Новый план индустриализации страны. Лишь бы хуже не сделали!

  • 16 мая 2018, 13:34
  • 226
  • 0



Опыт модернизации цементной промышленности и деревообработки показывает, что наши чиновники умеют успешно пускать на ветер миллиарды долларов

На протяжении последнего года Министерство экономики Беларуси готовило план по новой индустриализации страны. Отдельные параметры этого проекта стали известны еще в феврале 2018 года, но на сам проект обратили внимание лишь после того, как было озвучено количество проектов, которые могут быть реализованы на территории Беларуси — 1740.

Утверждение плана может состояться в июле 2018 года на заседании Совета министров. Данных о проекте пока немного. Предполагается создание атласа инвестора — карты Беларуси, на которой инвестор сможет выбрать необходимый вид деятельности и увидеть, в каких регионах те или иные услуги или товары могут быть оказаны или изготовлены.

Для реализации 100 крупнейших проектов по данному плану понадобится не менее 4 млрд долларов.

Основной вопрос, который возникает — а не повторят ли эти проекты судьбу уже модернизированных отраслей промышленности, и в частности цементных заводов и деревообработки?

Цементные заводы

История с модернизацией цементных заводов в Беларуси является примером того, что происходит, когда за такие процессы берутся отечественные чиновники.

Начало модернизации было положено указом президента № 691 от 19 декабря 2008 года. За период с 2008-го по 2013 год в модернизацию было вложено 1,2 млрд долларов. Идея заключалась в увеличении выпуска цемента для потребностей внутреннего рынка и увеличении экспорта данной продукции в Россию.

А поскольку собственных средств для реализации проекта не было, то решили привлечь китайские инвестиции, которые казались дешевыми. На практике кредиты получились совершенно не дешевыми, поскольку сроки ввода новых цементных линий были неоднократно сорваны, в том числе по причине поставки некачественного оборудования, бывшего в употреблении, которое долго не могли настроить и запустить.

В результате окно возможностей, которое было на момент старта проекта, закрылось — за время реализации проекта в России были построены несколько цементных заводов, суммарная мощность которых превышала возможности всех цементных заводов Беларуси.

Достаточно сказать, что только за 2011 год инвестиции в основной капитал цементных предприятий России составили более 1,3 млрд долларов. Цена экспортируемого цемента в 2012 году составляла 80 долларов, а к 2016 году снизилась до 41 доллара за тонну. И белорусский бизнес-план явно не был рассчитан на эти факторы.

В итоге две новые линии по производству цемента в Беларуси были запущены лишь во второй половине 2012 года, а третью линию запустили в августе 2013-го.

О том, насколько эффективной была проведенная модернизация, свидетельствует два факта — себестоимость производства и изменение планов по производству цемента в Беларуси.

Так, в июле 2014 года средняя себестоимость тонны цемента сухим способом в Беларуси составляла порядка 63 долларов, в Украине и России — 60 долларов, в Польше — 55 долларов.

В январе 2015 года принимается постановление Совмина № 51, в котором предполагалось, что суммарная мощность цементных заводов вырастет к 2020 году до 9,2 млн тонн. Но что-то пошло не так...

В декабре 2016 года вносятся корректировки в планы по производству цемента. Суммарная мощность на протяжение 2017-2020 годов планируется уже не выше 5,4 млн тонн, а амбициозные планы экспорта в 3 млн тонн в год превращаются в новые планы — 1,8 млн тонн.



Надо отметить, что экспортная география белорусского цемента очень узкая — в отдельные периоды поставки в Россию составляли 90% и более от общего объема экспорта.

В 2017 году значительно вырос экспорт в Украину, что вызвало негативную реакцию местных производителей цемента в связи с возможным подозрением белорусов в демпинге, поскольку средняя цена поставок цемента составляла 40 долларов за тонну, при этом для других рынков цены были выше на 20% и более.

Финансовые результаты модернизации еще более впечатляющие. «Кричевцементношифер» ни разу с момента окончания модернизации не получил чистую прибыль.

В финансовой отчетности за 2017 год чистый убыток данного предприятия по среднегодовому курсу составил 32,5 млн долларов. Предприятие увеличило прибыль от реализации товаров, работ и услуг по сравнению с 2016 годом более чем в два раза. Но этого совершенно недостаточно для погашения процентов по привлеченным кредитам — они превышали всю прибыль от текущей деятельности в 3,5 раза. И предприятие теперь будет работать только на погашение кредита, периодически обращаясь к государству за очередной порцией помощи.

Похожая ситуация складывается и по иным цементным заводам. Курсовые разницы, которые возникают вследствие кредитных обязательств, негативно сказываются на общей финансовой картине. А что произойдет, если цементные предприятия начнут начислять амортизацию? Об этом лучше не загадывать. Да и газ цементные заводы получают по особой цене.

Деревообработка

История модернизации деревообработки похожа на ситуацию с модернизацией цементной промышленностью.

Инвестиции в отрасль составили более 1 млрд евро. Модернизация осуществлялась на девяти предприятиях и сопровождалась громкими отставками и уголовными делами. Сроки модернизации были сорваны на большинстве предприятий.

Как и в случае с цементной промышленностью, основные причины убытков отрасли — снижение цен на продукцию на внешних рынках и затягивание сроков реализации проектов.

За прошедшие с начала модернизации годы валютная выручка на модернизируемых предприятиях только в 2017 году приблизилась к показателям 2013 года, не в последнюю очередь благодаря ситуации на внешних рынках. Но самое интересное происходило в части финансовых результатов.

После того, как предприятия были переданы под управление Банку развития, их убытки только увеличивались. Все дело в том, как отображались финансовые результаты до момента прихода менеджеров Банка развития к управлению данными предприятиями.

На протяжении целого ряда лет некоторые предприятия деревообработки стабильно показывали чистую прибыль равную нулю, при этом получая убыток от реализации товаров и услуг, но получая доходы в значительном размере от прочей деятельности. Не исключено, что балансы предприятий сводились в нуль благодаря активной помощи государства.

За последние два года (2016-2017) только «Гомельдрев» показал чистую прибыль (в 2016-м). В 2017 году все 9 модернизированных предприятий деревообработки были убыточны, а совокупный убыток по ним превысил 60 млн долларов.

Экспорт у предприятий растет, но, как и в случае с цементной промышленностью, этого недостаточно для покрытия процентных платежей по ранее взятым кредитам.



Каков итог?

У нас есть убыточные отрасли. Есть платежи по кредитам, которые сами предприятия не смогут осуществлять в связи с несоответствием платежей по кредитам и прибыльности производства. Есть коллективы предприятий, которые оптимизируют.

Закрытие убыточных предприятий? Кто будет рассчитываться за взятые инвестиционные кредиты? А китайская сторона их не спишет. Отдельные предприятия деревообработки, возможно, через несколько лет выйдут в прибыль, но сколько это будет стоить дополнительно бюджету, хороший вопрос.

А ведь средства, которые израсходовали на модернизацию и которые столь «успешно» были освоены, можно было направить на снижение процентных ставок для работающих предприятий всех форм собственности, сокращение цен на природный газ, поддержку малого и среднего бизнеса, который еще работает в стране и не просит помощи у государства.

И до тех пор, пока чиновники не будут отвечать за результат, никаких положительных итогов от очередной модернизации ждать не стоит. Лишь бы хуже не сделали...


Дмитрий Иванович, naviny.by

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Места: Беларусь (1539)

Метки: Экономика (12037)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое




Самое читаемое