Мама погибшей девушки тоже обжаловала расстрельный приговор (18+)

  • 11 февраля 2019, 11:47
  • 6862
  • 0
Фото: Bobr.by


Как известно, 09.01.2019г. судебная коллегия по уголовным делам Могилевского областного суда , признала обвиняемого бобруйчанина виновным в преступлении, предусмотренном ч.2 ст. 139 УК Республики Беларусь («убийство двух лиц с особой жестокостью») и назначила ему исключительную меру наказания — расстрел.

На сегодняшний день с приговором не согласились двое: сам обвиняемый и мама убитой девушки.

Нина Алексеевна любезно согласилась пояснить городскому порталу «BOBR.by», в чем именно она не согласна с приговором.

Из соображений корректности мы, с разрешения Нины Алексеевны, позволили себе смягчить некоторые ее категоричные высказывания и изложить некоторые эмоциональные моменты в более бесстрастной форме. Напоминаем, что сказанное отражает лишь ее взгляд и мнение.

— Уважаемая Нина Алексеевна, всем очевидно, почему обвиняемый обжаловал расстрельный приговор самому себе. Но что заставило это сделать Вас, с чем в приговоре не согласились Вы?

Скажу сразу, я обжаловала приговор не полностью. С приговором я не согласна только частично: в части вывода суда об обстоятельствах, смягчающих ответственность обвиняемого.

Согласно приговору суда, «при назначении наказания обвиняемому смягчающими его ответственность обстоятельствами судебная коллегия, в соответствии с п.п. 1, 2 ч.1 ст.63 УК Республики Беларусь признает его явку с повинной и чистосердечное раскаяние в совершенном преступлении».

Вот именно с этим выводом суда я не согласна.

— Но почему Вы считаете, что этот вывод неверен?

Я внимательно изучила приговор. Во многих местах судебная коллегия установила много обстоятельств, которые отрицают желание обвиняемого раскаяться и повиниться в соделанном. Однако, верно установив и оценив все эти обстоятельства, тем не менее, суд пришел к совершенно неожиданному выводу, прямо противоположному тому, о чем говорят обстоятельства!

— Нина Алексеевна, не могли ли Вы разъяснить нам свою позицию?

В апелляционной жалобе на приговор я привожу цитаты из приговора, которые, по моему мнению, убедительно опровергают вывод судебной коллегии о явке с повинной

I. «Явка с повинной отсутствует».

1. Непосредственно после преступления и вплоть до задержания сотрудниками милиции обвиняемый занимался тем, что старательно уничтожал улики — следы преступления (замывал кровь, уничтожал следы рук на орудиях убийства, выбрасывал одежду и пр.). 

Как установлено приговором, обвиняемый «поместил в ванную трупы... кровь на полу в ванной комнате убирал полотенцем, споласкивая его в раковине, и халатом матери... снял с трупов одежду и обувь, которую затем выбросил».

Как показал на суде сам обвиняемый (см. протокол судебного заседания), первым делом он пытался уничтожить следы на орудиях преступления, на месте преступления и на своей одежде. Цитата из показаний обвиняемого:


  • Вымыл руки. Помыл нож. Помыл молоток и положил в шкаф с инструментами. 
  • Что я ощущал, о чем думал? Что натворил беды. 
  • Выпил пива. Покурил. 
  • Шорты я снял, они вообще были красного цвета. Замочил шорты в ведре, со стиральным порошком...
  • Решил, что нужно поспать. 
  • Проснулся в начале 12-го или без пятнадцати 12. 
  • Когда проснулся, решил убраться в квартире... 
  • Убирал кровь с пола полотенцем. В раковине его споласкивал. 
  • Девушки полусидя сидели в ванной, их ноги свисали с ванной и я заметил, что с их одежды на пол капает кровь. Решил снять с них всю одежду. Нижнее белье снималось само, с одеждой. Пока снимал одежду меня вырвало 2 раза, тошнило. 
  • Убрался. Окровавленную одежду девушек выбросил в мусорный контейнер. 
  • Купил пива, выпил во дворах. 
  • Купил еще пива, а также пакеты для мусора. Они продавались по скидке и были необходимы для уборки.
  • Когда сидел во дворе, ко мне подошли сотрудники милиции и предложили пройти с ними.

Таким образом, из показаний обвиняемого следует, что вплоть до встречи с сотрудниками милиции он занимался тем, что старательно уничтожал следы преступления. Такие действия совершенно расходятся с его словами о том, что он раскаялся и стремился обратиться в милицию.

Обвиняемый, в силу своей криминальной биографии, осведомлен о том, как следствие по следам на месте преступления восстанавливает событие преступления. Он не мог не знать о том, что уничтожение следов на месте преступления и орудиях убийства затруднит расследование дела и стремился достичь этой цели. Он не мог не знать о том, что запрещено изменять обстановку на месте преступления, более того, он именно стремился скрыть то, что произошло в действительности и намеревался пустить следствие по ложной версии.

Данные обстоятельства, установленные приговором, опровергают вывод суда о явке с повинной со стороны обвиняемого.


2. Радовался в магазине, весело разговаривал, показывал язык 

На видеозаписи из магазина видно, что подсудимый в веселом настроении, общительный, со всеми разговаривает, шутит, показывает язык кому-то из покупателей. Интересуется акцией — покупает 3 рулона мусорных пакетов. Умершие девушки в это время лежали в ванной.

Из этих действий не видно, что обвиняемый испытывает раскаяние, вину и совершает подготовку к явке с повинной.

Данные обстоятельства, установленные приговором, также опровергают вывод суда о явке с повинной со стороны обвиняемого.

3. Интересовался скидочными акциями в магазине 

Как установлено приговором, обвиняемый купил пакеты для мусора в связи с акцией по снижению цен на них.

Какая была необходимость помещать трупы в ванную, снимать с них одежду? Сложно представить, что человека, совершившего преступление, могли интересовать скидки.

Из этих действий также не видно, что обвиняемый испытывает раскаяние, вину и совершает подготовку к явке с повинной.

Данные обстоятельства, установленные приговором, также опровергают вывод суда о явке с повинной со стороны обвиняемого.

4. Обвиняемый боялся потерять работу. 

Одновременно с этим, обвиняемый боялся потерять работу. Он позвонил начальнику и под вымышленным предлогом) якобы, его сожительница попала в ДТП и он отвозит ее в больницу) попросил отгул. Для чего нужно было придумывать ДТП с его сожительницей, для чего нужно было искать уважительные причины для отсутствия на работе, если обвиняемый готовился явиться с повинной?

Все это также говорит о надуманности объяснения о решении явиться с повинной.

Данные обстоятельства, также опровергают вывод суда о явке с повинной со стороны обвиняемого.

5. Признался в убийстве только после задержания милицией и после обнаружения тел. 

Как установлено приговором, «из протокола административного задержания следует, что обвиняемый был задержан 20 июля 2018 года около 17 часов 30 минут во дворе дома № 31 на улице М.Лынькова за нахождение в состоянии алкогольного опьянения (том 1, л.д. 129)... После задержания 20.07.2018 и обнаружения в кв. № 59 дома № 31 по ул.Лынькова в 16 часов 30 минут 20.07.2018 трупов Климовой О.А. и Крюшкиной К.А., обвиняемый в 22 часа 40 минут дал явку с повинной...»

Обвиняемый признал на суде и приговором установлено, что обвиняемый слышал, как потерпевшие перед смертью звонили в милицию, называли своего будущего убийцу и называли адрес будущего места преступления, то есть он имел все основания полагать, что его будут разыскивать. Между тем, вплоть до задержания милицией он занимался тем, что старательно уничтожал улики. Обвиняемый был задержан милицией и признался в убийстве уже после задержания, когда уже были найдены тела потерпевших.

Таким образом, даже несмотря на то, что обвиняемому в момент признания формально не было объявлено постановление о возбуждении в отношении него уголовного дела, он осознавал, что с учетом задержания и обнаружения в его квартире трупов потерпевших, он не имел никаких возможностей избежать уголовной ответственности.

Данные обстоятельства, установленные приговором, также опровергают вывод суда о явке с повинной со стороны обвиняемого.

Общий вывод: явка в милицию с повинной у обвиняемого отсутствует. 

Человек, который является в милицию с повинной, имеет возможность избежать задержания, но из-за чувства вины не пользуется этой возможностью и идет навстречу своей ответственности.

Обвиняемый:

1) В милицию не являлся, он был задержан.

2) Знал, что его разыскивают по звонку убитых девушек.

3) Предпринял все меры для сокрытия улик.

4) До последнего скрывал преступление, даже находясь в милиции.

5) Признался в преступлении только после того, как узнал о том, что в квартире его матери нашли трупы убитых им девушек и возможности уйти от ответственности уже у него не было.

В этих действиях нет ни явки, ни повинной!


II. «Чистосердечное раскаяние отсутствует».

1. Пытался запутать суд и переложить ответственность на потерпевших, чтобы уменьшить степень своей вины.

Как установлено приговором:

«в ходе всего предварительного расследования обвиняемый виновным себя признавал частично... пытался по возможности уменьшить степень своей вины, указывая на противоправные действия потерпевших, спровоцировавшие его на совершение особо тяжкого преступления». «Доводы обвиняемого, что со стороны потерпевших имело место нападение на него: Климовой О.А. — с молотком, а Крюшкиной К.А. — с ножом, в результате чего он был вынужден обороняться, судебной коллегией проверены и признаны необоснованными...» «На основании изложенного, судебная коллегия в действиях обвиняемого не усматривает необходимой обороны, в том числе и превышения его пределов».

На протяжении всего процесса обвиняемый пытался избежать ответственности, переложить ее на потерпевших.

Так, обвиняемый показал, что молоток, с которым на него, якобы, напала Олеся Климова, находился в ванной. Между тем мать обвиняемого показала, что данный молоток всегда находился в шкафу снаружи ванной.

Кроме того, на двери зафиксированы отпечатки от ударов данным молотком — с внешней стороны двери.

Из телефонного звонка в милицию следует, что девушки не могли выйти из квартиры и заперлись в ванной. Кроме того, экспертиза нашла много характерных следов крови потерпевших на кухне, что говорит о том, что девушки были извиты еще до того, как они заперлись в ванной.

Обвиняемый до последнего пытался запутать суд относительно своих мотивов и целей на убийство.

Человек, который действительно раскаялся в убийстве с чистым сердцем — так себя не ведет! 

Даже очевидному убийству с особой жестокостью двух человек обвиняемый на протяжении всего процесса старался придать положительный личностный смысл для себя, найти какое-то оправдание для этого, надежду встретить если не снисхождение, то понимание! Видно, что угрызения совести у него отсутствуют напрочь. Он не ощущает ни жалости, ни сострадания по отношению к своим жертвам, которых одну он бил молотком по голове 30 раз так, что по квартире находили осколки головы, а другой воткнул нож в горло и еще повернул его, чтобы уж наверняка!

Данные обстоятельства, установленные приговором, опровергают вывод суда о раскаянии обвиняемого.


2. Всего не сообщил, много утаил. 

Как установлено приговором, «доводы обвиняемого о том, что он не помнит всех произошедших событий с момента выхода из кафе до того, как он проснулся после 11 часов 20.07.2018, судебная коллегия считает необоснованными и расценивает как избранный им способ защиты».

Как видно, обвиняемый много утаил из произошедшего, что также не может считаться чистосердечным раскаянием.

Данные обстоятельства, установленные приговором, также опровергают вывод суда о раскаянии обвиняемого.

3. Так и не пояснил, чем же вызвана такая неадекватная нечеловеческая ненависть к малознакомым людям. 

Как установлено приговором, «Олесе... нанесено не менее 77 ударов по голове и разным частям тела, из них не менее 48 ударов по голове... Кристине... нанесено не менее 16 ударов в разные части тела, из них 2 удара ножом в шею и голову...»

Таким образом, со стороны обвиняемого невыясненной осталась запредельная нечеловеческая жестокость, с которой обвиняемый убивал потерпевших. Его объяснения («разозлился из-за того, что выбросили ключи») были признаны судом надуманными и необоснованными, но истинные свои мотивы обвиняемый так и не озвучил.

Данное обстоятельство также опровергает вывод суда о раскаянии обвиняемого.


4. Психологическая характеристика обвиняемого уже после убийства. Как установлено приговором (листы 45-46), «у обвиняемого при психологическом исследовании выявлены следующие индивидуально-психологические особенности: ... упрямство, нетерпимость к иным мнениям, эгоцентризм в контактах без глубокой привязанности, эмоциональная неустойчивость, чувствительность к критическим замечаниям в свой адрес, вспыльчивость, обидчивость, отсутствие склонности к рефлексии при тенденции к „застреванию“ на отрицательных эмоциях..., протестные реакции в случае императивного давления окружающих, возможны взрывные реакции, вспышки гнева. В социально значимых ситуациях проявляется умение менять стиль поведения в зависимости от настроя окружающих, подчеркивание альтруистических тенденций при соблюдении собственных интересов. Ведущие потребности — ... стремление потворствовать своим эгоистическим потребностям. Наиболее вероятные реакции на стресс — ... внешнеобвиняющие реакции. Типичные защитные механизмы — ... проекция своей недоверчивости и агрессивности на окружающих людей, построение ригидной системы доказательств своей правоты, с трудом поддающейся коррекции».

При этом среди признаков личности обвиняемого абсолютно отсутствует раскаяние, признание своей вины, сожаление, альтруизм и прочие характеристики, которые могли бы свидетельствовать о раскаянии, о том, что обвиняемый изменился и переживает за содеянное.

Напротив, такие качества как «умение менять стиль поведения в зависимости от настроя окружающих, подчеркивание альтруистических тенденций при соблюдении собственных интересов, построение ригидной системы доказательств своей правоты, с трудом поддающейся коррекции», не только противоречат выводу о раскаянии обвиняемого, но и исключают его.

Данные обстоятельства, установленные приговором, также опровергают вывод суда о раскаянии обвиняемого.

5. Пять судимостей и 11 лет, проведенных в исправительных колониях, профилактическая работа милиции на свободе. 

Как установлено приговором, в свои 36 лет обвиняемый имеет 5 судимостей, 11 лет (в сумме) лишения свободы, большое количество времени, проведенного в профилактической работе милиции на свободе.

Другими словами, если бы обвиняемый имел желание и был бы способен раскаяться, он бы уже давно раскаялся. При этом, напротив, зная о том, как работает милиция и на что обращает внимание суд, обвиняемый имеет значительный «опыт» того, как имитировать раскаяние.

Повторно обращаю внимание на заключение психологической экспертизы: «В социально значимых ситуациях проявляется умение менять стиль поведения в зависимости от настроя окружающих, подчеркивание альтруистических тенденций при соблюдении собственных интересов».

Те, кто его освободили условно-досрочно в предыдущих судимостях, были достаточно опытными специалистами, однако, они были обмануты обвиняемым. Несмотря на признаки «раскаяния» и «исправления», которые проявлял обвиняемый для сотрудников исполнительной системы, на путь исправления он так и не встал.

Те, кто освобождал обвиняемого досрочно, этим самым гарантировали, что человек исправился и больше преступлений совершать не будет. Однако в последующем обвиняемый совершал все больше и больше преступлений, степень общественной опасности этих преступлений все больше увеличивалась, а промежуток между ними все больше сокращался.

Сейчас мы видим, что государственная уголовно-исполнительная система сделала большую ошибку, выпустив обвиняемого условно-досрочно. Ценой этой ошибки стали многие последующие преступления и жизнь двух девушек.

Данные обстоятельства, установленные приговором, также опровергают вывод суда о раскаянии обвиняемого.


«Мой вывод: раскаяние в содеянном у обвиняемого отсутствует». 

Убийство с особой жестокостью двух девушек никак не изменило обвиняемого. Как у него было до убийства «ведущие потребности — ... стремление потворствовать своим эгоистическим потребностям» (цитата из заключения экспертизы и приговора) — так они и остались. Как у него было до убийства «нетерпимость к иным мнениям, эгоцентризм в контактах без глубокой привязанности, эмоциональная неустойчивость, чувствительность к критическим замечаниям в свой адрес, вспыльчивость, обидчивость, отсутствие склонности к рефлексии при тенденции к „застреванию“ на отрицательных эмоциях..., протестные реакции в случае императивного давления окружающих, возможны взрывные реакции, вспышки гнева» — так они и остались после убийства.

Эксперты это установили, проведя психологическую экспертизу личности обвиняемого после убийства.

Признание своей вины, сожаление, самообвинение, альтруизм и прочие характеристики, которые могли бы свидетельствовать о раскаянии, о том, что обвиняемый изменился и переживает за содеянное — эксперты не установили.

Более того, на суде обвиняемый полностью продемонстрировал верность выводов экспертов!

 «В социально значимых ситуациях проявляется умение менять стиль поведения в зависимости от настроя окружающих» Непосредственно после преступления и вплоть до задержания сотрудниками милиции обвиняемый занимался тем, что старательно уничтожал улики (замывал кровь, уничтожал следы рук на орудиях убийства, выбрасывал одежду и пр.), знал, что его разыскивают по звонку убитых девушек, до последнего скрывал преступление, даже находясь в милиции, но после того, как узнал о том, что в квартире его матери нашли трупы убитых им девушек и возможности уйти от ответственности уже у него не было — осуществил «явку с повинной».

При этом, «доводы обвиняемого о том, что он не помнит всех произошедших событий с момента выхода из кафе до того, как он проснулся после 11 часов 20.07.2018, судебная коллегия считает необоснованными и расценивает как избранный им способ защиты».

— «Наиболее вероятные реакции на стресс — ... внешнеобвиняющие реакции. Типичные защитные механизмы — ... проекция своей недоверчивости и агрессивности на окружающих людей, построение ригидной системы доказательств своей правоты» 

Как установлено приговором, «в ходе всего предварительного расследования обвиняемый виновным себя признавал частично... пытался по возможности уменьшить степень своей вины, указывая на противоправные действия потерпевших, спровоцировавшие его на совершение особо тяжкого преступления».

«Доводы обвиняемого, что со стороны потерпевших имело место нападение на него: — с молотком, — с ножом, в результате чего он был вынужден обороняться, судебной коллегией проверены и признаны необоснованными...»

«На основании изложенного, судебная коллегия в действиях обвиняемого не усматривает необходимой обороны, в том числе и превышения его пределов».

Таким образом, все признаки раскаяния обвиняемого — это ни что иное, как «умение менять стиль поведения в зависимости от настроения окружающих», подчеркивание альтруистических тенденций (раскаяния) — только для соблюдения собственных интересов (избежать строгости наказания), а все попытки обвинить убитых девушек в их убийстве — это ни что иное, как проекция своей агрессивности на окружающих, построение ригидной системы доказательств своей правоты, т.е. его защитные механизмы. Раскаяния тут нет.


Именно поэтому я попросила вышестоящий суд изменить приговор в части вывода суда о наличии обстоятельств, смягчающих ответственность, исключив из приговора этот абзац («При назначении наказания обвиняемому смягчающими его ответственность обстоятельствами судебная коллегия, в соответствии с п.п. 1, 2 ч.1 ст.63 УК Республики Беларусь признает его явку с повинной и чистосердечное раскаяние в совершенном преступлении»).



Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/mogilevonline



Люди в материале: Олеся Климова (3), Кристина Крюшкина (2)

Места: Бобруйск (1396)

Метки: Криминал (7196), Главное (2724)

Комментарии правила




Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...




Самое читаемое