В Осиповичском районе обанкротившийся Елизовский стеклозавод реанимировали и продают

  • 07 апреля 2017, 11:14
  • 880
  • 0



Стеклозавод «Елизово» обанкротился и находится в процессе ликвидации: его не закрывают — продают. При этом за год предприятие из 9-миллиардных убытков вышло на 6-миллиардную прибыль, а на днях заново запустило простаивавший два года цех и приняло на работу еще 130 человек. Нынешнее руководство настаивает: предприятие должно оказаться в руках надежного частника, но никак не государства. Иначе — снова долги и экономическая яма. А от стеклозавода зависит жизнь всего поселка Елизово.


Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Стеклозаводу «Елизово» в одноименном поселке Осиповичского района в этом году исполняется 105 лет. Жизнь деревни и работа предприятия созависимы настолько, что смерть одного убьет другую. Поэтому после объявления завода банкротом в декабре 2015 года сельчане запаниковали: Елизово обречено на вымирание — все, кто потеряет работу, разъедутся, лишь старики останутся доживать свой век.

Стеклозавод был государственным, но в начале 2000-х годов 65% его акций перешли в частные руки — к австрийской Foton GmbH (ранее ATEC Holding GmbH). Остальными 35% владеет Государственный комитет по имуществу Беларуси. Компанию контролировал известный белорусский бизнесмен Александр Муравьев, которого в прошлом году задержали по делу «Мотовело», а в январе приговорили к 11 годам колонии.


Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

С момента объявления банкротом заводом не управляют ни Александр Муравьев, ни государство. Имуществом распоряжается антикризисный управляющий Николай Шевкунов, обязанности директора исполняет Вадим Сенкевич.


Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Сохранить коллектив и подняться с колен

Главной задачей, которая стала перед ними, была сохранить коллектив и обеспечить его работой, хотя санация означает приостановку хозяйственной деятельности. Руководство завода не только договорилось не сливать печи, что означало бы полную остановку производства, но и добилось открытия еще одного цеха и набора штата.

По словам Николая Шевкунова, еще одной важной задачей было не произвести продукцию, а продать ее. Если в 2015 году «Елизово» работала с десятком торговых домов, у которых оседала часть прибыли предприятия, то сейчас остался лишь один — «Торговый дом «Елизово».


Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

— Мы могли бы отказаться и от него и работать с производителем напрямую ради большей рентабельности. Однако, например, ликеро-водочные заводы должны рассчитываться в течение 90 дней, но на практике задерживают выплату. Для нас это неприемлемо. А торговый дом рассчитывается в сроки и в полном объеме, а по необходимости и делает предоплату, — объясняет Шевкунов.

Помимо оптимизации работы пришлось находить взаимопонимание с правительством. По инициативе елизовцев собрали совещание Совета министров, на котором подняли вопрос: когда белорусские производители будут «купляць беларускае»? На тот момент, по данным Шевкунова, минский «Кристалл» 75% бутылки покупал в России, Климовичский ликеро-водочный завод — 95%, Брестский — почти 50%.

— Почему на Елизово раньше не занялись этой проблемой, вопрос экономики и конкуренции, — говорит антикризисный управляющий. — Может, где-то сами прозевали тендеры. Но главный вопрос был в себестоимости продукции.

Исполнительный директор Вадим Сенкевич объясняет простую арифметику. Беларусь покупает газ примерно по 130 долларов за кубометр. Продает его стекольщикам, у которых газ занимает 22% себестоимости продукции, со скидкой по 180 долларов за куб. Еще 12% в себестоимость — затраты на электроэнергию. Итого больше трети цены белорусской банки или бутылки — это энергозатраты.


Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

— В воюющей Украине летом газ стоит 170 долларов — на 10 долларов меньше, чем у нас со скидкой. Стоимость электроэнергии в Украине летом — 5,5, зимой — 6,2 цента за киловатт. Итого энергозатраты занимают 20% в себестоимости стекла. В России стекольщики и вовсе платят за куб газа 65−70 долларов, за киловатт электроэнергии — 4,5−5,5 цента. Плюс зарплата: на Малиновском заводе в Украине она на уровне 130 долларов, у елизовцев — около 380 долларов. И в таких условиях нам нужно быть конкурентоспособными, — рассказывает Сенкевич.

— В начале 2016 года белорусская стеклянная бутылка стоила примерно 16 копеек — на две дороже, чем российская, продолжает Шевкунов, — Затем вышел указ президента об утилизационном сборе, по которому россияне должны были платить еще 4 копейки сверху за каждую поставленную бутылку. Однако, участвуя в тендерах в Беларуси, россияне об этом умалчивали, и выходило, будто их продукция дешевле. Пришлось и на это обратить внимание. После этого вопрос ставят так: если белорусские стекольщики отказываются поставить свою продукцию, только тогда можно везти из России бутылку без уплаты утилизационного сбора.

Продать, но не государству

После торговый дом «Елизово» начал выигрывать почти все тендеры на поставку стеклотары в Беларуси. К апрелю 2016 года одноименный завод пришел к комфортным условиям работы: начали формировать планы поступления денежных потоков, отпуска продукции. К концу года завод вышел из убытков в размере 9 млрд рублей на 6-миллиардную прибыль.


Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Тем не менее, ликвидационное производство означало неминуемую продажу. За год прошли семь несостоявшихся торгов. Цена имущественного комплекса снизилась до 15 млн долларов. Только к концу года, когда завод стал приносить прибыль, появились потенциальные покупатели.

— Мы предложили торговым домам купить нас. Это мировая практика и это логично: они как никто знают рынок, видят потенциал и, став владельцами производства, будут заинтересованы продавать белорусскую продукцию, — пояснил Шевкунов.

Позиция руководства — передать завод частнику, но не государству. Тот, кто вложит в него крупную сумму, будет стараться развивать предприятие, а значит, сельчане без работы не останутся. В противном же случае есть большой риск, что через два года стеклозавод снова скатится на дно.


Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Шевкунов объясняет: перераспределение заработанных госпредприятиями средств среди предприятий того же госсектора, которые не заработали ничего, для «Елизово» стало бы крахом. Политика государства понятна, но для завода, пытающегося встать на ноги, была бы губительной. И тем более стеклозавод не смог бы в таких условиях, например, поставлять продукцию многолетнему злостному дебиторщику.

— Один из торговых домов долго думал, прикидывал, считал, как те кроты в сказке о Дюймовочке, и решил: нужно покупать. Однако к последним в том году торгам они не успели. А по закону я в начале 2017 года сделал переоценку имущества. И новая цена потенциального покупателя ошарашила, — усмехается антикризисный управляющий.

Подорожали и расширились


Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Переоценка имущества показала, что стеклозавод «Елизово» за год подорожал на 1,5 млн долларов и стал стоить 16,5 миллионов. К такому повороту предполагаемый новый владелец «Елизово» был не готов. Торги не состоялись. Следующие пройдут 18 апреля. По закону, цена завода снизится на 10% до тех же 15 млн долларов, и у предприятия, скорее всего, появится новый собственник.

Несмотря на ликвидацию производства, руководство завода запустило цех, который простаивал два года, и набрало в штат 130 человек. Власти разрешили, уточняет Шевкунов:

— К запуску цеха мы подошли еще в прошлом году, так как был дефицит продукции на рынке. но у нас не было денег для этого. А инвесторы не хотели вкладывать средства, и это понятно: месяц работы цеха стоит миллион долларов. За год мы заработали достаточно средств, чтобы цех запустить.


Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Цех под номером четыре — второй из двух работающих на территории предприятия. Его законсервировал еще Муравьев, объясняет исполнительный директор Сенкевич: запасы готовой продукции росли, рынок был перенасыщен. Однако теперь и после его запуска «Елизово» все еще не может обеспечить потребности рынка — возможно, новый собственник решит построить еще один цех.

Оба цеха могут выпускать одинаковую продукцию, однако руководство решило, что первый, под номером два, будет изготавливать исключительно бутылку, а второй — под номером четыре — банку. Сезон еще не начался, а у обоих цехов уже есть заказ до середины мая.

— Будем и в Россию экспортировать. Там хорошая рентабельность, но есть сезонность — банки от полутора литров до трех нужны во время заготовки соков, маринованных овощей, — говорит Сенкевич. — Несмотря на разницу в себестоимости, наша банка конкурентная по цене и качеству — россияне сами свою банку называют целлюлитной. Если брать экспорт дальний, например, в Прибалтику, Польшу, то там у нас сильная конкуренция с Украиной. 

Будет «по пятьсот»

Сейчас общая численность сотрудников предприятия — около 500 человек. При этом с открытием нового цеха объем производительности труда вырос. По мнению нынешнего руководства завода, есть реальные перспективы увеличить зарплату сотрудникам до заданных 500 долларов в месяц. Сейчас средняя зарплата на предприятии составляет 750 руб., или около 380 долларов, говорит Вадим Сенкевич. 

В 2016 году по отношению к 2015-му зарплата выросла на 23%, а в первом квартале 2017-го по отношению к этому же периоду 2016-го — на 24%. Рентабельность продаж в прошлом году составила 10%. 

Таким предприятие получит новый владелец. Все полученные от продажи деньги задержатся на счетах «Елизово» лишь один день, а затем будут переведены главному кредитору — «Беларусьбанку», у которого завод занимал деньги на развитие производства. Однако и эти средства не покроют долг в размере 18 млн долларов. 

За первый квартал 2017 года по сравнению с первым кварталом 2016-го производство продукции в физическом исчислении выросло на 11%, а экспорт — на 23%. Однако даже с запуском еще одного цеха предприятие работает с колес: на складе — всего 6-дневный запас продукции, а по нормативам его должно хватать на 35−40 дней. Выпуск продукции в денежном выражении увеличился на 32%. 

Общая кредиторская задолженность предприятия составляет 30 млн долларов, говорит Николай Шевкунов. Остальные кредиторы — поставщики сырья, энергетики — денег не получат. Однако получат крепко стоящее на ногах предприятие — клиента, который будет работать стабильно, подчеркнул антикризисный управляющий. А это гораздо лучше, чем ничего.


Анжелика Василевская, TUT.BY

Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Места: Осиповичи (193)

Метки: Экономика (13148)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...




Самое читаемое