона будет настаивать на получении компенсации на весь период проведения очередного налогового маневра, завершить который планируется в 2024 году. Однако если Минск предложения российской стороны не устроят, это может привести к тяжелому и затяжному конфликту между двумя странами», — предполагает экономический обозреватель Татьяна Манёнок.

Многие наблюдатели сходятся во мнении, что полностью урегулировать возникший спор Москве и Минску до конца года вряд ли удастся.

«Это слишком сложная проблема. Скорее всего, стоит ожидать, что по итогам переговоров будет найдено промежуточное, временное решение», — предполагает Гриц.

История белорусско-российских отношений говорит о том, что по сложным вопросам переговоры могут длиться годами.

«Последний газовый спор между Беларусью и Россией был затяжным, растянулся на 2015-2017 годы, дело дошло до ограничения поставок российской нефти в нашу страну. Вполне вероятно, что и в этот раз стороны быстро не договорятся, и придется еще долго сидеть за столом переговоров», — предположил Вадим Иосуб.


Дмитрий Заяц, Naviny.by

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Места: Беларусь (1843)

Метки: Экономика (12536)

Комментарии правила






Самое обсуждаемое




Новости партнеров

Загрузка...


Самое читаемое